Путешествие

12. Мы рождены, чтоб сказку сделать былью.

12. Мы рождены, чтоб сказку сделать былью.

 

Лошадушка меня бросила, но оставила на память седло, которое я, после долгих уговоров, прицепил Грейву на спину. Сам он планировал нести меня в когтях, но я резонно указал, что когти у него мрамор без проблем пробивают и если он в полете отвлечется - на всякие там прилетевшие от острова заклятия - то, либо не донесет ни одного Макса, либо донесет меня сильно кровоточащими кусками. На что Грейв покивал и сказал: "Действительно, а то потом лапы мыть, а я воду не люблю.". Я крепко привязал себя к седлу, а седло к дракону и мы взлетели! Вот когда скачешь на лошади и в лицо бьет ветер... С драконами все гораздо хуже! Хорошо, что я последовал совету Грейва и закутался в одеяло (оно же бывшая обивка кресел), а то бы еще и замерз в сосульку - оказалось, что чем выше летишь, тем холоднее, несмотря на то, что солнце то гораздо ближе! Но горячий дракон и несколько слоев дорогого бархата (или что это за ткань?), решили все проблемы и я принялся наслаждаться видом открывающимся, если хорошенько прижаться к шее дракона. В основном это были различные геометрические фигуры - зеленые и коричневые квадраты, серые круги в дыму, синие круги и зигзаги... В общем больше стихам о "восторге полета" я верить не стану - с этой мыслью я и уснул.

Мне снилось как я вернулся домой вместе с драконом и все, абсолютно все жители Пламенеющего, выскочили на улицы и с криком: "Дракон, мать его!" - убежали нафиг из города. Мы зашли в замок, изрядно расширив ворота - я все еще сидел в седле, только был похож на рыцаря в сверкающих доспехах, а не мешок с картошкой - и тут позади Грейва появился Френсис со словами: "Принц Макс Вас ждет... эээ..." и дракон на него сел. А потом откуда то вылез Локнит и начал вкрадчиво пенять мне, что принц обязан был умереть, а не сбегать от своей тещи, тем самым позоря своего батюшку, но его было очень плохо слышно из черной пирамиды-какашки... Проснулся я со счастливой улыбкой на устах и сменив "гнев на милость" в отношении стихов о полете - просто там нужно сильно поменять слова в сторону таких понятий как "спать", "сон" и конечно же "подремывать".

Мы летели над морем. И похоже летели уже давно, потому что берега нигде видно не было... Летели, летели, а потом уперлись в какую то прозрачную пленку и... прорвали её. Сначала я оглядывался по сторонам, а потом начал щуриться против ветра - и вот там нашел то что искал. Огромный остров цвета лазури появился будто ниоткуда. Остров был совершенно плоский а в центре его стояли три огромных дерева, упираясь своими макушками прямо в облака. Точнее два упирались макушками, а третье сосулькой - потому, что было полностью покрыто льдом. Грейв с лету забормотал какие то слова и остров начало трясти. Ходуном ходили деревья и сосулька, а сам остров обрел звуковое сопровождение в виде всяких гулов и тресков. Звук разрушений все нарастал, когда в небе появились разноцветные буквы сложившиеся в: "Пожалуйста не надо! Переговоры! Мы все возместим!". Что то неодобрительно погудев Грейв прекратил разрушение и направился к пространству между деревьями - которое вскоре превратилось в огромную площадь, а потом в гигантскую площадь по краям которой стоят маги и лежат глыбы нападавшего льда.

- Ну что, фокусники?! Доигрались?! - зарычал Грейв на подходящую группу сильно седобородых магов. Мда, когда крышу твоего дома сносят древним боевым заклятием - тут не до уважения седин! А я принялся выпутываться из "кокона для полетов" - ну сейчас мы им устроим! Я прямо кипел праведным гневом, который и собирался обрушить на этих придурков! Они запомнят меня, хотя надеюсь, что не узнают.

Идущий первым, статный и высокий старик, поклонился и неожиданно сильным голосом сказал:

- Просим прощения, о Великий, и приготовили достойную компенсацию. - из глубины строя магов вытолкали полного и лопоухого паренька со здоровущими от ужаса глазами. На свое счастье парень был изрядно запачкан и со следами гари на лице, а такое Грейв не ест. - Именно Гарольд решил проверить на вас обнаруженное им заклятье, решив ни с кем не советоваться и получить все лавры первооткрывателя. Если этого не хватит мы приведем еще. Фактически весь факультет "Экспериментального исследования заклинаний" в вашем полном распоряжении... Так же мы готовы полностью восстановить все разрушения нанесенные "Кулаком титанов". - а потом покосившись на дерево-сосульку горько добавил, - И почему я их не расформировал после первого "намека"...

Грейв, склонив голову набок, поразмышлял пару минут, а потом сказал:

- Посмотрим. - и прищурившись вгляделся в Гарольда, но не прошло и минуты как он уже раздраженно зашипел, - Идиот! Сейчас мы увидишь какой ты "непонятый гений"! - после чего поступил с ним... как исторически привык поступать с идиотами. А у магов появилась офигенская возможность торговать раскрашенными какашками. Потом он также вгляделся в лицо высокого старика и, уже менее эмоционально, проворчал - Отстроите моё логово - как было...

На что старец кивнул, постучал посохом по пирамидке и перевел взгляд на меня:

- Ваше Высочество принц Макс. А мы вас везде ищем... Позвольте выразить, уважаемому дракону и вам, свое почтение. Меня зовут Теорин - я архимаг Совета Магов Лазурного Острова. - и величественно поклонился. Я поклонился в ответ, поскольку уже остыл и не держал на магов зла - вот такой вот я отходчивый и незлопамятный, когда имею дело с архимагами... - Если позволите, давайте пройдем на балкон моего кабинета, там нам будет удобнее. - и с этими словами взлетел в сторону одного из деревьев, а мы с Грейвом, переглянувшись, последовали за ним.

Балкон весьма впечатлял - он был размером с жилище Грейва во дворце, что позволило разместиться дракону с комфортом. А я соскочил с седла и принялся разминать конечности, поглядывая как из двери в дереве показался архимаг, таща за собой кресло в форме пенька или пенек в форме кресла. Точнее пенек шел сам, перебирая корнями, а Теорин положил на него навершие посоха и вел за собой как собачку на поводке. А дотащив, устроился в нем, накрывшись пледом:



Варп

Отредактировано: 20.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться