Путешественница по мирам

Прода 20

Король, ничего не отвечая, начинает раздеваться.

– Мяу?! Офигел?! – путаюсь я в словах и начинаю пятиться, забыв превратиться в кошку. Без зазрений совести уставилась на внезапный бесплатный стриптиз от дракона.

Раздевшись до пояса, он мгновенно встаёт рядом со мной и спокойным тоном произносит, протягивая мне свою рубашку:

– Ты неодета, кто-нибудь может войти.

Всё ещё ошарашенная, беру его рубашку и натягиваю на себя. Я и правда голая, неудобно-то как получилось. Рубашка у него горячая, словно только что прогладили утюгом. Мне она большая, почти до колена.

– Ты хочешь уйти из моего мира? – наклоняет он голову набок, зрачки становятся вертикальными.

– И побыстрее бы, желательно, – не скрываю я своих грандиозных планов. – У меня раздел с бывшим мужем в самом разгаре, всё интересное пропускаю.

– С бывшим мужем? – заинтересовывается дракон, на теле слабо проступают чёрные чешуйки. Он явно сдерживается, не давая природе брать своё (запомнил мой взгляд, полный отвращения?): – Что значит раздел?

– Ну это когда делят всё совместно нажитое имущество пополам, – быстро соображаю. – Полку я уже распилила.

– Может, его убить? – предлагает мне дракон. – Я могу.

– Нет-нет, – активно мотаю я головой, перебарщивая с перепуга: аж в глазах потемнело. Похоже, Филипп не шутит и вполне способен прибить моего бывшего.

– Жаль, – откровенно разочаровавшись, произносит король.

– В нашем мире бывших не убивают, – пожимаю я плечами. Рубашка сползает, обнажив плечо.

Дракон шумно втягивает ноздрями воздух, из его ушей начинает идти дым. Быстро поправляю рубашку, отступая.

– Я не трону тебя, моя принцесса, – произносит твёрдо дракон и разминается, словно его мучает шейный остеохондроз. Дым пропадает, чешуйки исчезают и глаза становятся нормальными.

– Так ты отпустишь меня? – забываю я про «Ваше Величество», насторожённо разглядывая короля.

– Я не могу тебя отпустить, – серьёзно произносит он, – ты моя истинная пара.

– Но я ничего особенного к тебе не чувствую, – возражаю обречённо, топчась на одном месте. Не так я представляла себе наш серьёзный разговор. – Мне казалось, что в такой паре должна присутствовать чистая вечная любовь.

– Я люблю тебя, – прожигает он меня взглядом и шагает ко мне. Выдергиваю руку вперёд и, выставив ладонь, жестом показываю, чтобы он не приближался ко мне.

– Я снова стану кошкой, – предупреждаю, – и ты не заставишь меня стать обратно человеком.

Он сжал кулаки, затем разжал, но отступил назад.

– Твои условия? – сдержанно спрашивает он, не сводя с меня взгляда, полного отчаяния. Вот не надо со мной так, где твои сарказм и ирония? Я не умею пинать поверженного.

– Я хочу домой, – не удержалась, и на ресничках повисли одинокие слёзы. Родные сходят с ума, пока я тут торчу, пытаясь избежать навязанного мне замужества.

Он нервно сглотнул и ничего не ответил, глядя на меня неотрывно. В глазах борьба, дракон сражается с самим собой.

– Хорошо, я отпущу тебя, – произносит он по-королевски уверенно, – через месяц. Всё это время ты проведёшь со мной в виде человека. Если тебя пугает перспектива делить со мной ложе, можешь спать рядом в виде кошки. Я не трону тебя без твоего согласия и не возьму замуж без твоего желания. Тебе не нужно бояться меня.

– Но, я… – растерялась. Неожиданно. Козлодемон был более откровенен.

– Я твой раб, – делает выгодное предложение драконо-король. Открываю от удивления рот, забыв про смущение. Мне предлагают в рабы целого драконьего короля, а у него, кроме короны, ещё и хвост с крыльями есть, можно даже полетать на нём. Как интересно!

– А можно герцога тоже в рабы? – закидываю я удочку.

Лицо у дракона перекашивает от ярости, но бедолага тут же справляется с собой.

– Как скажешь, моя принцесса.

– Вот как, – сощуриваюсь хитро я, уверенно складывая на груди руки в замок и отставляя ножку соблазнительно в сторону, – то есть любой мой каприз ты выполнишь?

– Да, – подтверждает он и тяжело вздыхает, понимая, как он только что попал.

– Найди мне оракула, у меня к нему очень личное дело. Он обещал на мне жениться, когда лапал меня голую, – проверяю дракона на ревность.

Мышца на его лице нервно дёргается, зрачки снова принимают вертикальную форму. С рычанием он резко отворачивается от меня, выпущенное пламя выжигает полкабинета.

– Обалдеть, – не сдерживаюсь я от восторга.

Оракулу конец, я уверена.



Альбина Уральская

Отредактировано: 24.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться