Путешествие по чашам весов. Правая чаша

Размер шрифта: - +

Глава 13

Катер, на котором плыли путешественники, был почти в два раза больше обычных транспортных судов. Он поднимал нешуточные волны, пролетая мимо небольших островов то тут, то там разбросанных в океане. Акаст сидел на носу судна и вглядывался в лица плывущих вместе с ним людей. В очередной раз, смерив каждого из путешественников холодным взглядом, он остановил его на Комде.

Женщина сидела у самого борта и свесившись вниз, ловила рукой брызги. «Она совсем не изменилась,- думал он, - только теперь ведет себя как чужая». Слуга, который управлял катером, вытянул вперед руку, указывая на что-то. Путешественники поняли, о чем он хотел предупредить правителя Лаггании. Впереди появился остров, который отличался от всех виденных ими ранее островов. На нем не было белых песчаных пляжей и буйной, покрывающей все растительности. Прямо из воды высоко в небо поднимались черные, изрезанные ветрами скалы. «Как мы будем подниматься на такую высоту?» - подумал Озби. Но им не пришлось этого делать. Корабль скользнул в грот, который был расположен у основания скалы.

Катер медленно двигался в каменном лабиринте заполненных водой каналов. Когда проход стал таким узким, что катер уже не смог двигаться дальше, слуга спустил деревянный трап и пассажиры высадились на причал. Их встречала группа людей, держащих в руках трубки, излучающие мягкий, неяркий свет. Озби догадался, что это старейшины.

Но среди них были люди не только пожилого возраста. Очевидно, что принадлежность к этому статусу определялась другими признаками. Все встречающие склонились в поклоне перед правителем, а потом, после его молчаливого кивка, повернулись в сторону гостей.

-Просим вас последовать за нами. Старейшина Диксоний пребывает в ожидании.

Комда пошла вперед. Казалось, что она легко ориентируется в узких скальных туннелях в тусклом свете, излучаемом трубками. Через некоторое время, которое было трудно определить в таком темном, лишенном солнечного света месте, путешественники достигли обширного зала. Видимо, он находился в верхней части скалы, потому что здесь было светло. Свет, пробиваясь сквозь трещины в породе, расчерчивал комнату загадочными узорами.

Посередине комнаты стоял старец. Его голова и борода были белого цвета. Кожа от долгого пребывания в темноте приобрела сероватый оттенок. Но все это отходило на задний план, стоило только взглянуть ему в глаза. Они были такого нежно-голубого цвета, каким бывает только небо ранним утром. Но и это было, пожалуй, не самым главным. В его глазах светилась такая доброта, мягкость и беззащитность, что люди, видевшие Диксония первый раз, потом долго еще находились под впечатлением от этой встречи.

-Комда, - тихим, но уверенным голосом произнес он, - что привело тебя на нашу планету? Мне казалось, что ты не захочешь посетить нас еще раз.

-Я ищу здесь следы, оставленные злом. Быть может вам известно о чем-то, что на первый взгляд показалось не заслуживающим внимания, но мыслями вы продолжаете возвращаться к нему?

Старик провел рукой по лицу, словно сметая с него паутину и произнес:

-Недавно на нашу планету приземлился потерпевший крушение корабль. Пилот был еще жив, и мы приложили все силы, чтобы вылечить его. У нас ничего не вышло. Вернее, мы вылечили его тело, но душа так и осталась больной. Лекари говорят, что он до сих пор кричит и задыхается, когда над морем опускается солнце. Он не говорит и никого не узнает. Я пробовал разговаривать с ним. Он сидит и смотрит на меня, но его глаза пусты.

-Почему это кажется тебе странным? Бывают разные болезни.

-Ты права. Но позволь показать тебе еще кое-что.

Старик поманил ее в соседнюю комнату. Сопровождающие их старейшины вместе с Акастом остались стоять на месте. Комда следом за Диксонием шагнула в комнату и вдруг резко остановилась на пороге. Озби и Энди, поспешившие заглянуть через ее плечо, увидели, что все стены покрыты рисунками.

-Глаз, расположенный в звезде. Кажется это то, что мы искали, - тихо проговорил Озби, продолжая рассматривать изображения.

Комда повернулась к старику и тихо спросила:

-Старейшина Диксоний, могу я поговорить с этим человеком?

-Конечно, моя дорогая. Но я, кажется, уже упоминал, что он молчит.

-Ничего, я поговорю с ним другим способом.

Заметив, что старик удивленно вскинул бровь, она продолжила:

-Я не причиню ему вреда. Ты, если захочешь, можешь присутствовать при разговоре.

-Хорошо, Комда. Но больной находится не здесь. Мы можем доставить его сюда только завтра утром.

-Ничего, почтенный, - вмешался в разговор Акаст. - Гости отдохнут во дворце, а завтра утром мы посетим тебя снова.

***

Путешественники плыли назад во дворец. Около одного из островов Комда попросила Акаста остановиться.

-Мы хотели бы немного отдохнуть здесь, - произнесла она. - Я не смею отрывать правителя от его важных дел, но не будет ли он настолько добр, чтобы прислать за нами вечером катер?

Акаст нехотя согласился. Слуги вынесли из корабля шатер и корзины с продуктами. Быстро растянув на берегу разноцветную ткань, они с поклоном удалились. Энди сказал, что хочет пройтись по острову и уже через мгновение исчез за деревьями. Озби заглянул в палатку, удивляясь, как быстро слуги смогли ее установить. Пол был устлан подушками. Посередине располагался низкий стол, на котором стояли напитки и вазы с фруктами.



Ёжи Старлайт

Отредактировано: 09.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться