Путь пешки 1. Начало

Размер шрифта: - +

Глава 5

Олег стоял и что-то высматривал в стороне леса. Олеся, сидя на земле, заплетала свои длинные волосы в косу, Домка с умиротворенным видом валялся неподалеку. Я подошла сзади к Олегу и робко начала:

— Олег, ты прости меня, а? Так мерзко на душе! Прости, пожалуйста, это была просто нервная вспышка. Ну что ты молчишь?

Олег наконец-то обернулся, глаза его опять согревали — видимо, он уже не злился.

— Да ладно, я виноват не меньше тебя. Я должен был держать себя в руках. Давай просто забудем об этом…

— Ну, вот и чудненько! Мир?

Я по старой привычке протянула ему руку, но потом кое-что вспомнила.

— А, ну да, ты же обещал! Зато я тебе ничего не обещала!

Я обняла ладонями его лицо, подтянулась на носочках и как можно мягче поцеловала его в уголок губ. Вышло это вполне невинно, зато с чувством. Олег даже расплылся в довольной улыбке и еле слышно произнес:

— Бесёнок!

— Пусть будет так! — покладисто согласилась я - Так в чем дело, почему ты так напряжен?

— Турки что-то долго нет.

— А что могло случиться?

— Даже не представляю. Он пошел в деревню, пошел давно, а идти туда налегке — около часа быстрым шагом…

— Ну, будем надеяться, что с ним ничего не случилось. Тем более, он же у вас ворошиловский стрелок.

— Какой?

— Ну, в смысле — хороший стрелок.

— Да, конечно…

К нам подошла Олеся.

— Пойдем, выкрутим твои штаны.

— Откуда выкрутим?

— Не откуда, а как. Пойдем, покажу.

И она показала мне — один человек крутит штаны у пояса в одну сторону, а другой штанины — в противоположную. В итоге влаги остается намного меньше. Не хуже центрифуги!

— Ладно, будем устраиваться на ночлег. Если до темноты он не придет — пойду искать, а вы останетесь с собакой и костром.

Мы занялись подготовкой костра и лежбища на ночь. Все это время я думала о том, как бы не хотелось оставаться втроем с Олесей и Домкой. Встреча с волками нагнала страху! Хотя, если поддерживать огонь — они, наверное, не подойдут. Но все равно как-то неуютно. От размышлений меня отвлек собачий лай. В быстро темнеющем лесу я разглядела высокую смуглую фигурку - к нам приближался Турка.

— Свои, Домка, свои!

Олеся и бешено размахивающий хвостом Домка побежали навстречу Турке. Мы с Олегом радостно переглянулись и синхронно с облегчением вздохнули — у обоих отлегло от сердца.

***

Наконец, Турка подошел к нам. Он пришел не с пустыми руками — в одной он держал какую-то мертвую птицу, а в другой — увесистый мешочек размером со средний арбуз. Кроме того, он был обут — точно такие же мокасины я видела в детстве в фильмах об индейцах. Олег тоже заметил это и тревожно затараторил:

— Откуда обувь? Ты был на реке? Что-то случилось?

Турка кивнул, бросил птицу на траву — она оказалась очень красивой, светло-серой с явными черными полосками под крылом и маленьким красным клювом. Домка очень ей заинтересовался, но Олеся, совсем уже бесстрашно отогнав пса, привычными движениями стала сдирать с несчастной птицы перья. Вот тебе и девочка-Божий Одуванчик! Мне было неприятно за этим наблюдать, и я отошла чуть в сторону под предлогом собрать еще дров — благо в сосновом лесу в этом недостатка нет.

— Ладно, если ничего срочного — отдохнешь, поедим, потом все расскажешь — услышала я Олега.

Интересно, как это немой Турка будет что-то рассказывать? Посмотрим.

А есть-то как хочется после всех этих купаний! Должен был остаться хлеб, хотя он мне уже порядком приелся. Я собрала дров и уже направилась к костру, но увидела, что Олеся до сих пор ковыряется с мясом. Нет, смотреть на это я не хочу. Зато я с благодарностью заметила, что внутренности она аккуратной кучкой складывает на вчерашнюю тарелку, наверное, для Домки.

От нечего делать я увлеклась обустройством нашего «стола» — расстелила две шкуры по обе стороны от костра, а две остальных сложила стопочкой, чтоб кто-то мог на них облокотиться. Может они едят, сидя на земле — чтоб шкуры сохранились подольше, но на мой взгляд, сидеть на мягком и теплом намного приятнее.

И тут я увидела, как Олег разводит огонь — настоящим кремниевым кресалом, прямо как в учебниках истории. Да, не такие уж они и дикари! Ножи, гончарные изделия, кресало… Только сейчас я заметила, что все ткани — одежда всех троих, мешки и мешочки, моя юбка — абсолютно идентичны. Интересно, откуда это? Я подошла к Олесе, которая в этот момент уже нанизывала тело такой некогда красивой птицы на железный кованый шампур и потом установила его на двух таких же рогульках, предварительно вкопанных в землю. Вот это да — это же явные следы цивилизации! А вчера я этого всего и не заметила.

— Это для собаки? — спросила я Олесю, кивнув на тарелку.

— Да! — Олеся, судя по всему, уже совсем ко мне привыкла и приветливо улыбалась.

— Спасибо большое! — искренне поблагодарила я и понесла блюдо немного подальше, чтоб Домка не чавкал у стола.

  Часть птицы уже жарилась на шампуре, все трое нетерпеливо ждали ужина и молчали, предпочитая сначала поесть.

Турка вальяжно разлегся на шкурах, как какой-то хан на диванных подушках. Неожиданно вечернюю тишину и потрескивание костра разорвал ритм транса и раздраженный голос Олега:

— Да выключи уже его — сколько можно?!

Турка встрепенулся и сел, недоуменно моргая. Олег и Олеся тоже переводили взгляд друг на друга с открытыми от удивления ртами. Я первой сообразила, что это было и зашлась в истерическом хохоте. Похоже, при отсутствии карманов Олеся сложила свой драгоценный плеер в стопке шкур, а я, не зная этого — выложила эту стопку и Турка, облокотившись, нечаянно включил плеер. А там записанные речи Олега — уж не знаю, нарочно она их записывала или случайно…



Татьяна Лемеш

Отредактировано: 17.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться