Путь пешки 1. Начало

Размер шрифта: - +

Глава 2

И вот, подъем окончен! Выйдя из тени деревьев, мы с Домкой попали на разогретую солнцем полянку. Похоже, обходя болото, мы вышли даже за черту города — я не заметила никаких следов человека вокруг. Над степными цветами с глухим жужжанием носились пчелы, медовый запах обволакивал, хотелось просто поваляться в этой нагретой траве, после всех треволнений понежиться на солнышке…

— Ребят, я так понимаю - нам еще нужно какое-то время идти до города? Так почему бы не сделать небольшой привал, минут так на десять? Честно говоря, я устала — это была правда, у меня до сих пор ныли после падения мышцы, горели многочисленные синяки и ссадины.

— Как хочешь. — буркнул кареглазый, усаживаясь по-турецки в траву. Я безо всякого неуместного стеснения вытянулась неподалеку. Трава была мягкой, но местами колола кожу, между поясом штанов и короткой футболкой. Я так и не надела рубашку… Да ладно, почти летом, на природе, короткий топ — самая подходящая одежда! Мы находились довольно высоко от уровня моря, солнце припекало сильно, но прохладный ветерок не давал прочувствовать жару. Прекрасная погода, хотя уже сентябрь. И так чисто! Неужели такое замечательное место неизвестно местным жителям или туристам? Интересно, Сашка меня ищет или наоборот - вздохнул с облегчением?

Где-то рядом пыхтел Домка. Нельзя слишком долго валяться — Домка не любит открытого солнца, слишком уж он большой и лохматый, да еще и черный. Хотя сейчас он, наверное, и не черный. Болотный монстр… А сама-то лучше? Расслабившись на теплом солнышке, я глупо хихикала. Открыв глаза, я обнаружила, что прямо на меня смотрит сидящий рядом кареглазый. Я тоже села и попыталась сделать умный вид, как и подобает «взрослой»:

— Я вам так благодарна, неизвестно — сколько бы я еще сидела в том болоте! Наверное, нам уже не очень много осталось идти, да? А у вас случайно нет чего-то попить? — брякнула я и тут же удивилась своей глупости — ведь ни у кого из них не было ни сумки, ни рюкзака — ничего такого, в чем можно носить воду или еду.

— Ты хорошо помнишь место, откуда упала? Сможешь его описать? — спросил кареглазый, отвязывая от пояса на бедрах какую-то странную мягкую флягу с деревянной пробкой и предлагая ее мне.

Да уж, по-видимому, они решили сыграть в «индейцев» или кого-нибудь там еще по всем правилам — фляга была явно животного происхождения, такой себе мешок из кожи. При ближайшем рассмотрении я содрогнулась — это была совсем не фляга, а кожаное нечто, больше всего напоминающее вывернутую наизнанку зверюшку. От ужаса и брезгливости я уронила ее на траву и с испугом спросила у кареглазого:

— Это что?

Он, криво ухмыляясь, наблюдал за мной:

— Бурдюк.

— И в нем…

— Вода. Не беспокойся, он отлично выделан и вода там чистая и свежая, можешь пить без опаски.

Н-да? Я подняла бурдюк с травы, аккуратно держа двумя пальцами за самый край горлышка возле пробки. В моей мирной жизни мне не приходилось такое видеть, а уж тем более — держать в руках! Кареглазый с улыбкой наблюдал за моими метаниями. Жажда оказалась сильнее. В конце концов я решилась и аккуратно открыла пробку. Не касаясь фляги губами, но все же подпирая эту мягкую гадость второй рукой, я напилась вволю. Я с опозданием подумала, что может это у них последняя вода, а обычная в бутылках для «индейцев» не котируется. Вода оказалась явно не хлорированной и очень вкусной. Откинувшись назад, я немного вылила себе на лоб, и пока вода стекала, размазала ее по лицу. Потом мне захотелось слить на руки — и я помыла их до локтей. Процедура умывания подарила мне благожелательное и умиротворенное настроение. Я налила несколько раз в пригоршню воды, и Домка тоже попил. Потом я вылила еще немного  ему на голову и хорошенько втерла в шерсть.

— Извини, я почти всю воду извела — но ведь он может перегреться, схватить солнечный удар. Там на соседнем участке скважина, придем — наберешь, сколько захочешь…

Все трое смотрели на меня, мягко говоря, удивленно.

Кареглазый первым пришел в себя:

— Ты можешь описать место, откуда упала?

— Да, конечно. Участок стоит на горе. К нему от трассы ведет ужасная грунтовая дорога. Дом двухэтажный, довольно большой — наверное, считался особняком. Если встать спиной к этому проклятому оврагу, то слева спуск с горы, вдалеке видно море. Даже нет, его не видно, но линия горизонта слишком ровная, голубая и светлая для суши. Справа гора поднимается еще выше. А если смотреть прямо, стоя все также спиной к оврагу, то увидишь две горы — одна большая, другая примерно вдвое меньше. Там, где они стыкуются, какие-то белые пятна — может, известняк? Эти горы очень уж правильной формы, гладкие и почти симметричные относительно вертикальной оси. Чем-то все это дело напоминает двугорбого верблюда… Это все, что я успела рассмотреть.

Согласна, несколько сбивчивое и путаное объяснение — но это же не повод слушать меня с открытым ртом и смотреть, как на сумасшедшую?!

И вдруг меня осенила догадка — а может, эти ребята сбежали из местной лечебницы и живут в лесу, пока поиски не прекратятся? Потому так и пообносились. Да и вообще — очень уж они странные!

— То есть ты уверена, что узнаешь это место?

— Ну конечно!

— Ладно, пойдем.

…Ну когда же мы дойдем?! Нестерпимо палило солнце, босые ноги исколоты колючками и репьями. Босоножки пришлось оставить еще на берегу болота — на одной безнадежно разорван ремешок, да и вообще — я не в том состоянии, чтобы идти на высокой подошве по такой жаре, да еще и по горам. Надо же, я — дитя мегаполиса, интернета и асфальта — и в такой ситуации!



Татьяна Лемеш

Отредактировано: 17.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться