Путешественница по мирам

Прода 16

Королева фурией влетает в свои покои и отпускает меня на стол, а служанок, вбежавших следом, одним монаршим взглядом прогоняет вон. Пытаюсь снова стать человеком, не выходит, удивляюсь.

– Артефакт на шее не даст тебе стать человеком, – произносит спокойно Таразия и снимает с меня ошейник.

Превращаюсь в саму себя, и на меня тут же накидывают халат.

– А как вы поняли, что я – это я? – тут же спрашиваю королеву, рассматривая ошейник с камнем.

– Во-первых, с тебя нельзя считать, кто ты такая; во-вторых, артефакт с твоей шеи я сама принесла своему сыну, – ответила Таразия и тут же добавила: – сегодня праздник урожая по всему миру, мы с тобой будем на нём присутствовать. Ты будешь там человеком.

– Ни за что, – отрицательно мотаю головой, – ваш сын найдёт меня по связи истинной пары.

– У меня есть план, – улыбается хитро королева, – но сначала мы подготовимся к празднеству.

И мы с королевой-матерью отправляемся в бани: мытьё, массаж. Служанки приводят нас обеих в порядок, и когда мы сидим за лёгким завтраком одни, она рассказывает мне свой не лишенный логики план.

– У нас есть традиция: если обычная человеческая женщина, будучи замужем пять лет, не может забеременеть, она приходит с мужем к жрецу, и они просят его включить её в группу избранных на праздник урожая. Избранницы на празднике одеты по-особенному, чтобы выделяться в толпе, и холостые драконы имеют право выбрать любую, чтобы зачать с ней ребёнка. Поцелуй между драконом и выбранной является заключением двухсторонней сделки: они проводят вместе ночь, женщина получает долгожданную беременность, а молодой дракон – опыт отношений; на этой ноте они расстаются и никогда больше не пересекаются. Попасть в избранные очень сложно, туда пытаются протащить даже незамужних, так как родить от дракона – это значит родить крепкого и здорового малыша с наличием магии. Такой ребёнок, правда, никогда не обернётся драконом, никогда не станет сыном своего генетического отца, но гены сделают его весьма успешным человеком. Для холостых драконов это развлечение, сброс лишней агрессии и удовлетворение своих потребностей.

– Ммм, и как это связано со мной? И что это за праздник такой урожая? И почему все уверены, что точно забеременеют? – разморённая после королевских бань, задаю я сразу несколько вопросов, развалившись на диване и попивая травяной чай.

– Обязательно забеременеют: магия драконов даже самую бесплодную сделает плодовитой. Она потом ещё законному мужу нарожает пару-тройку детишек, да ещё и бонусом получит незабываемое удовольствие в объятиях дракона, – Таразия говорит это с каким-то подозрительным предвкушением, пугая меня, – а сам праздник на самом деле приурочен к сбору с полей пшеницы. Ты же должна забеременеть от любого дракона, который имеет право на такую ночь.

Я поперхнулась чаем и закашляла, а Таразия уверенно продолжила:

– Я договорилась с жрецом, чтобы тебя включили в избранные.

– Нет уж, спасибо. Наверное, я откажусь, – выдыхаю со слезами на глазах, содрогаясь при мысли о предложенных перспективах.

– Завтра ты вступишь брак с моим сыном как истинная пара в виде кошки, а послезавтра все поймут, что ты беременна от другого дракона. Тебя выдворят за пределы нашего мира после громкого развода, а Филипп, оставшись у власти, выберет себе крепкую драконицу, которая родит ему драконов, а не полукровок. Всё просто, – объясняет мне спокойно Таразия, попивая чай, – и драконы сыты, и кошки целы.

– Ну, хорошо, – сдерживая гнев, отвечаю я, – а что делать с тем, что он сможет меня найти на празднике? И он, кстати, тоже холост!

– Артефакт, который на тебя надет, скроет твою личину, а я с помощью магии смогу заблокировать вашу связь – правда, только на сутки, к сожалению. Соглашайся, – предлагает мне королева-мать, поглядывая на меня ленивым взглядом. – У Филиппа нет бастардов, он ни разу не выбирал себе женщину на празднике урожая. Жаль, конечно, что Одэл тоже воздерживается от подобных развлечений. Ты могла бы родить от него: хороший крепкий род.

– Я даже представить себе не могу, как такое возможно, – дёргается у меня глаз.

– После поцелуя ты уже не будешь задаваться вопросом, всё случится само собой, – на лице драконицы появляется мечтательное выражение.

Сижу, прикидываю в голове варианты. Стать матерью вроде пока не готова, но с учётом того, что мы намертво связаны с королём драконов, возможно, стоит хотя бы попытаться.

– Я могу отказать всем драконам, которые ко мне подойдут? – уточняю задумчиво.

– Да, можешь, – отвечает мне Таразия, – но я бы предпочла, чтобы ты всё-таки согласилась. Прости меня за честность, но ты не пара моему сыну. Ты – человек и не сможешь родить сильного наследника, так что мне выгодно избавиться от тебя.

– Спасибо за искренность, – на душе становится гаденько. Хотя, чего это я? Мне в браке не нужен гулящий по бабам дракон, так что нет смысла тут оставаться. Радоваться надо, что она предлагает беременность, а не собирается меня убить.

– Я согласна, – произношу, не веря себе.

Королева-мать расслабленно допивает чай и зовёт служанок. На моих глазах она превращается в симпатичную рыжеволосую девушку моего возраста, с соблазнительными конопушками на лице. Потом, стоя сзади, что-то колдует надо мной, на плечи давит невидимая сила, проникает внутрь, и всё прекращается. Наша связь с королём спрятана.

Нас обеих облачают в весьма экстравагантные платья. На голое тело надевается белая полупрозрачная туника до пола, с рукавами, а сверху на неё – вторая, той же длины, состоящая из двух полотен плотной белой ткани, сшитых вместе в районе плеч и завязывающихся в районе талии на шнурки. Мои волосы, стриженные под мальчишку, просто расчёсывают, а шикарные локоны королевы заплетают в оригинальную косу, придавая искусственный объём с помощью креатива и фантазии. На ноги – удобные балетки, можно смело бегать на дальние расстояния. Возможно, это пригодится, если увяжется какой-нибудь наглый и озабоченный дракон.



Альбина Уральская

Отредактировано: 24.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться