Путешественница. Возвращение в свой мир.

Размер шрифта: - +

Глава 2. Адаптация (часть 4.)

Я взяла бумагу, уголек и дощечку с трюмо и подошла к Роме, нарисовала то, как представляла дорожную сумку, точнее две.

– Вот смотри: это как обычная сумка или мешок, только тут есть ручки за которые можно было бы нести ее в руках. А тут будут проходить длинные лямки, вот через эти петельки они крепятся. Они опоясывают всю сумку, проходя через петли. Это как бы большие ручки, только одни на две сумки. Так их можно будет перекинуть через круп лошади и везти. Надо будет, чтобы ручки были достаточно широкими, чтобы лошадке не врезалось и не терло. А для вещей попрошу ее пошить отдельные мешочки, чтобы их можно было отсортировать, сложить и быстро найти что-то в сумке. Думаю, уместно будет сделать их на завязочках. Вот! Примерно такие. Ром, почему ты молчишь?

– Приятно слушать умного человека.

Рома взял у меня из рук листочки с рисунками и положил их на пол, а меня поцеловал и повалил на кровать.

– Что, вот прям сейчас?

– Да.

– А одежду сложить и замеры сделать для мешочков?

Рома не слушал, а просто целовал и снимал платье.

– Рома.

– Люблю тебя, нет обожаю. Нет, люблю и обожаю.

Я улыбнулась и поцеловала его в ответ.

– Подлиза ты мой.

В этот же день мы сложили наши вещи, которые хотели взять с собой и сделали примерные замеры для сумки и мешочков для одежды. Будь я в другом мире, в том котором жила до этого, то все сложила бы в кульки. А тут кульков нет, приходится шить какое-то подобие их, только из ткани.

Глаша меня выслушала, посмотрела мои рисунки и улыбнулась.

– Хорошая у тебя фантазия. Сделаю.

– А есть такая ткань, которая не промокает и воду отталкивает? – спросила я задумчиво.

– Да, плащевка называется. А что ты из нее хочешь? Для сумки она не годится.

– Я просто подумала, что мы можем под дождь попасть. Как-то не хочется чтобы вещи промокли. Вот я и подумала сделать для сумок чехлы, которые одеваются поверх и защищают их от дождя и грязи. Еще, наверное, понадобиться запасные, если вдруг что-то порвется в дороге и некогда будет чинить.

– Учту.

– Глаша, а можно я у вас побуду? – смущенно спросила я.

– От мужа убегаешь или от его матери?

– Устала от его младшего брата. Наталья Прокопьевна постоянно просит, чтобы я его нянчила, чтобы я научилась с детьми обращаться, а я уже устала, хочу отдохнуть.

– Оставайся, только скоро за тобой супруг придет.

– Ну, это лучше, чем по деревне ходить без дела. Того и гляди опять с батюшкой встречусь. Ты знаешь, он на меня как-то странно смотрит. А у меня от его взгляда такое впечатление, что я в чем-то провинилась и скрываю это.

Глаша только рассмеялась и сказала:

– Прости, я кое-что скажу, только при батюшке не вздумай это сказать, хорошо?

– Да.

– Он бабник.

– В смысле?

– В прямом - он бабник. Если смотрит так, что тебе неловко - значит ты ему нравишься. Это его слабость, его жена за это его ругает постоянно.

– Понятно, - сказала я, а сама подумала: «Видимо из-за этого он думал, что Рома переспал со мной до свадьбы. Думает, раз он падок на женщин, то и остальные такие же».

– О чем задумалась?

– Просто теперь стало понятна ситуация, которая была до свадьбы. Скажи еще вот что: во сколько обычно девушку замуж выдают?

– Ну, самое раннее, что у нас в деревне было - это в 14. А так в 15-16 лет в среднем.

 

Я удивленно посмотрела на нее и спросила:

– А во сколько тебя выдали замуж?

– В 15. Ты переживаешь, что тебя вот только сейчас замуж выдали?

– Нет, просто удивилась. Я как-то никогда не стремилась рано замуж выйти. Твоей старшей дочери уже 15, вы ее скоро замуж выдадите?

– Да, у нее уже и жених есть, кузнеца сын. Ой, такая любовь у них! Ты бы видела их! Такие забавные.

– А ему сколько?

– 17.

– Для меня они еще дети.

– Арианна, я не знаю, где тебя воспитывали, но у нас дети быстро взрослеют и становятся самостоятельными. И они с Томом будут жить с его родителями. Так что я за свою Анечку не переживаю - у Тома хорошие родители, они присмотрят за моей девочкой.

– Я лучше пойду пройдусь, - сказала я Глаше.

– Тебе нехорошо? Ты какая-то бледная. Может воды?

– Прости, у меня просто с трудом укладывается в голове то, что я услышала.

– Понимаю тебя. Если бы меня воспитывали в другом месте, где женщина выходит замуж после 20, я бы тоже была шокирована.

– Там девушки тоже выходят замуж рано, но рано - это в 17, 18, 19. И нормально после 20. Рано обычно «по залету».

Глаша как-то с пониманием на меня посмотрела и улыбнулась.

– Хочешь вкусного чаю? Заодно сможешь отдохнуть и все обдумать.

– Хочу, спасибо большое. А сколько твоему младшему?

– Год.

– Это у тебя пятеро детей?

– Шестеро.

– О! Может, ты знаешь, сколько Роминой маме лет?

– Примерно могу только сказать. Где-то 43-44.

Глаша сделала мне чай и пошла работать. Я сидела с ней в одной комнате возле окна. Смотрела то в окно, то на то, как работает Глаша. Начала размышлять:

Ей 31 год и у нее уже шестеро детей. Круто, ничего не могу сказать. При этом она выглядит не старше, чем я. И фигура просто шикарная, учитывая ее шестерых деток.

Сейчас осмотревшись заметив, что у Глаши есть швейная машинка, улыбнусь. Теперь понятно, почему она быстро шьет. Интересно, это отдельный мир или это прошлое того мира, в котором я жила? Нужно будет у Ромы спросить.



Виктория Хорошилова

Отредактировано: 29.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: