Путь рыцаря

Размер шрифта: - +

Глава 4. Неожиданная встреча

Яркое солнце играло на золоченых флюгерах и шпилях тонких ажурных башенок небольшого замка, словно чудом прилепившегося к скальному выступу над глубоким обрывом, на дне которого искрилась быстрая горная река. Воздух вокруг звенел от пения труб, приветствующих кавалькаду рыцарей в сверкающих доспехах и роскошных плюмажах. Один из них вырвался вперед, подбросив и поймав на скаку копье с серебристо-синим штандартом. Он не отрывал взора от увитого розами балкона главной башни замка, где застыла в ожидании прекрасная принцесса. Она знала, что к ней скачет принц из снов, который наконец-то нашел свою суженую и уже никому не даст ее обидеть. Копыта рыцарских коней застучали по мощеному мрамором двору замка, и сердечко юной принцессы радостно защемило в предвкушении скорой встречи…

- Иди работай!

Грубый окрик вдребезги разбил чудесный сон. Съежившаяся в уголке большой, сплошь заставленной столами залы в придорожном трактире девушка в рваном платьице вздрогнула и открыла глаза. Сообразив, что опять задремала в рабочее время, она со всех ног бросилась к хозяину трактира, с грозным видом барабанившему пальцами по барной стойке. Кто-то из завсегдатаев этого уважаемого в окрестных краях заведения поставил ей подножку, и девушка упала, сопровождаемая оглушительным хохотом и едкими шуточками собравшихся скоротать проливной дождь за кружкой пива поселян. Пряча от ухмыляющихся пьяных рож глаза, на которые сами собой навернулись слезы, она медленно поднялась и побрела к стойке.

- Снова спишь вместо того, чтобы обслуживать посетителей! – заорал хозяин, грохнув по давно не мытому дереву увесистым кулаком. – Ты дождешься у меня!

- Но я всю ночь глаз не сомкнула, прибираясь в комнатах наверху, - робко попыталась оправдаться девушка. – Я…

- Молчать!!! – Трактирщик, казалось, сделался выше ростом, а длинные усы угрожающе встопорщились, не предвещая ничего хорошего. – Я твой опекун, и ты будешь делать то, что я скажу, если не хочешь вылететь на улицу!

- Да-да, конечно, дядя, - покорно пробормотала девушка и, поспешно схватив поднос с кружками, отправилась разносить их посетителям.

 Покончив с этим малоприятным занятием, она, не дожидаясь нового окрика, принялась убирать оставленные на двух столах возле окна объедки. Привычная работа не требовала вмешательства ума, руки все делали сами, и девушка невольно погрузилась мыслями в прошлое, которое было для нее отнюдь не таким тяжелым, как беспросветно серое настоящее.

Первым ее воспоминанием оказалась веселая и красочная ярмарка, куда отец отвез малышку-дочь, чтобы показать выступление заезжей труппы акробатов и жонглеров. Разные трюки с кеглями, ножами и огнем не очень впечатлили девочку, зато разыгранное потом представление, в котором один циркач изображал голодную лису, а другой – забравшегося на дерево петуха, до слез рассмешило ее, особенно сладкие речи лисы о том, что птицы по новому королевскому указу должны не летать, а ходить по земле. После этой ярмарки шла череда счастливых и светлых дней, когда родители всегда были рядом, и все дела спорились одинаково хорошо.

А потом страну поразил неурожай. Стало нечем платить налоги. Сборщики податей не хотели давать ни малейшей отсрочки, палками выколачивая из крестьян то немногое, что у них еще оставалось. Всем этим баронам, графам, маркизам требовалась только одна вещь – деньги, и как можно больше. Отцу пришлось отправиться на заработки в соседний город. Он так и не вернулся домой, и никто не знал, что с ним сталось. Мать еще какое-то время сводила концы с концами, но тяжелая болезнь унесла и ее в иной, светлый мир.

Двенадцатилетняя девочка осталась одна на свете, если не считать двоюродного дяди по отцу. Он содержал трактир в соседней деревушке и, как истый торгаш, наживающийся на всем, что не имеет владельца, наложил руку на кое-какой скарб, оставшийся от безвременно скончавшихся родственников, да заодно и на беспризорную племянницу, объявив себя ее законным опекуном. Вначале девочка обрадовалась тому, что кто-то решил заботиться о ней вместо родителей, но затем быстро поняла: дяде она нужна только в качестве бесплатной прислуги, на которой можно было еще и без опаски сорвать дурное настроение.

Огоньки маленьких чадящих светильников, скупо развешанных по стенам, тревожно мигнули, едва не погаснув от сильного порыва ветра. Понимая, что нового нагоняя, на сей раз за неплотно прикрытую дверь, уже не избежать, девушка шагнула ко входу, чтобы исправить свою невольную ошибку, но тут же остановилась, едва сдержав вздох облегчения. Оказалось, что дверь хлопнула, пропуская в трактир еще нескольких посетителей, в спины которым тугие струи дождя успели хлестнуть с удвоенной силой, прежде чем последней из вошедших не заслонился от них надежной дубовой преградой.

- Как там с погодой? – с надеждой спросил у вновь прибывших кто-то. – Не улучшается?

- Куда там, - присвистнул один из них. – Похоже, небеса сегодня задались целью опрокинуть на нас годовой запас воды.

- Скоро по дороге нельзя будет передвигаться без лодки, - добавил второй.

- Что ж, мое скромное заведение всегда готово принять под своей крышей гостей, - возвестил из-за стойки трактирщик, - особенно в такое ненастье. Вы, должно быть, издалека, друзья мои?

- В дальние странствия люди пускаются не на своих двоих, - весело отозвался третий. – Мы идем из Карстена в Саллас по одному делу – извини, любезный хозяин, не могу сообщить, по какому именно, чтобы не спугнуть удачу – а поскольку между ними не так уж много лиг, то наш путь никак нельзя назвать дальним.



Вадим Рейсер

Отредактировано: 29.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться