Путешественница по мирам

Прода 4

– Мяу? – шокированно. Это он про мою кошачью девственность? Задумалась: хм, если учесть, что в марте благоверный был пойман в нашей постели с новой дамой своего сердца и моей теперь уже бывшей лучшей подругой, то, скорее всего, связь с котом у меня всё-таки была.

– Мяу-мяу-мяу-мяу-мяу-мяу-мяумяууумяу-мяяяяяуууу-мяу, – выкладываю я про свою личную жизнь всю правду, как на духу. Не забываю напомнить, что развелась я не так давно после двух лет брака.

– Кто ж её знает? Думаю, стоит позвать ветеринара, – герцог явно напрашивается на приватную беседу в тёмной комнате с одной бешеной кошкой. Пытаюсь подцепить его задней лапой, старательно делая вид, что ничего не происходит. Одэл замечает выпущенные из правой задней лапы когти и делает полшажка назад. Нервный и наблюдательный герцог мне попался. Обидно.

– Мяу, – тоскливо.

Повисла кулём в захвате драконовского короля, строя ему чувственный и трагический кошачий взгляд. Дракон наконец-то решился и, откинув идею с ветеринаром, начинает меня подносить к своим губам мордочкой. Упираюсь лапой ему в губы и слегка выпускаю когти, мягко и не царапая. Сужаю зрачки в вертикальные полосы, предупреждая о серьёзных последствиях. Эти губы перецеловали полкоролевства, и неизвестно, где ещё побывала драконья королевская голова. Меня это пугает и не настраивает на целовальные дела.

– Вдруг у неё блохи? – прерывает интимную сцену жрец.

– Мяу! – молодец!

– Мяяяяяяуууу! – у меня блохи! С кузнечика!

Подтягиваю заднюю лапу к пузу и начинаю активно чесаться.

Король снова отодвигает меня на расстояние, гневным взглядом прожигает Алория, из его ушей начинает валить дым. Шикарно.

– Мрррыыы…. – функция: дым из ушей прилагается… – глумлюсь над женихом-неудачником.

– Ни звука, – приказывает дракоша.

– Мррррыыыыууууууу… – не слушаюсь я его, продолжая издеваться. У властелина мира из носа летят искры.

– Мммяяяяя… – фейерверк заказывали? – ухохатываюсь откровенно. По-моему, он понимает, что невеста попалась с наличием чувства юмора.

– Вот как, значит, пушистая, издеваешься, – злобствует король. Не успеваю опомниться, как он, схватив второй рукой за мордочку, резко поднёс меня к губам и поцеловал (предполагаю, что всё- таки в губы).

– Апхи, – чихнула я прямо ему в губы. У меня на дракона аллергия?

Меня отрывают от губ, и глаза у дракона слегка желтеют, становясь ещё больше похожими на глаза животного.

– Апхи, мрр, апчи, мрр, апчи, мрр… – дайте мне антигистаминные препараты срочно! драконоаллергия – страшная вещь.

– Она так выражает свой протест? – заинтригованно смотрит на меня дракон.

– ММММРРРРЫЫЫЫЫЫУУУУУУУУУУ, апхи, ММММММААААРРРРАААААУУУУУ, апхи, – какие аллергенные драконы в этом мире, так недолго и отёк Квинке заработать.

– Может, у неё аллергия на драконов, – догадывается герцог. А товарищ-то сообразительный, в отличие от короля.

– Ну, по крайней мере, я теперь уверен, что она не девственница, – мстительно произносит дракон.

Ик… апхи… мрр… ик… апхи… мрр… ик… апхи… мрр…

Я отомщу тебе, дракон!

Выпускаю все когти одновременно и дергаюсь в его захвате, пытаясь вцепиться в запястье.

– ШШШШШШШШМРАААААУУУУУ ик… МММММЯЯЯЯЯУУУУУ апхи.. – порву как тузик грелку, – машу лапами. Опа, зацепила разочек. Неглубоко, но приятно.

Король, вспомнив предыдущее моё нападение, бледнеет, срывается с места, закидывает меня в клетку и быстро закрывает. В ярости бросаюсь на двери, клетка от моего прыжка шатается. Ору как стадо котов в брачный период, разворачиваюсь и снова с разбега от другого края клетки врезаюсь в двери, грозя вырвать их с корнями.

– МРРРРРРРРААААААААШШШШШШШШШШШШШШШШ… – иди сюда, возлюбленный, я тебя приласкаю!!! – Высовываю обе передние лапы из клетки и угрожающе выпускаю когти.

– ММММММААААААААААААААШШШШШШШШШРРРРРРРРР… – внутриутробно, даже самой страшно.

Хм, резко замолкаю. Икать перестала и чихать тоже: агрессия избавляет от драконоаллергии, надо взять на заметку. Эх, сейчас бы валерианки в виде настойки. Кошачья жизнь не такая уж и лёгкая, как я думала, а моя хищная суть в кошке становится ярко выраженной.

Отошла от дверей. Элегантно переставляя лапки, дохожу до середины и красиво сажусь, обвивая себя хвостом. Снисходительно смотрю на перепуганных драконов, а они все трое частично покрылись чешуёй и выпустили когти. Зрачки сужены, а у жреца ещё и красным горят. Король вцепился в герцога, и они смешно прижались друг к другу.

Нервы у жреца железные – ровно стоит, даже испуга на лице не видно за красной чешуёй. Зауважала этого дракона. Хотя всё-таки нет: крепко вцепился за рукоять меча.

– Я не женюсь на ней, – истерично заявляет король, – она сожрёт меня в первую же брачную ночь.

И тут он замечает, что держится за герцога. Бледнеет и сразу отскакивает от Одэла, оба мужчины складывают руки в замок на груди, серьёзно хмурятся и делают вид, что сцена с обнимашками драконов мне привиделась.

– Тогда Вашему Величеству придётся уступить трон брату и уйти служить в храм, ведь вы единственный из братьев не в браке со своей истинной парой, – холодно напоминает жрец забывчивому дракону.

– Я помню законы, – злится дракон, – если я до следующего полнолуния не вступлю в брак со своей единственной и неповторимой, стану монахом.

– Мяу, – весело у них тут, монарха в монахи. Я не против, пусть примет целибат. Хотя бы теперь понятно, почему он устроил бордель во дворце. Время шло, а я всё не находилась, так как была в другом мире, потому-то чёрный дракон и отрывался по-чёрному. Меньше буду верить в сказки.



Альбина Уральская

Отредактировано: 24.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться