Путешествие к Бесконечной лестнице

Размер шрифта: - +

Глава 30

— Завернем в селение темных эльфов, отдохнем, потом дальше отправимся…

— Может, не стоит связываться с темными эльфами? Они существа примитивные и опасные, — подал голос Крок.

Ох, не надо было ему высовываться с критикой. Осмелел… Спорить с  командиром пешего пробега чревато, рука у Лэта тяжелая. Лично я надолго запомнила, как летела по воздуху в свой первый день в Речном краю. Тогда новый знакомец меня просто отпихнул. Но мне, как слабой женщине, явно в полсилы досталось. А вот сейчас Лэт вряд ли намеревался церемониться и сдерживаться.  Тем более, он не в восторге от присутствия Крока. С секунды на секунду могла разразиться динамичная сценка…

Однако Лэт ответил  на удивление индифферентно:

— Не ты решаешь, где мы будем останавливаться. Если что-то не нравится,  никто не держит. Лес большой, тропинок много.

— Нет-нет, я просто так сболтнул, — поспешно откликнулся Крок. — Сам-то я с темными эльфами не сталкивался, просто некоторые относятся к ним подозрительно.

— Это они зря.

 

*******

Вполне симпатичное селение, да и сами его обитатели оказались гостеприимными. Во всяком случае, мне здесь понравилось гораздо больше, чем у  эльфов, которых можно по контрасту назвать светлыми. Глинобитные домики в окружении невысоких деревьев, стены украшены мозаикой из разноцветных камней. Когда солнечные лучи проникали сквозь кроны деревьев, камни переливались всеми мыслимыми и немыслимыми оттенками. Красная глина здесь использовалась повсюду, тропинки и площадь посреди селения выложены кирпичами, на каждом шагу глиняные изделия — посуда, причудливые фигурки… уже готовые или ожидавшие своей очереди на обжиг в каменных печах. Обитатели селения не сказать, чтобы действительно темные. Просто довольно смуглые, особенно если сравнивать с какими-нибудь ярко выраженными блондинами.

Один из местных мастеров прилежно трудился за гончарным кругом. Это зрелище буквально завораживало. Оказывается, можно бесконечно наблюдать не только за огнем или водопадом, но и за тем, как под руками мастера скользит и каждую секунду меняет форму сырая глина.

На низкой каменной изгороди выстроились в ряд глиняные фигурки, видимо, совсем недавно сделанные. Забавные существа, вроде бы уродливые, но проглядывало в них некое обаяние.

— Это тролли?

— Почти, — охотно ответил Лэт. — Здесь их называют биннарахами, но суть одна и та же.

— А у меня…

— Есть сказка про троллей? Угадал? Расскажи, тем более слушателей хватает.

Перед широкой аудиторией мне прежде выступать не доводилось, если не считать встречи с читателями в одной захудалой библиотеке. Случилось это еще на заре моей блестящей аффторской карьеры. В тот раз я твердо убедилась, что не рождена для публичных выступлений и уползла в свою норку зализывать нанесенные самолюбию раны.

Однако  на лоне  обстановка  складывалась абсолютно  непринужденная. Похоже, никто не собирался забрасывать меня язвительными вопросами и вопрошать, куда катится современная литература. Ведь мне тогда досталось практически за всех сочинителей историй в жанре фэнтези. Если бы я только знала заранее… Однако хватит ворошить прошлые неудачи.  Сейчас неподалеку расположились полукругом потенциальные слушатели, большинство довольно нежного возраста. Кто-то раскрашивал глиняные плошки, кто-то просто бездельничал. Можно было надеяться, что особых претензий публика предъявлять не будет.

 К Лэту сзади приблизилась стройная, хотя уже не первой молодости эльфийка в пестром балахоне. Ее волосы были заплетены в мелкие косы и украшены разноцветными бусинами. Положила  ладонь Лэту на плечо, а тот, не поворачиваясь и не говоря ни слова, ласково потерся головой  о  смуглую руку, унизанную браслетами. Все же Лэт напоминал иногда большого кота или скорее львенка-подростка. Наверняка это была та самая кормилица, что его вырастила, родная мать Арны. Эльфийка присела  на траву рядом с Лэтом, добродушно улыбнулась мне. Я окончательно приободрилась и  решила озвучить одну старую историю, которая давно болталась в черновиках.

— Если бы какой-нибудь путник забрел в Благодатное королевство, он бы возмутился. Что за странное название, словно в насмешку? И правда, земля там была бедная и каменистая, реки мелкие и мутные, погода почти всегда пасмурная. Немногочисленные жители королевства перебивались, кто как мог, ходили в лохмотьях и без конца жаловались на свою горемычную судьбу. Кому только в голову пришло обозвать этот нищий край благодатным? Однако в стародавние времена название подходило идеально. Серебряные рудники приносили такой доход, что можно было не переживать по поводу земледелия и ремесел. Однако запасы серебра начали иссякать еще при деде нынешнего короля. При отце остатки былого благополучия еще как-то помогали держаться на плаву, но вскоре и они приказали долго жить. Вся страна и даже королевский дворец погрузились во мрак и безнадежное уныние.

Немногочисленные придворные, оставшиеся верными монарху, прозябали в благородной бедности. Дворец давно требовал ремонта, двор зарос сорняками, парадная лестница едва держалась, чтобы не обрушиться. Супруга церемониймейстера лично зашивала дыры на его мантии, поскольку стыдно было поручить такую работу горничной. Лучшие камни из королевской короны пришлось продать, вместо них теперь тускло поблескивали цветные стекляшки, но эта продажа положение не исправила.

Те уроженцы королевства, что не хотели влачить жалкое существование, перебирались в соседние края. Среди них был и некий горожанин по имени Гордон, которому повезло разбогатеть на чужбине. Через несколько лет он открыл  дорогой пансион для отпрысков богатых и знатных родителей. У владельца пансиона оказались большие амбиции…



Лара Вагнер

Отредактировано: 20.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться