Путь проклятого

Размер шрифта: - +

Глава 23. На границе серых территорий

Проклятый словно завороженный смотрел, как медленно проступает рисунок на скале. Вот появились перекладины входа: две вертикальные линии, и одна горизонтальная вверху, образовав букву П. Одновременно с ними, внутри “буквы”, на расстоянии, примерно на ширину ладони взрослого человека, возникали причудливые переплетения прямых, пересекающихся под всевозможными углами линий и полуокружностей. И хотя знакомство Михаила с китайской, или японской письменностью, ограничивалось тем, что иногда, он случаем забредал на сайты, созданные на языках этих стран, первой его мыслью, была мысль, об иероглифах.

Тем временем, наскальный рисунок, словно наливался цветом. Вначале серые контуры постепенно темнели, словно какой-то невидимый художник, щедро добавлял черную краску, и наносил ее на каждую черточку. Михаил не особо разбирался в цветовых оттенках, дизайнером он никогда не был, и всегда думал, что существует семь цветов радуги, как в считалочке “Каждый охотник желает знать…” черный, белый, и пять или шесть серых оттенков, которыми удобно делать заливку колонок в таблицах “Excel”. А остальное, как говорится от лукавого. Теперь, находясь около этих скал, он понял, что сильно заблуждался в цветовой гамме.

Ворота постепенно чернели. Проклятый, почему-то был уверен, что медленно проступающий наскальный рисунок, является именно воротами, хотя и не смог бы объяснить почему, даже если бы кто-то спросил его об этом. Оказалось, что не только серые, но и черные цвета, тоже могу быть абсолютно разными. Выглядит это примерно так: светло-черный, черный, очень черный, настолько черный, насколько это возможно, и еще чернее. Наконец цветовая трансформация закончилась, и в итоге он стоял перед возникшими из ниоткуда воротами. Их высота была примерно полтора его роста, а ширина как у обычной, среднестатистической двери в его доме. От рисунка, хотя Миша был уверен, что перед ним нечто большее, чем простой, пусть и красивый наскальный рисунок, веяло чем-то этаким ... и он никак не мог понять, чем? Тут смешивались и опасность, и любопытство, и даже некое предвкушение, словно за ним хранилось нечто очень желанное, хотя это мог оказаться и огонек свечи, на котором сгорит беспечный мотылек.

-В любом случае, я, похоже, нашел то, о чем говорил Магрес, - пробормотал
Проклятый, - он сказал увидеть что-то, а не исследовать это, так что пора, пожалуй, назад.
Миша развернулся, ища взглядом лестницу - его единственный ориентир в этих жутковатых скалах. Вот и она, его дорога в резиденцию мага. Как говорил колдун, достаточно просто смотреть на нее и идти вперед. Это пара пустяков….

Через час (а может, прошло несколько минут или несколько дней), Проклятый понял, что сильно ошибся, вернуться оказалось не так уж легко. Он бодрым шагом направился обратно, при этом принялся насвистывать мотивчик из “Розовой пантеры”. Каменная дорожка приближалась, и в какой-то момент он просто решил проверить, сколько ему осталось пройти по влажной земле, прежде чем под ногами окажется твердый камень. Один взгляд на дорожку, и на следующем шаге он чуть было не расквасил нос о скалу. Ругнувшись, Проклятый тем не менее отметил, что рисунок ворот немного побледнел, и стал не настолько темным.

Пообещав себе впредь быть более внимательным, Михаил вновь отправился к “выходу”. Солнце сбоку, вроде и видишь боковым зрением, но в тоже время, оно словно постоянно ускользает, а ведь он никогда не видел Этанийского небесного светила, интересно же, как оно выглядит. Моментальный взгляд в бок. Солнца он так и не увидел, зато снова оказался около скалы с нарисованными воротами. Может это и не ворота? - у Проклятого уже начали появляться сомнения по этому поводу. Пообещав себе больше не отвлекаться ни на что, Миша пошел к лестнице в третий раз.

Кожей почувствовал взгляд в спину, неприятный и оценивающий. Сзади точно кто-то есть, и оно крадется за ним. Этого кого-то не слышно, ну или почти не слышно, но оно есть! Выбралось из скалы, сквозь черные ворота, и совсем не против закусить беспечным Проклятым….

Оборачиваться нельзя, но желание сделать это пересилило, оно намного сильнее тонкого голоска разума. Как и следовало ожидать, сзади никого не оказалось, зато впереди, вновь появилась скала, с уже успевшим опостылеть изображением.

-Никогда, никогда больше не стану смеяться над теми, кто умудряется заблудиться в трех соснах! - пообещал он неизвестно кому, - может быть, они тоже попадали в какие-нибудь аномалии?

Услышали его обещания или нет, осталось неизвестным, и внешне ничего не изменилось: скала, заманчивый рисунок, лестница, как путеводная нить, и солнышко сбоку. Да, еще тишина... неприятная такая тишина, надо заметить.

-Все! Хватит!

Михаил постарался разогнать гнетущее безмолвие собственным голосом. Получилось не очень, как-то хрипло и неубедительно.

Новая попытка. На этот раз он шел словно андроид, передвигая почти негнущиеся ноги и стараясь не сводить взгляда со ступенек. Даже дышать он начал через раз. Нервное напряжение не прошло даром, видимо он непроизвольно перенапрягся, поэтому заболела шея, начала ныть спина. Вдобавок еще, несмотря на то, что жарким данное место назвать было нельзя, пот начал струиться по лбу заливая глаза. Миша вытер его рукавом раз, второй. Начало щипать глаза, и он зажмурился, давай им отдых, а когда вновь открыл, увидел уже привычный, можно сказать ставший родным рисунок на скале.

Проклятый запрокинул голову и заорал в равнодушное небо. Хорошенько прокричавшись и подавив таким нехитрым способом нарастающую панику, Михаил принялся думать. По всей видимости, это место не так уж просто, как казалось вначале.

Тогда он решил поэкспериментировать, для чего отошел на пять шагов от скалы. Несколько раз моргнул – ничего, закрыл глаза на секунду, потом на две – все без изменений, но стоило довести до трех, как опять вернулся в исходную точку. Значит, моргать можно, а вот, например, протирать уставшие глаза кулаками нет. Затем Миша принялся исследовать: насколько можно отвести взгляд от лестницы, и можно ли играть глазами, например, скользить по ступенькам вверх-вниз. Так, выяснив, что главное видеть сами ступеньки, Проклятый предпринял очередную попытку выбраться отсюда.

Снова возникло ощущение взгляда в спину, и не только, казалось, что-то вязнет на ногах, и мешает идти. Вспомнилась детская сказка: “Волшебник изумрудного города”. Как герои шли по пустыне, и не могли отойти от колдовского камня, поставленного злой колдуньей, то ли Бастиндой, то ли Гингемой, он уже не помнил точно, кто из этих двоих отличился там.

В том мире, придуманном, ну точнее заимствованным, - да так звучит благозвучнее, чем сплагиаченным, или, упаси господи спизженным, - героям помогла местная ворона. В этом, ему похоже, на чью-либо помощь рассчитывать нечего. Шаг, второй, до счастья далеко… Вспомнилась песня “Серьги”. Не так уж и далеко, вон лесенка - рукой подать, главное не отвести взгляда. Он не был уверен, что сможет предпринять еще одну попытку дойти к лестнице, и с каждым шагом внутри крепло ощущение, что ему надо выбраться отсюда до того момента, как он очнется на Земле. Потерять сознание в этом месте будет плохая идея, очень плохая, он чувствовал это, а последние события научили Михаила доверять своим ощущениям.

Сорок, сорок один. Он считал шаги, а после тридцатого начал произносить цифры вслух, просто чтобы разогнать окружающую тишину. Миша не обращал внимание ни на злобный взгляд, который, казалось, готов был высверлить в его спине дыру, ни на солнце, ни на вяжущую слабость. Пятьдесят два, пятьдесят три… На семьдесят втором шаге земля под ногами сменилась на каменную дорожку, и идти сразу стало легче. Исчез взгляд, исчезла слабость. Он вырвался. Впрочем, еще не до конца выбрался из аномальной зоны, надо добраться до лестницы. Когда, еще через пятнадцать шагов, его нога встала на первую ступеньку, он готов был расцеловать это творение человеческих рук. Так, наверное, чувствуют себя выжившие пассажиры самолета, который совершил аварийную посадку.
Маг ждал его на балкончике. За время пока Проклятый барахтался около скал, тут появились пара кресел, небольшой столик с вином, и девушка, которая стояла, прямая как палка и незаметная словно тень. Увидев Проклятого, она склонилась в почтительном поклоне, и вновь выпрямилась. Магрес явно не привык себе отказывать в маленьких радостях, и сейчас это было очень даже кстати. Миша буквально свалился в одно из кресел, ноги дрожали так, словно он пробежал в бешеном темпе три километра, таща при этом на плечах штангу. Не спрашивая, он налил полный бокал вина, и залпом выпил. Чародей, тем временем, вновь раскрутил юлу, из чего Проклятый сделала вывод, что разговор намечается серьезный.

-Ты справился - начал маг, - вернулся довольно быстро. Считал шаги? - этот вопрос застал Проклятого врасплох.

-Да, а это было обязательно, чтобы вернуться? - он чувствовал некую злость, потому что, если это было необходимо, чародей мог бы и предупредить.

-Нет. Можно, например, думать, петь, или какие-нибудь мантры читать. Главное на чем-то сосредоточится. Подсчет шагов, обычно самое очевидное, и полезное.

-Полезное? - с каждой фразой, маг все больше ставил его в тупик.
-Да. Обратная дорога может быть короче или длиннее. Это зависит от идущего. Сколько ты прошагал?

-Семьдесят два до тропинки и пятнадцать по ней.

Миша решил в этом разговоре просто плыть по течению, за своим собеседником. Снова дала знать о себе жажда, и схватив пустой бокал, он потянулся к кувшину, но молчаливая служанка опередила его, наполнив вином его стакан.

-Неплохо для первого раза. Ну а теперь главный вопрос: ты что-то увидел в этих скалах?

Спрашивая, Магрес слегка подался вперед, и Проклятый с удивлением понял, что тот волнуется.

-Ворота. Ну точнее рисунок: две вертикальные линии, соединенные сверху горизонтальной, а внутри множество иероглифов, ну или чего-то такого, непонятного.

-Увидел сразу?

-Нет. Думал уже что там ничего нет, ну или я не способен рассмотреть, а потом поглядел на камни сквозь свою татуировку, причем с закрытыми глазами. Рисунок проступил, потом начал чернеть, и дальше я его уже видел постоянно.

Михаил рассказывал максимально подробно, сознавая, что почему-то это крайне важно для мага, а значит, автоматически, важно и для него.

-Хорошо. - Магрес удовлетворенно откинулся в кресле. - Очень хорошо.

-А что это за рисунок? - не удержался Проклятый.

-Это действительно ворота. К вопросу, куда они ведут, мы вернемся позже. Сейчас важно то, что ты их увидел, поэтому программа твоих тренировок слегка дополниться.

-Дополниться?

-Да. Тебе надо научиться ходить по этой дороге, от скал к лестнице. Во-первых, ты должен уметь вернуться с первого раза, а во-вторых, тратить на это не больше двадцати шагов.

Проклятого передернуло.

-Как этому можно научиться? - в растерянности пробормотал он.

-Многократными повторениями, но не сегодня, начинать лучше сразу после того как ты очнешься. Я не могу даже предположить, что случиться с тобой, если ты потеряешь сознание в этой местности.

-Понятно.

Проклятый помрачнел, и глотнул вина из бокала. Мысль о том, что придется вернуться к этим скалам пугала, но при этом он понимал, что никуда от этого не деться.

-После того, как ты научишься путешествовать по такой земле, а в твоем случае, я думаю, это произойдет быстро, мы поговорим о воротах. Они крайне важны, в том числе и для тебя.

-Почему, Вы думаете, - вновь перешел на Вы Проклятый, - что у меня это получится быстро?

-Исходя из личного опыта - улыбнулся чародей, - просто поверь мне в этом вопросе. Но учти, расслабляться нельзя. Скоро сюда прибудут твои старые и новые наставники, слуги и прочий люд, ты будешь тут жить и тренироваться. Запомни, сколько бы тут не было народа, никто, абсолютно никто, не сможет помочь тебе там. Заблудишься или запаникуешь - останешься там навсегда. 

-Навсегда. - Проклятый посмаковал это слово, и оно ему явно не понравилось.

В его жизни уже произошло одно крайне неприятное происшествие, и он всерьез опасался, что это будет также навсегда.

-Постараюсь, чтобы этого не произошло. А жить я буду тут из-за этих ворот?

-Ворота, и специфическая местность…. У нас в Этании таких мест хватает, и думаю, что в вашем мире можно найти подобные аномалии.

-Про наш мир, я что-то сильно сомневаюсь - улыбнулся проклятый, но Магрес не поддержал его веселья, оставшись серьезным.

-Неужели у вас не найдется каких-либо легенд, о таинственных исчезновениях, плохих местах, природных аномалиях? – промолвил Маг

-Да, есть конечно, но я всегда считал это сказками. Слишком много там противоречивой информации, и нет никакой конкретики.

-Я уверен, что и магию, и уменьшение в размерах, ты тоже считал сказками - на этот раз Магрес усмехнулся. - А то, что информация противоречивая, это как раз нормально.
Он неожиданно перегнулся через стол, посмотрев на Михаила почти в упор:

-Просто ее нет, и наверняка не будет там у вас какой-либо конкретной информации.
Миша не ответил, он думал о своем. Откуда, например, взялась фраза: “заблудиться в трех соснах”? Она раньше казалась если не смешной, то забавной уж точно. Но вот сегодня, он сам, грубо говоря, заблудился вообще на ровном месте, и без сосен…. На смену этой мысли пришла другая, совершенно неожиданная: Магрес очень заинтересован в нем, а нет ли у великого чародея серьезных проблем? Мысль была неуместна и несвоевременна, но не всякую неожиданную мысль легко прогнать. У мага могут быть проблемы непонятные простым смертным. Со своими коллегами по цеху, а то и с кем-то покруче. Этакая борьба бульдогов под ковром. И если это так, то может он, Проклятый, принял не ту сторону? А подумав так, он чуть было не расхохотался… не ту сторону…, надо же, как будто маги и чародеи выстроились в ряд, наперебой предлагая ему выбрать их покровительство.

-Вспомнил что-то?

Вопрос колдуна вывел Михаила из его излишней задумчивости, но говорить о своих сомнениях он не собирался, и ляпнул первое, что пришло в голову:

-Да так, Бермудский треугольник, парусник “Мария Селеста”. У нас есть местами какие-то аномалии.

-Серые территории есть везде…, - Магрес подождал, пока служанка наполнит его бокал, и, отхлебнув, продолжил: - но выглядеть они могут по-разному.

Миша ничего не ответил. Словосочетание - серые территории - напомнило ему о чем-то, но он никак не мог вспомнить и понять, о чем именно речь.

-Итак, сегодня отдыхай, - произнес Маг, - скоро прибудут уже знакомые тебе инструктора, и я надеюсь, что теперь понимаешь, насколько важна твоя физическая выносливость?

-Да, понимаю это гораздо больше, чем раньше, - произнося это, Миша взглянул на свои ноги, которые до сих пор еще ныли от излишнего перенапряжения.

-Кроме уже знакомых тебе людей, будут еще несколько специалистов и слуги. Кстати, – он кивнул в сторону девушки, - это Мира. Она будет прислуживать лично тебе. Меня не будет здесь еще несколько твоих пробуждений, поэтому вот еще два заклинания для твоей жены, заучишь их с Вайлесом.

Проклятый молча слушал Мага.

-А каждое твое пробуждение, советую начинать с похода к скалам. А сегодня отдыхай. Мира покажет тебе твои покои, она понятливая и догадается обо всем, что тебе нужно.

-Это ее талант? - уточнил Миша, окидывая девушку оценивающим взглядом.

-Можно сказать и так.

Магрес поднялся, давая понять, что разговор окончен и направился к двери, ведущей с балкона во внутренние помещения. Вдруг он остановился и произнес:

-Да, чуть не забыл.

Волшебник вернулся, положил на стол, некий металлический предмет. Проклятому понадобилось всего несколько секунд, чтобы догадаться, что перед ним лежит ключ.

-Это от двери, ведущей сюда, - подтвердил догадку маг, - я хочу, чтобы на этот балкон, не мог выйти никто кроме тебя и Миры, но и ей не стоит это делать слишком часто. Понятно, что мой запрет нарушить никто не решится, но лучше всегда закрывай эту дверь. Тут ты теперь сам по себе, иначе ничего не получится.

-Да, буду закрываться - согласно кивнул Проклятый, поднимаясь.

-Можешь допить вино, - остановил его колдун, - посмотри на скалы, и подумай, как будешь тренироваться, так сказать, пропитайся этим местом.

Маг оставил его в обществе молчаливой Миры.

-Ну, садись - Миша жестом указал на освобожденное чародеем кресло.

Уходя, Магрес забрал с собой артефакт, помогающий им общаться, и поэтому Миша попытался обратиться к Мире на Этанийском. Девушка послушно уселась на край кресла, и внимательно посмотрела на него.

Как же давно он не мог вот так, незатейливо, посидеть с бокалом вина, рядом с симпатичной девчушкой. При этом никуда не нужно спешить и не смотреть на нее снизу-вверх, или там сверху - вниз…. Если сидишь на шкафу, или высоко прибитой полочке”.
Когда же он жил в Шаарне, то вначале ему было совсем не до посиделок. Физическая и рутинная работа, попытки как-то подучить язык, поиски себя в новом мире, отнимали то немногое время, которое Проклятый пребывал в Этании. Позже, когда он начал жить уже в роскоши, все показалось некой сказкой, сном, и Миша относился к происходящему как к очень правдоподобному сновидению, не более того. Затем начались тренировки, и стало совсем не до посиделок.

Теперь же глядя на Миру, осторожно присевшую на краешек кресла, Проклятый понял - насколько ему не хватало такого в последние месяцы.

-Выпьешь со мной? - спросил он, протягивая пустой бокал.

Кажется, она испугалась. Михаил не мог быть уверен в этом на сто процентов, девушка хорошо владела лицом, можно сказать профессионально, но, тем не менее, у Проклятого создалось четкое впечатление, что в глубине ее глаз мелькнул страх. Пугать Миру он не собирался.

-Если тебя нельзя пить, - произнес он, медленно, тщательно строя предложение, - то я не настаиваю, тогда просто посиди тут.

Она кивнула с явным облегчением. “Возможно, просто это вино, слишком дорогое для обычных слуг” - подумалось Мише, а затем он просто выбросил это из головы, не желая портить наслаждение от отдыха.

Он пил вино, заботливо подливаемое Мирой, смотрел на горы, с изображенным на них странным рисунком, который скорее всего и не рисунок на самом деле, и впервые по-настоящему задумался - а есть ли возможность остаться тут навсегда? В какой-то момент пришло чувство голода, и Миша попросил девушку принести поесть. Машинально сделал это на русском, но она по всей видимости его поняла, потому что, плавно вскочив с кресла куда-то умчалась, а затем, довольно быстро вернулась, с большим подносом в руках. Видимо перед уходом, Магрес оставил соответствующие указания, и работа в его резиденции закипела. А может, кто-то тут жил постоянно, и сейчас вялотекущая активность, лишь сменилось бурной деятельностью.

Алкоголь постепенно делал свое дело. Мысли Проклятого текли все медленнее, зато все увереннее стали сворачивать куда-то не туда. Например, он все чаще посматривал на Миру, и в его взгляде все больше проявлялся интерес, мужской интерес. Невысокая, а на высокую он уже насмотрелся, будьте уверены! Стройная, даже худенькая, но там, где им и назначено природой, присутствуют соответствующие выпуклости. Светлые волосы до плеч, зеленые глаза. Еще когда она ходила за едой, Миша отметил ее плавную походку, то как она покачивает бедрами. Все это заводило Проклятого, вынужденно сидящего на голодном пайке.

Он поднялся, сразу встала и девушка. Миша не обратил на это внимания, подошел к перилам, облокотился, стараясь унять внутренний жар, который пока ограничивался лицом, Проклятому казалось, что его щеки пылают, но жар в любой момент грозил спуститься вниз, растечься по всему телу, вызывая то ли сладкую истому, то ли нервную дрожь. Чтобы отвлечься, он вновь мысленно вернулся к разговору с чародеем.

“Оружие!” Казалось бы, неуместное в данной обстановке словечко, возникло в голове, как иногда на пустом табло, вдруг, словно ниоткуда, возникает большая, красная надпись: “Осторожно!”, или еще какое-нибудь предупреждающее или запрещающее слово-указание. “Магрес хорошо относится ко мне, оружие надо чистить и ухаживать за ним”, - на смену одному слову пришла целая фраза. Еще более неуместная, но тем не менее, какая-то естественная. Почему бы и нет? Проклятый и близко не мог догадаться о планах чародея, а информацией владел лишь с его слов. “Главное, не быть у него в качестве камикадзе”, - пробормотал он под нос, и повернулся к Мире.

-Покажи, где моя комната? - попросил он, и девушка понятливо кивнув, повела его внутрь здания.

Проклятый шел чуть сзади, с удовольствием смотря на ее спину, ну если быть совсем точным, на низ спины. Если что, так и скажем жене - это была спина. Впрочем, одной Мириной спиной дело не ограничивалось. Проклятый также с неким интересом осматривал внутреннее убранство башни. Нет, он не был уверен, что эта резиденция мага так же является башней, но так уж устроен мозг: проще мыслить некими шаблонами. Башня в Шаарне, башня тут, в этом, пока безымянном месте. На похожие мысли (о башне), настраивало и внутреннее убранство. Было тут что-то общее с башней в Шаарне, разве что немного более тусклое. А возможно менее роскошное. Серый камень стен, зажженные, но странным образом не чадящие факелы. Пол устлан каким-то деревом, от коридора периодически ответвляются боковые ходы, а иногда в стенах появляются запертые двери. Они несколько раз поворачивали, и Миша не переставал удивляться тому, насколько все-таки большие загородные домики, принадлежат его радушному хозяину.

Наконец Мира распахнула небольшую дверь, и, посторонившись, пропустила Проклятого. Помещение было похоже на его прошлое пристанище, но поменьше и с голыми стенами. Хорошо хоть не каменными стенами, а деревянными (ну или выкрашенными под дерево), однако не это было главным. Тут было тепло, а из чего стены, об этом пусть эстеты беспокоятся.

-Зайди и закрой дверь.

Приказ дался легко, алкоголь смыл неловкость, и девушка послушно замерла посреди комнаты. Проклятый тем временем убедился, что ванна есть и тут, и самое восхитительное, есть теплая вода. Еще не горячая, видимо где-то там, на нижних этажах, в магических котельных, еще только начались работы.

Решив, что понежиться в горячей воде он сможет попозже, Проклятый повернулся к Мире. Она продолжала стоять, ожидая указания, и вдруг Мишу пронзила мысль: “полноте, а человек ли она? Может это какая-то заводная кукла?”. Подошел к ней вплотную, приобнял за талию, и уткнулся лицом в ее волосы. Девушка подалась навстречу, и то же обняла его за талию. От Мириных волос пахло чем-то растительно-горьким, и это так напомнило Мише его Иру, что он начал терять контроль, итак весьма ослабленный алкоголем и воздержанием. Провел руками по спине, скользнул по упругой заднице, почувствовал участившееся дыхание. Кровь отлила от головы, и подчиняясь универсальному закону сохранения, не пропала, а собралась в ином месте. Интересно - вновь мелькнула неуместная мысль, - а в магических мирах, действуют ли тут законы Ньютона? Но в создавшейся обстановке, мысль была признана ничтожной, неактуальной и несвоевременной, и безжалостно отброшена вместе с верхней одеждой.

Мира легкими движениями освободилась от платьица, оставшись лишь в тонких трусиках, и темном браслете на правом запястье. Почему-то именно вид этого тонкого и немного невзрачного украшения, окончательно сорвал его крышу. Жалкие остатки самоконтроля, сказав последнее, прости, покинули Проклятого вместе с остатками одежды.
Он прошелся языком по ее шее, коснулся затвердевших сосков, Мира изогнулась слегка застонав.

-Ты послушная девочка, - прошептал он, - сделаешь вид что хочешь, сделаешь вид что понравилось. А знаешь, пусть так и будет.

Он подхватил ее на руки, как же давно ему хотелось поднять девушку, а не быть поднятым ей, и уложив на кровать, навалился сверху. Уже ничего не могло помешать Проклятому прервать полосу воздержания. Кровь стучала в ушах. Странно стучала, все громче и громче. И в какой-то момент этот звук стал невыносим, и мир вокруг начал меркнуть. “О нет, только не сейчас!” - мелькнула мысль и в следующую секунду, он очнулся в своей коробке.

За окном еще ночь, но какие-то придурки на улице врубили музыку на полную, и несмотря на их восьмой этаж, казалось, что колонка расположена в соседней комнате. Проиграв еще пару секунд, музыка пропала. Он услышал, как заплакал разбуженный Валик, как встает Ира. Миша с трудом поднялся. По внутренним ощущениям, именно это тело, а не то, полученное им во сне, было оторвано от женских прелестей. В голове гудело, а в паху зудело.

-Да, я поэт-рифмоплет, - пробурчал он. - Лечь что ли, и попробовать закончить?
Но он знал - не получится. Не получится уснуть, и возможно оно и к лучшему. Есть время подумать, а нужно ли ему заниматься сексом с Мирой?

Тишина. После музыкального взрыва, разбудившего Проклятого, вернулось предрассветное спокойствие. Затих и Валик, убаюканный мамой, скрипнула кровать во второй комнате - это Ира вернулась досыпать. Миша вздохнул и загрузил ютуб. Начинался новый день.
 



Арет

Отредактировано: 10.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться