Путешествие к Бесконечной лестнице

Размер шрифта: - +

Глава 3

Переплетение ветвей и стволов, путаница мелких тропинок, которые время от времени приближаются с основной, сходятся и неожиданно расходятся... Лэт мельком упомянул, всю территорию вокруг местные жители называют — Речной край. Однако в глубине души я уже предвидела, что большую часть времени придется скитаться по лесам.

Сплошная стена из деревьев… А на переднем плане, по краям тропы — зеленели кустарники, пополам с пестрыми цветочными зарослями. Причем не только зеленели, но и синели, краснели и так далее. Даже представить себе не могла подобного разнообразия. Первое время глаза буквально разбегались. Если бы сюда случайно угодил истинный ботаник или ландшафтный дизайнер! Носился бы по лесу, прыгал от куста к кусту, продирался сквозь заросли и примечал все новые растительные сокровища. До цели вряд ли бы добрался в ближайшее время.

Некоторые растения казались знакомыми, во всяком случае, похожими на те, что можно увидеть в обычном мире. А рядом с ними — совершенно экзотические для средней полосы и вообще для земной флоры экземпляры. Например, кустик, цветущий кремово-желтыми колокольчиками. Если их невзначай заденешь — звенят как колокольчики. Мне было приятно узнать березку с фиолетовыми штрихами на коре и бледно-зелеными листочками, которую я лично придумала когда-то. Смотрелась она очень симпатично.

Прямо над тропой зависла ветка, сплошь увешанная аппетитными яблочками, оранжевыми, в белую крапинку. Пахли эти плоды соблазнительно…

— Не трогай! — заорал Лэт, который каким-то образом уловил мое движение и обернулся.

От неожиданности я уронила сорванное яблочко на землю, да и сама, по правде говоря, чуть не свалилась.

— Ничего не трогай здесь и не ешь без спросу.

— У вас тут все ядовитое, да?
— Не все, конечно, но встречаются опасные плоды. Тот, что ты сорвала, становится смертельным ночью, но лучше лишний раз к нему не прикасаться.
— Ты мог бы заранее предупредить.
— Я же не знал, что ты как ребенок, все в рот тащишь.
 

Лэт окинул взглядом мою наверняка крайне сконфуженную физиономию и примирительно сказал:


— Не обижайся, я тебе потом покажу съедобные растения. Здесь их полно.
— Договорились.

То и дело приходилось переступать через корни, которые оккупировали тропу. Я слегка запыхалась. Трикотажная кофточка с длинными рукавами и джинсы — вполне подходящая одежда для лесных прогулок, однако становилось жарковато. Хотелось верить, что тропическая жара Речном краю не угрожает.


— Лэт, а как тут с климатом?
— Прекрасно, — ответил Лэт на ходу. — Не жарко и не холодно… И так все время.
— И зимы не бывает?
— Нет. Зачем нам зима? Здесь всего один сезон. Хотя есть зачарованная Снежная страна, но мы туда вряд ли попадем. Она не по пути.
— Откуда ты тогда знаешь, что такое «сезон»?
— Я ведь близко знаком с тобой, забыла? Кое-какие сведения и отдельные слова из твоей памяти стали моими.
— Забирался в чужие мысли? А тебе в детстве не говорили, что подслушивать и подглядывать некрасиво?
— Меня неправильно воспитывали. Но ты не беспокойся, это пустяки. В памяти не так уж много удержалось, было достаточно других впечатлений.

Напрашивался вывод, что мой внутренний мир Лэту показался абсолютно неинтересным, раз полученные впечатления быстро выветрились.


— Слушай, а почему мы с тобой понимаем друг друга? Я вроде, говорю по-русски. Или мои слова сразу переводятся на местный язык?
— Не твоя забота. Лучше под ноги смотри.

Как грубо… Хотя это он вовремя предупредил, иначе точно зацепилась бы о затейливо изогнутый корень, напоминавший черного аллигатора.

— Лэт, а здесь есть… как бы правильно сказать… объекты из моих книжек? Я имею в виду те, что совпадают с описаниями. К примеру, Рубиновый мост?

— Видишь ли, Ада…Что-то повторяется, что-то совершенно иное. Картина вокруг может измениться в любой момент. Трудно сказать: ты ли существуешь в этом мире или этот мир в твоей голове. Кто из нас двоих сумасшедший и сочиняет полный бред, а кто видит все в истинном свете? Даже не обязательно из нас двоих… Весь мир может существовать в воображении кого угодно из обитателей Речного края. Или его отражения в Реке…

После таких слов в моей бедной голове моментально всплыл диалог Алисы и Чеширского кота:

МЫ ВСЕ ТУТ ЧОКНУТЫЕ — ДАЖЕ Я?! — САМО СОБОЙ. ИНАЧЕ ТЫ БЫ СЮДА НЕ ПОПАЛА.

Кажется, это писалось еще и про нас с Лэтом. Хотя для кота, пусть и Чеширского, он был явно крупноват.

— Ты не могла бы немного ускориться, кстати? — прервал мои печальные размышления Лэт. — Иначе до вечера не доползем. Прямо не знаю, как ты одолеешь дорогу к Бесконечной лестнице, с такой-то спортивной формой.

Получается, некоторые словечки из моего мира он все же усвоил…


— Я живу в современном городе, между прочим. У нас там везде асфальт и машины. Если тебе проще понять, самодвижущиеся повозки. Впрочем, кому я объясняю, тебе ведь и так все прекрасно известно. Надо было просто намекнуть заранее, и я бы за месяц начала активно улучшать свою спортивную форму.


— Хватит ворчать, тебе это не свойственно, — бесцеремонно оборвал меня Лэт и снова устремился вперед.


Дорога тянулась бесконечно. Возможно, он был прав, и подобные пешие переходы действительно были не по мне. Очень хотелось попросить Лэта сделать небольшой привал, хоть на пять минут, но гордость заела еще больше, чем усталость. Я мечтала всей душой, что когда-нибудь он тоже выдохнется и сам предложит остановиться. Он ведь тоже не железный...

Из глубины леса раздался жуткий скрежет. Такое ощущение, будто кто-то водил ножовкой по металлу и держал рядом микрофон.

— Что это?!
— Одна птица брачную песню поет. Очень красивая, с бордовыми перьями и золотыми полосками на крыльях. Голос, правда, у нее не слишком приятный.



Лара Вагнер

Отредактировано: 25.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться