Путешественница по мирам

Размер шрифта: - +

Прода 28

Филипп задумчиво нахмурился и снова спросил:

– Что конкретно ты увидела?

Его что, не беспокоит, что эльф тоже не сводит с меня заинтересованного взгляда? Где ревность, дым из ушей и языки пламени? А когда он был припадочным, было забавней.

– Пойду оденусь, – буркнула я недовольно и пошла в свою комнату. Уже переступая порог комнаты, добавила, вспомнив, что вроде у меня как целый драконий раб имеется: – Потом мне волосы высушишь.

– Нас пригласили на праздник, – сказал мне вслед Филипп.

– Никаких праздников оплодотворения, мне одного хватило, – отказалась не раздумывая. Не хватало вляпаться ещё куда-нибудь: эльфийских законов я тоже не знаю.

– Празднование посвящено летнему цветению, – успокаивающе ответил за Филиппа Рас, – всю ночь будут танцы и веселье, оплодотворения вне брака запрещены.

– Хм, – я замерла в момент закрывания двери, серьёзно раздумывая над предложением. – Хорошо, я пойду, – наконец принимаю решение, – но если что-то пойдёт не так, я за себя не отвечаю, так что пеняйте на себя.

И захлопнула дверь. Местных нарядов у меня было немного. Надев нижнее бельё с Земли, я с удовольствием принарядилась в лёгкое (но не прозрачное) тёмно-синее, слегка облегающее платье в пол с открытыми плечами. Одеяние по меркам эльфов откровенное, но по земным – весьма скромное и скрывающее абсолютно всё, кроме плеч.

Когда я принялась укладывать свои короткие волосы в подобие прически, без стука вошёл дракон. Филипп уже, похоже, вымылся и оделся в местную эльфийскую одежду: лёгкая светлая рубашка, светлые брюки. Быстро он.

– Стучаться не учили? – съязвила я. – А вдруг я тут голая?

– Я видел тебя голой, мне понравилось, – мурлычет он в ответ, словно кот, объевшийся сметаны. – Ты просила высушить твои волосы.

– Они сами почти уже высохли, – смотрю на себя в зеркало: что он во мне нашёл? Я видела его любовниц, потрясающе красивые женщины, я блекну рядом с их красотой. Его мать была права: выгляжу так, словно смертельно больна. Он, подходит сзади и запускает пальцы в мои волосы, нежно расчесывая. Очень быстро сушит их, создавая вполне приличную причёску. Вижу всё это в зеркало: в короле умер парикмахер-лицедей.

– Ты красива, – восхищенно произносит он, наблюдая за мной в зеркало. Его пальцы скользят по моим плечам, он словно скульптор обводит линии моего плеча, спускаясь вниз по рукам. От этих прикосновений разбегается тепло по всему телу, становится сложно дышать. Хочу отодвинуться, чтобы прекратить тактильный контакт с драконом, но его пальцы достигают моих пальцев и он, переплетая их со своими, обнимает меня моими же руками и прижимает к себе, осторожно и нежно.

– Что тебе открылось в видении? – спрашивает он соблазняюще тихо, касаясь моих волос губами в лёгком поцелуе.

– В видении? – растерялась я, потеряв здравомыслие от прикосновений.

– Ты сказала, что увидела, как вышла замуж за демона, – очаровывающий голос у дракона, тут и не сразу вспомнишь, о каком демоне идёт речь.

– Я была в свадебном платье, и козлодемон меня целовал, а я ему отвечала чересчур активно, – наконец-то сообразила я, приходя в себя, – и почему я вообще вижу будущее?

– Будущее многовариантно, ты увидела наиболее вероятный ход событий, – отвечает мне дракон. Чарующая интонация, волшебные объятия, меня ненавязчиво соблазняют; жаль, не уточнила, как наказывается прелюбодеяние в эльфийском мире.

– Значит, вероятность того, что это сбудется, 50 на 50? – я уже совсем пришла в себя, драконофлюиды на меня больше не действуют, – и с чего вдруг меня накрыло ясновидением?

– В тебя это было заложено от рождения, – продолжает удерживать меня в объятиях дракон. – Когда демон исполнил твои желания, он разбудил дремлющую силу, твои ментальные песнопения в виде кошки – прямое тому доказательство. Потом ты удачно вырубила нашего оракула кружкой и переняла у Грэга способности видеть будущее, полностью отобрав их у него. Теперь ты оракул, ты – жрица-прорицательница.

– Хочешь насыщенной интересной жизни – слетай в мир драконов, – иронизирую я, – тебе там точно понравится. Я убью козлодемона. Как ты понял?

– Я вроде как монарх, самый драконистый дракон среди драконов, – хвастается Филипп, его губы расплываются в обворожительной улыбке.

– Ты точно падал, когда учился летать, я уверена, – усмехаюсь, глядя в зеркало на его сияющие глаза. Он приручает меня, он играет со мной искусно, заставляет почувствовать себя защищенной, расслабиться, довериться. Похоже, я проигрываю в этой схватке с драконом.

– Я никогда не падал, – с пафосом отвечает он и мягко смеётся. Его тёплое дыхание касается моей макушки, и он снова целует мои волосы.

– Пойдем, мой оракул, на праздник цветения. Ты будешь на нём самым великолепным цветком, – делает он мне искренний комплимент. – Мой нежный цветок фикуса, – с любовью добавляет дракон.

– Я кошка, – не соглашаюсь с ним, – я мяукаю и царапаюсь.

– Я не против, – заигрывает он со мной, вжимая в себя посильнее, – всегда мечтал познакомиться поближе с дикой кошкой.

– Мы опоздаем на праздник, – делаю попытку отстраниться. Не отпускает, мягко удерживая и словно не замечая моих усилий.

– Мы воспользуемся порталом, – говорит он, – праздник отмечают в глухом лесу, дойти туда невозможно.

Он открывает портал и заботливо уводит меня внутрь. Не успеваю ничего сказать про обувь – меня переносят босиком.

Мы выходим на огромной поляне, окружённой многовековыми деревьями, посередине горит настоящий небольшой костер; в полутьме ночи смотрится просто потрясающе. Поляна огромная, очень много эльфов. Возле костра молодые эльфы и эльфийки уже танцуют красивые ритуальные танцы. Более взрослые разбились по краям на пары и созерцают танцы молодёжи.



Альбина Уральская

Отредактировано: 24.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться