Путешествие моей души или назад ради будущего Часть 2

Размер шрифта: - +

Глава 23 История леди-айсберг

Медленный вдох-выдох, еще раз вдох-выдох, твое тело абсолютно расслабленно…Медленно погружала Викторию в легкое состояние транса.

- Что ты видишь вокруг себя? – приступила к привычным уже вопросам.

- Серые стены окружают меня, свет, сквозь узкие окна тускло падает на стол, за которым сижу, мне холодно, но встать и уйти не могу, - начала описывать свое воплощение.

- Посмотри, что находится перед тобой на столе, - не спеша концентрировала внимание на мелочах.

- Передо мной книга, которую необходимо заучить наизусть, - попыталась разобрать текст, но это ей не удалось, возможно он был на ином языке.

- Посмотри на себя, кто ты, сколько тебе лет и во что одет или одета?

- На мне серое шерстяное платье, белые манжеты и воротничок, на ногах ботиночки черного цвета, - продолжала описывать свою внешность, - у меня каштановые волосы, сзади заколотые ммм…, - в этот момент Виктория подняла руку и потрогала затылок своей головы, словно пыталась нащупать то, на чем держится ее прическа, - скорее всего шпильками, - наконец-то определила она. Я молоденькая девушка, у меня совсем нет груди, возможно даже девочка, - определила свой возраст.

- Ты сейчас одна в сером помещении? – снова задала наводящий вопрос.

- Нет, рядом со мной несколько учениц, тоже в серых платьях, сидящих за столами, - при этом она поворачивала голову из стороны в сторону, разглядывая невидимых для нас девочек.

- Вы одни сейчас в комнате или еще кто-то есть, - предположила, что кто-то следит за ученицами, не давая им встать и уйти, даже если они замерзли.

- Да, спереди сидит худая женщина в черном, наглухо закрытом платье и тоже читает книгу, стоит гробовая тишина, - мои предположения оказались верными.

- Что происходит дальше? – интересно, где и в каком времени оказалась душа Виктории.

- Мы долго учим, наверное, несколько часов, у меня окончательно замерзли руки и ноги и наконец миссис приступила к проверке выученного текста. У кого получалось без запинки рассказать, того отпускала в свою комнату, у кого нет, оставались здесь, - она какое-то время молчала, - я два раза ошиблась, так как зуб на зуб не попадал.

- Что произошло дальше? – нехорошее предчувствие овладело мной.

- Нас, троих девушек ждало наказание, - слезы страха потекли по ее щекам.

- Расскажи, как вас наказывали? – важно было знать, через какие испытания проходила эта девочка.

- Мы вытянули руки на парту, и она со всей силы длинной линейкой ударила по ним несколько раз, мы должны были молча терпеть иначе нас лишили бы ужина, - сообщила Виктория нам.

- Расскажи, как долго ты проучилась в этом заведении? Чему вас учили? - не верилось, что девочек подвергали физическому наказанию.

- Это была гимназия для девушек, где обучали этикету, письму, счету, истории и рукоделию, а также как вести себя настоящей леди, чтобы удачно выйти замуж. Иногда нам часами нельзя было говорить, ни просить о помощи, дабы в будущем не докучать своему мужу, - вспомнила она особенности воспитания.

- Были у тебя подруги, когда училась в гимназии? – хотелось понять, могла ли она с кем-то разделить трудности пуританского образования.

- К сожалению, нет, нам запрещено было общаться друг с другом на посторонние темы, за это строго наказывали, помню темный чулан, куда меня запирали и оставляли без света, - это воспоминание подтвердило мои догадки, у девочки с детства выработали запрет на чувства и эмоции.

- Вспомни тот момент, когда ты еще была ребенком и жила в семье, были ли у тебя отец и мать? – не хотелось верить, что в жизни ребенка никогда не было тепла и ласки, - что ты видишь?

- Нахожусь в большом доме, в котором очень тихо, мне сейчас пять или шесть лет, одета в кружевное платьице и светлые мягкие тапочки, которые не издают звука, кто-то держит меня за руку, - начала свое описание, - это взрослая женщина в темном платье и белом переднике.

- Не спеши, опиши комнату в которой находишься, - посоветовала ей.

- Это большая светлая комната с большим окном, возле которого сидит молодая женщина и вышивает, в середине стоит огромный стол и стулья вокруг него, - продолжила она, - меня подводят к этой женщине, она улыбается и целует в лоб. Потом задает той, что держит за руку несколько вопросов и мы уходим из этой комнаты, - добавила она.

- Что ты чувствуешь к этим женщинам? – по всей видимости, одна была ее матерью, а вторая гувернанткой.

- Ничего, - неожиданно услышала ответ, которого никак не ожидала от ребенка.

- А что чувствуешь, когда женщина улыбается и целует тебя? – не может девочка вообще не испытывать эмоции, в это просто не верю.

- Мне мокро от поцелуя, она это делает каждый день, а еще на ночь, перед сном, - в жизни Виктории все оказалось намного хуже, чем я себе представляла, мать выполняла лишь формальную функцию, но в жизни дочери по всей видимости не участвовала.

- Ты помнишь отца? – не сдавалась я.

- Смутно, это был высокий мужчина, с бакенбардами на лице и высокой шляпой, еще у него была трость, с которой он ходил, - это воспоминание также не обнадежило меня.

- О брал тебя на руки, приносил подарки? – в отчаянии цеплялась за любое проявление человечности.

- Не помню, мне не дозволялось его беспокоить, он много работал и запрещалось входить в кабинет, - окончательно развеяла мои надежды.

У девочки просто не было детства и живого общения с самого рождения и не удивительно, что как только она немного подросла, ее отправили с глаз долой в институт благородных девиц, дабы вырастить из нее настоящую леди.

- Расскажи о своей жизни после окончания гимназии? – что-то мне подсказывало, что счастья настоящего у нее так и не приключилось.

- Когда исполнилось семнадцать лет, меня сосватали за не молодого джентльмена, который часто стал посещать наш дом, теперь мы ужинали по вечерам за большим обеденном столом, а я даже не могла проглотить ни кусочка, - традиции светского общества разворачивались в судьбе девушке по четко отработанному сценарию.



Ольга Мананикова

Отредактировано: 18.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться