Путешественница по мирам

Размер шрифта: - +

Прода 6

Посидела пять минут для профилактики внезапных странных знакомств. Больше никто ниоткуда не вылез, в двери не зашёл; можно спокойно обследовать территории.

Килька брошена неудачно, можно при превращении вляпаться или рукой, или ногой. Поддеваю когтем оторванный подол, затаскиваю его в клетку и культурно накрываю ядовитую рыбку. В том, что рыбка отравлена, я уверена на сто процентов: не глистов же она боялась, когда перчатки надевала.

Приготовилась, собралась – и вот я голая в клетке. Стукнулась чуть-чуть головой, зато и килька цела осталась, и я жива.

Ну, где тут король? БДСМ заказывали? Гвоздь программы: девушка в клетке!

Определённо кошачья натура берет надо мной верх. Вспоминаю себя до того момента, как неудачно познакомилась с демоном – тогда я была тихой и милой двадцатитрехлетней женщиной, работающей скромным менеджером по продажам электротехнического оборудования. Бывшему мужу сказочно повезло, что знакомство с демоном состоялось уже после развода.

Аккуратно пальчиком подцепляю задвижку и отодвигаю, дверь открывается. Снова становлюсь кошкой, даже ветер не колыхнулся.

Начинаю обследовать кабинет, активно вспоминая, какие места посещал Его Величество, пока был здесь. Артефакта нет, похоже, он всё-таки уволок его с собой. Засада. Повторный осмотр уже в облике человека тоже не помогает. Даже в письменный стол залезла, чтобы убедиться, что там точно его нет, хотя уверена, что дракон в него не заглядывал.

Решаю вернуться в клетку, вспоминаю про отравленную кильку. Ну что ж, оставим одну в клетке, а вторую припрячем. Пришлось снова пуститься на поиски тряпки, чтобы завернуть рыбку – оторванный подол хотелось оставить в качестве улики. Нам тут такие фаворитки не нужны: сегодня килька с ядом, а завтра кинжал меж ребер.

Ничего не нашла, пришлось отрезать кусок от шторы ножом для писем. Завернула рыбку, завязала и припрятала в неприметном месте. Похоже, этим кабинетом дракон пользуется редко, поэтому будем надеяться, что мой клад по запаху найдут не сразу, да и вдруг он мне самой пригодится.

Оборачиваюсь кошкой и дальше проделываю все действия в обратном порядке. Сама себя закрываю в камере, и только я становлюсь кошкой, как в кабинет вламывается женщина в тяжёлом, но весьма пышном зелёном платье, которое ей, несомненно, идёт. Статная, красивая, сорок с небольшим, с невероятно сложной прической из чёрных как смоль волос.

– Где моя невестка? – голосом оперной певицы громко произносит женщина и впивается в меня сверлящим взглядом янтарных глаз.

– Мяу, – меня отравить пытались, – жалуюсь я печально будущей свекрови, сидя красиво на хвостатой попке, рядом с отравленной рыбкой. Нет, ну чего ждать-то, убьют ведь.

– Мама! – вбегает как ошпаренный следом за королевой-матерью мой драконо-жених, поскальзывается на ходу и едва успевает удержаться на ногах. – Мама! Я тебе всё объясню!

А король-то запыхался, пока догонял свою любопытную мать. Слабак! Таразия Парамурская (или как там её, надо будет записать) даже не раскраснелась от забега по коридорам драконьего дворца.

– Филипп, что в твоём кабинете делает эта кошка в клетке? – строго спрашивает Таразия, переводя взгляд с меня на сына.

Так вот как зовут моего избранника – Филипп! Ну что ж, Филипп, будем знакомы: Мария.

– Мяяуу, – представляюсь я своим будущим родственникам.

Дракон выдыхает, плотно закрывает дверь в кабинет, доходит до клетки, показывает широким жестом руки на меня и спокойно произносит:

– Мама, познакомься: это моя невеста.

Зрачки дракона-матери становятся вертикальными. Она хищно осматривает меня. Дёргаю нервно хвостом: всё-таки первая встреча с будущей свекровью. Вдруг не заладится, меня потом отравят просроченной колбаской.

– Она кошка, – пугающе-мрачно резюмирует Таразия.

– Мяу… – невинно и безобидно. Кто ж знал, что кошка – его истинная пара. Делаю печальные глазки.

– Да. Она кошка, – сдаётся Его Величество Филипп и понуро опускает голову.

– Она не оборотень, – всё в той же пугающей манере делает выводы королева-мать.

– Нет, – стиснув зубы, отвечает король. Как же ему, видимо, хочется сказать на своём драконьем пару ехидных эпитетов в мой адрес.

– Ты собрался на ней жениться? – озадаченно спрашивает его Таразия.

– Мама, она же моя истинная пара, я обязан, – лёгкое возмущение в голосе жениха.

– Ооооо, – только и смогла вымолвить будущая свекровь.

– Никто не догадается, – по-заговорщицки переходит на шёпот король и вываливает матушке свой гениальный план по поводу артефакта, скрывающего личность, и деторождения. Королева-мать внимательно слушает и по окончании откровений сына ехидно произносит:

– А в день свадьбы ты её снотворным накормишь, чтобы она в храме не мяукала?

– Мама, – возмущается Филипп, – я её приручу.

– Мяууу… – ахахаахаха, приручит он. Стоит когти выпустить и лапой махнуть, как Его Величество в панику впадает.

– У неё килька отравлена, – внезапно говорит Таразия, – кто её кормил?

– Никто не кормил, я как-то не подумал об этом.

Тоже мне жених – невеста с голоду помрёт, пока до него дойдёт, что конфетно-букетный период уже давно начался. Жмот.

Король поворачивается ко мне и смотрит на рыбку у моих лапок. Зрачки у него сужаются, и он сканирует драконьим взглядом мой ужин, который мог бы стать последним, будь я любительницей сырой рыбки.

– Мяу, – тихо и трагически.

Таразия наклоняется и поднимает обрывок платья фаворитки.

– А вот, похоже, и наша отравительница, – довольно произносит королева-мать. Судя по тому, как откровенно плотоядно она улыбается, фаворитку я больше не увижу.



Альбина Уральская

Отредактировано: 24.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться