Путешественница по мирам

Прода 13

Замуж я вышла в двадцать один по большой (как я считала) и чистой любви, которая будет длиться всю мою жизнь (наивная дурочка). С Валентином мы были знакомы со школы, он учился в параллельном классе, и жили мы в одном дворе. Ираида, а среди друзей Ира, стала лучшей моей подругой уже тогда, когда я училась в техникуме.

После года совместного проживания с Валентином мы просто расписались. Свадьбу позволить себе не могли: он не работал – искал себя, моей же зарплаты хватало только на съёмную квартиру и на скромное житьё-бытьё.

Если честно, я не замечала каких-либо серьёзных изменений в поведении мужа, поэтому, когда пришла с работы в обед из-за того, что дико разболелась голова, сцена на супружеской кровати для меня стала откровенным шоком. Слишком голый Валентин и очень обнажённая Ира в самой откровенной позе из «Камасутры» – специально потом бороздила просторы интернета, чтобы уточнить её название. Между нами как-то не случалось настолько открытой страсти.

Хотя голова тогда прошла мгновенно.

И началось. Валентин стал метаться между нами: то меня любит – её не любит, то Иру любит – меня не любит. В конце апреля меня эти качели утомили, и я, собрав все его труселя с вещами в спортивную сумку, отнесла сопернице скромный скарб своего супружника и подала на развод.

За лето после развода я успокоилась, приободрилась, тем более с переездом к маме на постой в моём кошельке перестал гулять ветер, и я даже благополучно скаталась на море. На хорошей волне работа стала способом самореализации, и доходы поползли вверх; задумалась о покупке своей квартиры в ипотеку. Жизнь налаживалась, я удивительно как похорошела, мужчины стали строить глазки. Я расцветала. Оказывается, всё, что нужно женщине, чтобы стать счастливой – это развод животворящий.

Судебная повестка в сентябре меня удивила и огорчила. Бывший муж требовал разделить совместно нажитое имущество – фикус с икеевской полкой – и взыскать с меня алименты на его содержание, пока он не устроится на работу, а ещё иск на возмещение морального вреда: он намучался аж на сто пятьдесят тысяч из-за вынужденного расставания с фикусом.

Мой адвокат закрывался бумагами и молча хохотал, судья пыталась не свалиться под стол, старательно поправляя очки, пока мой бывший муж и его новая беременная жена в красках описывали, как он страдал.

Весело не было только мне: я была глубоко разочарована в двух близких мне людях. Судья перенесла заседание на месяц, и я отправилась домой с твёрдым решением вернуть злосчастный фикус и дешёвую полку. По дороге прихватила винцо и пилу.

Под первый бокал вина полка пилилась на ура! Где-то к середине бутылки я допилила полку, и тогда в голову пришла гениальная идея: сходить в местный перелесок, набрать там камней, которых валялось предостаточно в одном неприметном месте, и положить их на дно фикуса для утяжеления. Пилить растение было жалко, поэтому решила его отдать целиком.

Достав самый большой имевшийся дома горшок под цветок и прикинув, сколько понадобится камней, отправилась в перелесок. Подсвечивая себе путь фонариком и допивая бутылку из горла, я в полувменяемом состоянии дошла до пункта выколупывания камней из земли.

Под пятым камнем я, кажется, нашла наркоманскую закладку. В общем, в тот вечер кто-то явно лишился дурманящей дозы, так как мне очень нужен был именно этот камень.

Я сложила в пакет около пяти килограммов камней, сверху кинула пустую бутылку и потопала обратно пересаживать несчастный фикус.

На перекрёстке двух тропинок увидела странную картину: три девицы громко орали что-то на немецком, а посередине полыхал какой-то клубок. Подойдя ближе, я поняла, что это клубок из свеч.

Неожиданно он взлетел вверх, завис в воздухе и, вспыхнув, выплюнул из себя симпатичного мужчину в строгом пиджаке и белой рубашке, с рогами. Нижняя часть у него была не одета, так как она была козлиная и с длинным лысым хвостом (на конце кисточка). Полукозёл, полумужик; я едва устояла на ногах.

Девицы взвизгнули и разбежались врассыпную, одна я таращилась на чудо с рогами и копытами. Он подошёл поближе и проникновенным голосом произнёс:

– Я рад сообщить тебе, Мария, что ты стала единственной счастливицей, выигравшей в демонской лотерее. Три твоих желания совершенно бесплатно.

– Что? – удивилась искренне я, глядя на козломужика, – какой лотерее?

– Хм, вызов делала не ты. Их было трое, поэтому и три желания. Раз ты здесь одна, теперь все эти желания твои, – нахмурился красавчик с рогами, – ну да ладно, загадывай, – уже с задором, а глаза сверкнули красным.

– Я же только одну бутылку вина выпила? – разговариваю сама с собой, – с чего меня так таращит-то?

– Ты спишь, загадывай уже, – нетерпеливо настаивает странный козломужик.

– Хочу становиться кошкой, когда захочу, и потом обратно человеком, – осмелела: я же сплю, почему бы и нет?

– Оборотнем? – уточняет он.

– Нет, просто кошкой, – возражаю, отчего у мужчины от натуги вздуваются вены возле глаз.

– Нуууу, хорошо, будь по-твоему, – соглашается он, мрачнея.

– Хочу путешествовать по мирам, – громко заявляю я, читавшая всё лето фэнтези.

Козломужик бледнеет и шипит сквозь зубы:

– Так и быть, исполню.

– И выйти замуж за короля, – понесло меня. Хватит с меня принцев, пусть в этот раз будет король.

– Странный набор. За короля, так за короля, – ворчит незнакомец, нервно стегая свои ноги хвостом, – а теперь, милая, пора выполнять мои условия.



Альбина Уральская

Отредактировано: 24.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться