Путь за грань

Глава 4

Глава 4. Пробуждение

Сознание медленно возвращалось ко мне. Вместе с ним вернулась и боль. Голова раскалывалась, а веки словно налились свинцом. До меня донеслись голоса. Судя по всему, где-то в соседнем помещении шел спор.

— Что ты наделал, Лео?! — вопрошал один голос, принадлежавший, определенно, мужчине.

— А что такого, Эрик? Они могли улизнуть. Сам знаешь, чем это могло обернуться. Ищи ее потом.

— Нельзя было так. Ты рисковал ее жизнью. Представляю, если бы ты угробил девчонку и из-за тебя мы потеряли бы ключ. Аскольд придумал бы для нас изощренное наказание.

— Но не угробил же? Что ей сделается?

Голоса умолкли, и я напряглась.

— Одна очнулась, — раздалось над самым моим ухом.

Я вздрогнула от неожиданности.

— Открывай глаза, колючка. Я знаю, что ты меня слышишь.

«Тьфу ты!»

С трудом я разомкнула веки и приподняла голову. Оказалось, все это время я сидела привязанная к стулу. Ноги и руки затекли, так что я их практически не чувствовала. На корточках передо мной сидел тот самый белокурый незнакомец. Он обеспокоенно вглядывался в мое лицо.

— Ты в порядке? — поинтересовался он.

Гнев начал заполнять меня, отчего стало трудно дышать.

— Ах ты, слизняк вонючий, — прохрипела я.

Я совсем не узнавала свой голос. Видимо, хорошо приложилась о приборную панель. Пристегнуться забыла, вот теперь и разбираюсь с последствиями.

— О, ругаешься, значит, жить будешь, — улыбнулся он, игнорируя нелестное выражение.

Только теперь я смогла рассмотреть помещение, в котором находилась. Это была кухня. Очень даже уютная, но абсолютно стерильная. Казалось, на ней даже завтрак себе никто не готовит. Рядом со мной на таком же стуле сидела связанная Катя. Она была без сознания, ее голова опустилась на грудь.

В дверном проеме стоял второй парень. У этого волосы были чуть длиннее, до подбородка. И цвет у них был угольно-черный. Разделенные неровным пробором, они небрежно лежали на скулах. На меня был обращен взор пронзительно-голубых глаз. Казалось, парень прожигает меня насквозь, оценивает, наблюдает за каждым моим движением: губы поджаты, словно он крайне недоволен, а подбородок вздернут. Вот таким предстал передо мной напарник нашего похитителя.

— Что вам от нас нужно? — спросила я.

Тот, кого я про себя окрестила вороном из-за поразительной схожести с упомянутой птицей, недовольно скривился.

— Мы зря теряем время, Эрик, — он лениво растягивал слова.

— Действительно, поберегли бы свое и наше время. Развяжите нас и отпустите, — я решила попробовать договориться мирно.

Брюнет ухмыльнулся, переводя взгляд на приятеля.

— Похоже, у нее абсолютно отсутствует чувство самосохранения. — Это звучало так, словно он говорил: «Ну, и дура же она».

— Погоди, Лео, — одернул его блондин. — Не подумайте о нас плохо. — (Это уже ко мне.) — Это для вашей же безопасности. Мы развяжем веревки, когда вы будете готовы нас выслушать и согласитесь помочь. Вернее, нам нужна ваша подруга.

Он объяснял мне это, словно ребенка читать учил.

— Как же! И аварию вы подстроили тоже из лучших побуждений. А еще, чтобы нам уж совсем хорошо было, вы нас связали, — огрызнулась я.

Блондин виновато опустил голову.

— Простите, Лео погорячился — он не слишком сдержан.

Брюнет напрягся, пытаясь сдержать себя.

— Поаккуратнее со словами, Эрик. Я все делаю правильно, а если дамочки такие чувствительные, пусть пешком ходят, а не на машинах разъезжают. Мне вот интересно, почему они дали деру, едва увидели нас. Обычно эти пустышки наоборот летят к нам, как мотыльки на свет.

Меня покоробило от его слов. Пустышкой меня еще никто не называл, а у этого наглеца все вышло так, словно он пренебрегает даже общаться с такими низшими существами, как мы.

— Сколько самоуверенности! Нарциссизм процветает, — поддела я его.

Ну вот, спрашивается, какого лешего я лезу на рожон? Все складывалось не в мою пользу, но выражение самодовольства и какой-то брезгливости на лице брюнета выводило меня из себя. Хотелось расцарапать ему лицо, тем более что он это заслужил хотя бы тем, что подрезал машину Кати.

Брюнет сделал шаг в мою сторону, но тут же был остановлен блондином, который уперся в его грудь рукой.

— Лео, остынь.

Рядом застонала Катя. Ей досталось меньше, но звуки, доносившиеся от нее, говорили о том, что и она пребывает не в лучшем состоянии. Парни напряглись и выжидающе уставились на нее.

— Это что было? — спросила подруга.



Юлия Новикова

Отредактировано: 27.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться