Путешественница по мирам

Прода 25

Я осмотрелась вокруг и, поняв, что мы очень даже сильно окружены драконьим войском, ещё сильнее прижалась к Филиппу, чтобы зарыться в него от посторонних глаз. Может, превратиться в кошку? Но пока непонятно, что собирается делать король.

– Похоже, нас сдали, – охотно вжимает меня дракон, собственнически обвивая руками. – Над нами магическая сеть, мне не взлететь, а если из воды не выйдем, нас выловят как рыбок, – осчастливливает он меня, – придётся сдаваться. Мама серьёзно настроена.

– Может, я в кошку и того, – тихо шепчу я, – сбегу?

– Где-то там козлодемон разгуливает. Уж лучше драконо-кобель и его мама с её грандиозными матримониальными планами, – не соглашается дракон.

Кхм, запомнил, шутник королевский. Нисколько не смешно, нас сейчас свяжут и в храм утащат.

– Не пойду я замуж, мне ещё фикус надо поделить, – возмущаюсь шёпотом, – придумай что-нибудь, я в вашей магии нисколечко не понимаю.

– Я долго буду ждать?! – снова кричит Таразия с берега, – если сейчас же не выйдете из воды, я войду туда сама, и поверьте, вам обоим до этого момента лучше оказаться на суше!

– Мама, я тут предложение делаю руки и сердца, вы не вовремя!!! – отозвался Филипп. – Может, вы нас оставите на пару дней одних?!?! Зачем омрачать такой прекрасный день свадьбой?!?!

– Ты ей ещё про мальчишник напомни, – тихо советую. – Плохая примета, когда жениха во время стриптиза похищают.

– Принцесса ревнует? – тут же спрашивает заинтригованный дракон.

– Щаззз… просто вспомнилось, – пробурчала я, – на нас пялятся, меня это раздражает.

– По моим первым наблюдениям, от твоего предложения она с перепугу пыталась утопиться в виде кошки! – отвечает с берега королева-мать, – так что враньё тебе не поможет, Филипп! Через час в храм, а потом хоть топитесь, хоть любитесь!

– Мы голые! – встреваю я в королевскую перепалку матери и сына.

– Он восстановил часть магии, может и иллюзию одежды создать! – успокаивает меня Таразия, – да и, собственно, мы тут все взрослые драконы, чего мы там не видели?

– Мама! – с укоризной произносит дракон. – Хорошо, мы выходим.

– Я не пойду, – шиплю в ответ, – я не хочу замуж.

– Мне жаль, Мария, у нас нет вариантов. Мне не справиться с примерно пятьюдесятью драконами, Одэлом и матерью, – расстроенно сообщает мне Филипп, – может быть, что-нибудь позже придумаю.

Ах, так!

– Мяяуууу… – вот и женитесь, как хотите! – взбираюсь к нему на плечи мокрая и встряхиваю головой.

– Мяяууу… – вези уже, раб! Не видишь, я промокла! – ору дико по-кошачьи, явно пугая половину драконов. Интересно, среди них есть те, кого я качественно драла на площади?

– Мммррррраааааауууу… – просто для устрашения. Ряды драконов дрогнули, но устояли.

Филипп печально вздыхает и двигается в сторону матери, смотрю вниз на его задницу: труселя себе прилепил. Правильно, нечего тут голым дефилировать, мужики кругом одни.

– Давно пора, – складывает руки в замок на груди королева-мать, встречая сына хмурым взглядом, – а ты, пушистая, учти, у тебя есть два варианта: пойти в храм в красивом платье и стоять под руку с королём или в клетке горько вопить о своей нелёгкой доле котейки. В любом случае обряд сработает.

– Мяяууу… – семья шутников, – отвожу мокрое ухо назад, тараща глаза на Таразию.

– Мама, ты несправедлива, – возмущается король, натягивая на себя портки. То есть штаны. Хотя нет, штанишки.

– У тебя была целая ночь, чтобы убедить её, – гнёт свою политику королева-мать.

– Мяу-мяу-мяу… – штанишки для королевского мальчишки, – намурлыкиваю я, напевая по-кошачьи.

– Маша, не обзывайся, – возмущается король, – я всё слышу!

– Мяяяууу… – высуши меня, раб… – мелодично намурлыкиваю.

– Раб?! – удивляется Таразия.

– Мяу-мяу-мяу… – и Одэл тоже кошачий раб, Филипп его подставил… – продолжаю петь я.

Рядом на песочек шлёпнулся чёрный дракон, на ходу превращаясь в герцога. Получилось это неуклюже – грациозно исполнив танец пьяного лебедя, он пропахал собой неглубокую канавку.

– Как раб?! – вопит возмущённо Одэл, валяясь припорошённый песочком, – я не согласен. Она бешеная!

– Мяу-мяу-мяу… – Филипп дал слово королевское, – мурлычу по принципу «что вижу – то пою».

– Ну, теперь о кошачьем рабстве знает весь драконий мир, – иронизирует Таразия, – на свадьбе будет аншлаг с бурными овациями. А я хотела скромно.

– Принцесса, как дракон тебя прошу, – взмолился Филипп, просушивая мою шёрстку своей магией, – не пой больше, это слышат все.

– Ммррраааааааауууууууу… – районы-кварталы, драконы-порталы… – разошлась я не на шутку.

– Ммяяяяуууууу… – кто вернёт меня домой, будет мой герой… – Филипп в отчаянии закатил глаза.

– Мрраауууу… – короля я не люблю, помогите, я молю… – глаза закатила драконо-мать.

– Мрааааууу… – герцог очень уж хорош, и красив он, и пригож… – Одэл выругался, поймав злой взгляд короля.

– Мраааууууу… – и король его убьёт прямо на песочке тут… – нескладно, ну и ладно.

– Мрааауууу… – и все козлодемоны бессовестно врут! – закончила я песню.



Альбина Уральская

Отредактировано: 24.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться