Путешественница по мирам

Размер шрифта: - +

Прода 9

Воющую, в слезах и соплях, прижимающую к своей груди обрезанные локоны, прямо в одном пеньюаре уволакивают из комнаты. Даже стало жалко девчонку: вот дурочка, пойти на поводу у претендента на трон! А королева-мать хороша, за пару минут раскрыла фактически государственный переворот.

Таразия, отряхивая с себя остатки пыли и паутины, требует передать меня ей.

– Мяу-мяу-мяу… – я не против, но у драконова короля артефакт переноса в другие миры. Не пойду, – отказываюсь вежливо я, продолжая охаживать жениха хвостом. Филипп стойко терпит кошачьи издевательства.

– Мама, я и сам могу защитить свою невесту, – выкручивается король.

– Не положено молодой девице… ммм… невинной кошке спать со своим женихом в одной спальне до свадьбы, – упирается мать дракона.

– У неё уже были коты, не такая уж она и невинная, – язвит Филипп. Одэл отчаянно делает вид, что отсутствует при разговоре королевских особ. Всадила когти в Его Величество поглубже, на рубашке проступила кровь. Так и напрашивается драконов Казанова на выяснение отношений.

– Вот и хорошо: у тебя гарем, у неё коты, всё справедливо, – добродушно произносит будущая свекровь, озадачивая меня своей политикой, – отдай мне Принцессу и иди отмечать мальчишник, через три дня свадьба.

Филипп сдержанно вдыхает, с трудом отдирает меня от себя и передаёт своей матери.

– Береги её, мама, мышей ловить не отпускай, – советует заботливо король, а у самого лицо такое, словно ему клизму поставили, а туалет на ключ закрыли.

– Всё самое лучшее для нашей лапулечки, – тискает меня счастливая королева-мать, радостно воркуя, – наконец-то у меня будет кошка, и не надо будет беспокоиться, что сноха перетравит всех ядом.

– Мрррыыы… – ох не была бы я так уверена. И тут, тут, ещё почеши. Оооо, какое блаженство…

Что-то меня плющит от этой кошачьей жизни, не забываем про артефакт.

– Тттрррррррр… – какой же балдеж…

– Мы её помоем, – щебечет Таразия, – блошек выведем.

– Мяу? – что за средневековые пытки? Я всё помню про «мешок и в воду», – возмущенно.

– Киса не любит мыться, – продолжает сюсюкаться со мной королева-мать. Она несёт меня быстро и уверенно в свои покои. В них я не успела побывать, когда искала артефакт.

Таразия, всё ещё болтая ласково со мной на тему блох и того, какие у меня чудесные лапки и мягкая шёрстка, входит в основную комнату своих покоев. Тут же прибегают три служанки.

– Так, девочки, готовимся – сейчас будем мыть это блохастое создание. Будет больно, – с задором произносит Таразия.

– Мммяяяуяяя-мммяяяяуууу-мммрррррыыыыыы… – так меня действительно хотят помыть! Блох у меня нет, но я с удовольствием помоюсь, – соглашаюсь мгновенно: очень давно хотела ополоснуться. Неделю болтаюсь в этом мире, пока до дворца добралась, могла реально блох подхватить.

Меня помыли, высушили – я счастливая котейка. Ещё и мяско томлёное принесли с молочком. После совместной бани сидим с королевой-матерью тет-а-тет: она за столом, я на столе; полночь, кушаем.

Таразия, в халате с распущенными волосами, красивая, великолепная женщина. И почему она не вышла второй раз замуж? Меня начинает морить от обильного второго ужина, волшебных водных процедур и великолепного массажа. Если б не помнить о том, что здесь регулярно убивают, то жить можно сносно, но недолго.

Я, кстати, думала, что в меня будут тыкать кинжалом, ломать лапы, отрывать хвост, сдирать шкуру.

– Всегда хотела иметь кошку. По возрасту уже пора, а по статусу нельзя, а тут такая удача: истинная для моего сына в виде кошки, – произносит королева, откинувшись расслабленно на спинку стула, во взгляде озорной приятный огонёк.

Ммм, а королева-то у нас кошатница. Как приятно найти дракона с родственным мышлением.

– Ммммяяяяяаааа… – соглашаюсь я полностью с ней.

– Я родилась принцессой, вышла замуж за принца, стала королевой, в дворцовых интригах всегда была первой, поэтому я жива сама и все мои пятнадцать сыновей со снохами и внуками живы, – продолжает говорить Таразия, – я хочу знать, киса, кто ты на самом деле? И поверь, тебе лучше признаться.

– Мяу? – сон вмиг спадает с меня. Сажусь, красиво ставлю лапки и обвиваю себя хвостом, мордочка «без вины виноватая».

– Ты пела песню про бордель, транслируя её на весь наш мир ментально, и ты понимаешь речь, – выводит меня на чистую воду королева-мать.

– Мя… – агента раскусили, пора делать лапки, уносить хвост…

Ух ты, а песенку все слышали, драконовы ёжики.

И вот что мне теперь делать?

– Пыталась украсть артефакт переноса в другие миры, – давит на меня Таразия неоспоримыми уликами, – любишь воду. – Ну всё, мне конец.

– Мммяяяяя… – жалобно и встряхиваю головой.

– Я чувствовала твой человеческий запах в кабинете сына; значит, ты можешь становиться человеком, – сражает меня на повал Таразия. Восхищаюсь её умом и сообразительностью, чего не скажешь о самом короле и герцоге.

Подхожу к краю стола и спрыгиваю на пол, мгновенно превращаюсь в саму себя. Наготы я перестала стесняться после первого превращения в кошку, да и выпустив саму себя на волю, я стала тем, кто я есть.

Смотрим друг на друга изучающе.

– Ты из другого мира и хочешь вернуться обратно? – спрашивает меня королева, в голосе снисхождение.

– Да, у меня там остались близкие люди, и ваш мир мне не подходит, – отвечаю я честно. Мне не переиграть эту женщину ни в каком виде.



Альбина Уральская

Отредактировано: 24.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться