Путь Светлячка

Размер шрифта: - +

II - 17

 

Света не видела его почти десять месяцев и теперь, не в силах осмыслить тот факт, что Даня пришёл к ней на выпускной бал, просто молча таращилась на него, чуть приоткрыв в изумлении рот и затаив дыхание. Это действительно был он - невероятно возмужавший за это время, изменившийся... но всё такой же красивый и родной. Даня надел элегантный чёрный костюм с белой рубашкой (и даже галстук нацепил!), а его шевелюра, некогда буйная и непослушная, теперь была аккуратно пострижена и представляла собой настоящую взрослую причёску.

Света, наконец, сделала глубокий вдох и закрыла рот, сообразив, что глупо так долго пялиться на него, не говоря при этом ни слова.

- Ты почему не у себя на выпускном? - спросила она будничным тоном, словно они расставались не на целый учебный год, а всего лишь на пару дней.

Даня пожал плечами:

- А что я там забыл?

Исчерпывающий ответ, ничего не скажешь. Света поколебалась немного, а затем потребовала:

- Пригласи меня на танец!

Он подчинился, как бы признавая тот факт, что нынче Света была хозяйкой положения, и послушно протянул ей руку, приглашая выйти в центр зала, а затем осторожно привлёк к себе и обнял за талию. Даня всё ещё не решался сократить дистанцию до минимума, прижаться к ней теснее и крепче, чтобы она очутилась близко-близко к нему. И всё равно Света чувствовала, как стучит его сердце. Или это было её сердце?..

Они медленно плыли по актовому залу друг у друга в объятиях и продолжали вести непринуждённую беседу, словно оттягивая тот момент, когда им неизбежно придётся заговорить о главном.

- Ты, наверное, медалист? - поинтересовалась Света. Даня всегда был отличником, в отличие от неё.

- Ну, куда там, - улыбнулся он. - Две четвёрки в аттестате. *

- Вот это да! - неподдельно удивилась она. - Не ожидала от тебя...

Он покачал головой, тоже удивляясь - но не тому, что съехал на четвёрки, а Светиной наивности.

- Две золотых медали на один класс - это слишком жирно. Как ты думаешь, кому охотнее отдадут предпочтение: Марии Ивановой или Даниэлю Шульману?

- В смысле? - Света растерянно заморгала.

- О, боже, - хмыкнул он. - Я ведь еврей, Ветка. Так понятнее?

- Нет, - Света действительно искренне не понимала, в чём проблема. - При чём тут это?

- Ты как будто в вакууме живёшь, - засмеялся он, - пребываешь в счастливом неведении... А впрочем, это и в самом деле абсолютно неважно сейчас. Не бери в голову, пустяки.

Она недоуменно передёрнула плечами.

- А может быть... давай сбежим отсюда? - предложил он нерешительно. - Или ты хочешь остаться со своими одноклассниками до конца?

Меньше всего на свете ей было интересно оставаться на собственном выпускном. Света лишь усмехнулась и молча кивнула Дане.

Держась за руки и заговорщически переглядываясь, они незаметно выскользнули из актового зала средней общеобразовательной школы номер семь - и Света покинула её навсегда, ничуть не жалея, не скучая и не оглядываясь.

 

___________________________

* Постановление 1968 года "Об изменении порядка награждения золотой медалью оканчивающих средние общеобразовательные школы" упразднило серебряные медали для хорошистов, оставив лишь золотые. Даня,  выпустившись из школы в 1982 году, просто не успел получить серебряную медаль, которую реабилитировали только несколько лет спустя, в 1985-м.

 

Они гуляли всю ночь напролёт - до тех пор, пока небо не окрасилось бледно-розовыми полосками ранней июньской зари.

Сначала они просто шли рядышком, на пионерском расстоянии друг от друга. Бравада, лёгкость и смелость, овладевшие ими в школе, на свежем воздухе куда-то улетучились, и оба они чувствовали сейчас неловкость и смущение. Затем Даня сделал классический джентльменский жест: стянул свой пиджак и накинул на её озябшие плечи, а потом осторожно, точно боясь, что Света сейчас вцепится ему в волосы, взял её под руку.

Не сговариваясь, они свернули на набережную. Там они уселись на одну из лавочек, продолжая молчать, но уже зная, что тишина должна быть рано или поздно нарушена.

- А помнишь, - сказал он, чуть улыбнувшись, - что именно на этом самом месте ты подбежала к режиссёру пять лет назад, притворяясь иностранкой? 

- Я этого никогда не забуду! - фыркнула Света. - Так опозориться... Дядя Коля потом ещё долго мне это припоминал, то и дело переходя в разговорах на английский...

- Да нет же, ты ни капли не опозорилась, - убеждённо заявил Даня. - Наоборот, Романовский сразу почуял в тебе актёрский потенциал.

Они снова ненадолго замолчали.

- А где Шурик? - как ни претило ей сейчас вспоминать о бывшей подруге, но не спросить она не могла. Даня слегка нахмурился.

- С Шуриком у меня всё кончено. Бесповоротно, - отозвался он.

- Почему? - безжалостно настаивала она на объяснении. Ей требовался чёткий Данин ответ, она хотела знать правду здесь и сейчас.



Юлия Монакова

Отредактировано: 17.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться