Путешественница по мирам

Прода 33

Подумала, поразмыслила, пораскидала мозгами, повспоминала фэнтези. Ничего умного в голову не пришло – точнее, пришедшее в голову мне категорически не понравилось, и я выкинула это из памяти как лишний мусор.

– Я не знаю, – призналась чистосердечно, – но эта штука у меня на спине между лопаток, и она периодически жжётся.

Дракон без разговоров быстро повернул меня спиной к себе и расстегнул молнию на платье. Сразу стало легче дышать. Его пальцы скользнули по коже вдоль позвоночника, и тут же между лопаток началось острое жжение.

– Ай, больно, – отскочила я от Филиппа. Он подошёл и принялся застёгивать платье. Одним лёгким и умелым движением молния вернулась в прежнее положение, корсет опять сковал мои несчастные рёбра, ревность достала потрёпанный блокнотик и открыла на знакомой странице.

– Ты его прислужница, фактически наложница или рабыня, – объясняет мне Филипп. – Я смогу жениться на тебе только в том случае, если откажусь от престола. Интимные отношения между нами невозможны, печать начнёт убивать тебя сразу, потому что признаёт она только своего хозяина.

Поворачиваюсь к дракону озадаченная и уже слегка озверевшая.

– Перенеси меня к козлодемону, – требую я, – немедленно. Я из него фарш сделаю.

– Если Грэг умрёт, ты будешь передана по наследству другому владельцу, – добивает меня мрачно Филипп. От возмущения забываю, как дышать.

– Я его слегка убью, только чуть-чуть, – шиплю, показывая пальчиками размер моего «чуть-чуть», – он у меня эту печать сам на себя поставит.

– Печать демона не снимается, – охлаждает мой пыл дракон, – она будет с тобой вечно.

Ну всё, у меня сейчас случится истерика, неконтролируемая! Начинаю метаться по коридору в панике, наконец останавливаюсь и, топнув для устрашения ножкой, ору гневно:

– Грэг, сукин ты сын, а ну явился перед мои светлые очи!

С хлопком, словно взорвалась петарда, прямо передо мной появляется козлодемон, слегка потрёпанный, словно его кто-то попинывал перед тем, как я его вызвала.

– Маша, – радостно выдохнул он, – я уж и не надеялся вырваться из матушкиных рук живым.

– Хана тебе, демон! – не церемонюсь я и, кинувшись на мерзавца, хватаю его за рога.

– Все роги тебе пооткручиваю, – визжу я, разматывая по кругу демона, – печать свою снимай.

Филипп стоит ошарашенный и с отвисшей челюстью. Возможно, где-то в его драконьем мозгу стали формироваться картины нашего совместного будущего. Всё правильно, поразмышляй – у твоей истинной кукушечка тоже отчалила под похабные песни матросов на палубе.

– Отпусти, бешеная, – пытается вырваться козлодемон, схватив меня за запястья. У него ничего не получается, я в неконтролируемой ярости, а в ярости я сильна как бык. Или как слон.

– Печать сними! – ору я, продолжая его крутить и одновременно аккуратно пиная в печень. От неловких попыток мы оба падаем на пол, я резво подползаю и заскакиваю на демона, схватив бедолагу за рог и хвост.

– Мария?! – слышу озадаченный голос Таразии.

– Грэг?! – тихо произносит Мила.

– Помогите!!! – орёт козлодемон. Бросаю короткий взгляд на пришедших: Одэла, Раса, Таразию и Милу. Они все вопросительно смотрят на короля драконов.

– Я сам в шоке, – отвечает Филипп, разводя руками.

Всем телом наваливаюсь на поверженного и ору в ухо:

– А ну снимай печать, гад! – и, отпустив хвост, бью кулаком под ребро.

– Я сдаюсь, – стонет от боли козлодемон. Бью ещё раз кулаком – просто для успокоения своих нервов.

– Маша, можно я о нём позабочусь? – просит вежливо дракон. – Чтобы не убежал.

– Да не вопрос, – пыхтя, слезаю с полуживого демона и встаю на ноги. Поразмяв плечи, поправляю платье. Филипп поднимает Грэга за шиворот, ставит на ноги и как бы между прочим бьёт его кулаком в печень. Козлодемон стонет и морщится от боли, но удар держит.

– Прости, я случайно: рука дрогнула, – приторно-заботливо произносит Филипп и начинает отряхивать помятый пиджак Грэга, точнее, выбивать из него несуществующую пыль. Наконец болезненная процедура очищения пиджака была окончена, и Филипп спросил:

– Как ты попал сюда?

– Забыл, что она ведьма, – разочарованно ответил Грэг, – она может сама призывать меня через печать.

– Маша – ведьма? – недоумевает Филипп, собственно, как и все остальные немые зрители происходящего кино в коридорах драконьего дворца.

Я кошка-ведьма-оракул. В моей комнате у родителей в квартире рухнула полка с фэнтези, и демоны в углу яростно перекрестились, а пара драконов в другом углу прикинулась мёртвыми. Я уверена.

– В ней есть крохи магии ведьм, настоящих ведьм, и было немного демонской магии, – нехотя сознаётся демон. – Демонскую магию я у неё отнял, поэтому печать на ней стала более активной и дающей двухстороннюю связь. Она моя рабыня, я её раб.

– Как чудесно, – ехидно комментирую я, ставя руки на бока в угрожающей позе. – Не жить тебе больше спокойно, козлодемон.

Мила хихикнула. На неё все заинтересованно посмотрели, и девушка, смутившись, спряталась за герцога. Филипп незаметно поджёг кисточку демонского хвоста и тут же потушил магией. Грэг обиженно надул губы, запахло палёным.

– Я сниму печать, если после снятия меня отпустят и не зажарят, – бурчит недовольный демон.

– Это невозможно, – рычит угрожающе дракон, – я знаком с законами демонов.

– Невозможно, если бы я её поставил во время секса, – слегка зеленея, почти шёпотом бухтит Грэг, – а я её поцеловал, когда она отключилась в образе кошки.



Альбина Уральская

Отредактировано: 24.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться