Путешествие по принуждению

Размер шрифта: - +

Глава 1

   Дорога шла то прямо, то петляла, были ровные участки, были вплоть устланные булыжниками, естественно, последние как раз располагались там, где отсутствовали фонари и темень стояла хоть глаз выколи. Как назло ещё в близлежащих домах не горел свет. Я в очередной раз споткнулась, чуть не упав. Ругаясь себе под нос, поудобнее закуталась в ветровку и продолжила свой нелегкий путь. Нет, чтобы раньше выйти, когда светло было, но надо же было и поговорить с любимой подругой и досмотреть передачу по телевизору, затем снова поговорить и обсудить увиденное.

       В общем, домой я выбралась ближе к одиннадцати вечера. Соня уговаривала остаться и переночевать, но я как-то не любила оставаться на ночь в чужом доме, да и не хотелось обременять хозяев. После моего твёрдого отказа подруга сменила тактику и порывалась проводить меня домой, но я отмахивалась: в противном случае пришлось бы потом идти в обратном направлении, провожая Соньку. Были бы мои родители здесь, они бы давно меня 'выдернули' из гостей. Но мама с папой буквально пару часов назад уехали в город, оставив любимое чадо на целых три дня одно в небольшом и уютном дачном домике. Старший братик никогда не любил загородный отдых и 'дачные сезоны' старался по возможности игнорировать.

       Проводив родственников, заскочила на 'пять минуточек' к любимой подруге, где и проторчала непростительно долго. Теперь приходилось ночью пилить через весь поселок к себе. Ещё и погодка ночью выдалась просто 'замечательной', сначала её портил только порывистый ветер. Но, когда я прошла уже половину пути, к нему добавился постепенно нарастающий гром, поторапливающий загулявшихся дачников.

       Я ускорила шаг, быстро проскочив одинокий фонарный столб, освещающий небольшой участок земли вокруг себя тусклым светом, и вновь нырнула в темноту. Когда до дома оставалось совсем немного и вдали уже мерцал яркий свет знакомого фонаря, я снова оступилась, выругавшись сквозь зубы. Не сбавляя скорости, направилась, как мотылёк, к свету, гром становился все раскатистее, пару раз тёмно-синее небо озарила молния.

       — Зашибись! — зло воскликнула я, двигаясь уже практически бегом.

       Приблизившись к своему дому и засмотревшись на лес, погруженный в темноту, даже не сразу заметила незнакомую фигуру, сидящую у моего забора. Наш дом находился практически на самом краю поселка, соседствуя с густым лесом, начинающимся через десяток метров.

       Фонарный столб 'свой' я узнала по яркой лампочке, так как это мой папа, беспокоясь о 'непутевом дитятке', в кооперативе долго добивался, чтобы фонарь сначала починили, а потом быстро договорился напрямую с самим электриком о качественной лампочке.

       Осторожно подошла поближе, фигура шелохнулась. Это был мужчина, скорее даже юноша, он повернулся и пристально посмотрел на меня. Моё внимание сразу привлёк пронзительный взгляд тёмных глаз:

       — Bonsoir! *  — мягко с оттенком непонятной грусти произнёс незнакомец, в глазах у него отражалась скорбь всего еврейского народа. Он продолжал сидеть прямо на земле, опёршись спиной о забор и согнув ноги в коленях, пристроив на них руки.

       — Bon…jour! ** — автоматически ляпнула я, тут же осёкшись.

       Парень улыбнулся. На бомжа он не был похож, одежда на нём хоть и была мятая и в некоторых местах довольно грязная, но всё же на старые обноски с чужого плеча не походила.

       — Ой, то есть bonsoir! — далее я в спешном порядке начала собирать все свои скудные знания французского языка, чтобы сформулировать свой вопрос. Хотелось, чтобы он был бы понятен моему собеседнику.

       Очередной раскат грома ускорил мой мозговой штурм.

       — Que sʼest-il рasse?! *** — кое-как выдавила я. по-моему, это была не совсем подходящая фраза, но ничего другого как назло на ум не приходило и оставалось надеяться, что молодой человек, сидящий у забора, отличается сообразительностью.

       Мой вопрос был полностью проигнорирован, на данный момент незнакомец сверлил взглядом пакет у меня в руках, в котором лежали ещё наверное даже не остывшие пирожки, выданные мне перед уходом заботливой Сониной мамой.

       Такой взгляд подделать было нельзя, у африканских детей из бедных многодетных семей, которых показывают в различных передачах про путешествия, и то взгляд наверное поспокойнее будет. Я растерялась:

       — Ты голодный?

       Он непонимающие посмотрел на меня, как будто вспомнив о чём-то важном, спохватился и прохрипел что-то непонятное, а затем как ни в чем не бывало кивнул. Как ни странно, его поведение, местонахождение здесь в таком виде, и он сам меня, конечно, настораживали, но не отпугивали. Видимо, проявилось 'дурное воспитание' моих родителей, поняв, что сидящий передо мной человек голоден как чёрт, судя по его взгляду, буквально пожиравшему пирожки прямо через пакет, мне стало его искренне жаль.

       К этому моменту у погоды кончилось терпение, начал накрапывать дождь, грозивший вот-вот перерасти в ливень.

       — Ну что ж, тогда пойдём! — неожиданно для себя предложила я, втихаря радуясь, что меня не слышат, а главное не видят собственные родители.

       Подойдя поближе, открыла калитку, располагающуюся рядом с сидящим парнем. Блин, он же по-русски не понимает…

       — Ты меня приглашаешь? — удивлённо спросил молодой человек на чистейшем русском, буквально пронизывая меня взглядом своих тёмных глаз.

       'Он довольно симпатичный…' — мелькнуло в голове, но я тут же гневно себя одёрнула.

       — Уже и русский язык вспомнил? — вопросом на вопрос ответила я.

       — Да… извини, — кажется, он смутился, — это со мной бывает…так получилось…

       — Что же такое с тобой случилось, что ты родную речь забыл?! — поразилась я.

       Холодная капля дождя попала мне прямо на макушку, я спохватилась:

       — Впрочем это будет лучше узнать уже дома! Ты идёшь или нет?

       Парень, продолжая недоверчиво поглядывать в мою сторону, одной рукой ухватился за поперечный прут от забора и с явным трудом наконец поднялся. Я бегло осмотрела его с ног дог головы, но вроде бы нигде следов крови на одежде не было.

       — Ты меня, совсем незнакомого, кхм, человека, зовёшь к себе домой? — видимо, парень все ещё не верил своему счастью.

       — Если хочешь, можешь оставаться здесь, прямо под дождём! — равнодушно пожала плечами я, ёжась от прохладного ветра и проходя дальше.

       — Но ты не обязана этого делать! — растерянно произнёс он вдогонку.

       — Спасибо, что предупредил, — оскалилась в улыбке я и бросила через плечо, — промокнешь — приходи!

       По дороге до самого крыльца, как ни прислушивалась, так и не услышала спешно догоняющих меня шагов, а обернуться не позволила гордость. Про себя удивившись странности поведения незнакомца, взбежала по ступенькам и вставила ключ в замочную скважину. Как я ни старалась, ключ упорно не хотел поворачиваться, с языка в сердцах слетело ругательство.

       — Позволь мне, — вежливо попросили за спиной.

       От неожиданности я подпрыгнула на месте, резко повернувшись чуть не уткнулась носом в грудь недавнего своего собеседника. Когда он успел подойти?! Наверное, пока с ключом ковырялась.

       — Ты меня заикой сделать хочешь?! — возмутилась я, твёрдо глядя ему в глаза, затем с трудом оторвавшись от буквально приковывающего к себе взгляда.

       — Извини, я не хотел тебя пугать, — виновато улыбнулся парень, затем он протянул руку к ключу, — можно?

       — Да, пожалуйста, — хмыкнула я, уступая ему место, скептически наблюдая за ним.

       С этим замком даже папа редко с первого раза справлялся. Я только открыла рот, чтобы посочувствовать, как донёсся до боли знакомый скрип открывающейся двери.

       Парень отошёл в сторону, вежливо пропуская меня вперёд:

       — Прошу, леди, — по-доброму улыбнулся он.

       Я поперхнулась.

       — Если думаешь, что грубой лестью удастся меня подкупить и я тебе больше пирожков выделю, то спешу развеять ваши наивные фантазии, я не падка на такие вещи! — невозмутимо отреагировала я, проходя внутрь и, нащупав выключатель, включила свет.

       — Даже и не думал об этом, — мягко возразил юноша, проходя за мной и прикрывая дверь. — Но, спасибо, что предупредила! — учтиво поблагодарил он.

        Сразу за входной дверью у нас была кухня-предбанник, где мы сейчас и находились. Здесь в основном только готовили пищу, кушали мы либо в небольшой беседке в нашем садике, если погода позволяла, либо в большой комнате, располагавшейся сразу за кухней. Я бухнула свой пакет с пирожками на кухонный стол и обернулась.

       Теперь при нормальном освещении я могла полностью рассмотреть своего нежданного гостя. Это был всё же парень, лет 25-27, с чёрно-угольными, на данный момент довольно растрепанными волосами, тёмными глазами, правильными чертами лица и лёгкой щетиной. Среднее телосложение, хотя точно определить нельзя из-за мешковатой чёрной кожаной куртки, которая в данный момент была на нём.

       Молодой человек тактично кашлянул, а, ну да, я как всегда в своём репертуаре!

       — Ну и что будешь… — начала было я, заглядывая в холодильник, и запнулась, осознав, что до сих пор не знаю как зовут моего гостя. Это на меня похоже, я собиралась ужинать с человеком, чьего имени даже не знала.

       — Меня зовут Алер, — быстро смекнул парень, моя руки, по очереди поливая на них из рукомойника, — а тебя?

       — Как-как? — не расслышала я, в этот момент, чуть не грохнув на пол кастрюлю. — Алик?

       — Да, Алик, — подтвердил он.

       — Саша, — представилась я, углубляясь в поиски.

       — Очень приятно! — не замедлил вежливо отреагировать Алик.

       — Да ну! Может я на самом деле страшно вредный и противный человек? Ты ж не знаешь, как ты можешь тогда утверждать, что тебе приятно? Или ты мне врать с первых минут знакомства начал?! — наехала я, усаживаясь за стол. Моя реакция была вызвана тем, что, во-первых, было интересно, как он будет выкручиваться, а во-вторых, я просто по жизни не любила дежурных фраз.

       Алик сел напротив меня за стол и, растянув губы в лукавой улыбке, таким образом, став выглядеть ещё привлекательней, пояснил:

       — Вредные и противные люди не приглашают к себе домой первых, попавшихся на дороге, голодных, — он перевел взгляд на куртку, которую буквально пару минут назад снял и повесил на спинку стула, — и довольно грязных встречных… — а ручки так и потянулись к пакету. — Можно?

       — Ну да, это обычно делают беспечные и ограниченные! — легко согласилась я. — Бери! — великодушно разрешила, отметив про себя перстень на левой руке парня с довольно интересным рисунком в виде тонкого дерева, увенчанного большой широкой кроной и имеющего черные корни. Был бы бомжем давно бы продал…

       — Возможно, — усмехнулся в ответ Алик, довольно быстро расправившись с пирожком, и получив разрешение, приступил ко второму.

       — Что-о-о? — возмутилась я.

       — Ну я просто из вежливости не спорю, — поспешил пояснить Алик, покосившись на нож у меня в руках.

       — Воспитанный, может ты чайник с плиты снимешь, пока он не сгорел? —  уточнила я.

       — С удовольствием. — С этими словами Алик встал и подошёл к плите, случайно прикоснувшись к горячей крышке чайника, зашипел, одёрнув руку и резко повернувшись ко мне спиной.

       — Что там, покажи! — я встала со своего места, подходя к нему. — Давай маслом подсолнечным помажем!

       — Ничего, всё в порядке, — отмахнулся Алик, не спеша поворачиваться ко мне лицом.

       Я его обошла, пытаясь рассмотреть руку. Но он только улыбался, затем показав обе руки, никаких признаков ожога я там не обнаружила. Алик отошел и прислонился к стене:

       — Саша, — тут он запнулся, но затем неуверенно продолжил, — можно остаться у тебя, на ночь?

       — Вообще-то неприлично такие вопросы девушке задавать в первый же день…кхм… вечер знакомства. Но так уж и быть, отбросим приличия, оставайся! — кивнула я, где-то на это я и рассчитывала, ну не в лес же, накормив его надо было выгонять.

       — Тогда, не могла бы ты мне показать, где я могу лечь? — неожиданно попросил парень, складывалось такое ощущение, что каждое слово давалось ему с огромным трудом.

       — Что случилось, тебе нужна помощь? — беспокойно уточнила я, снова подходя к гостю, он заметно побледнел, под глазами появились темные круги.

       Внутри поселилась тревога, неужели он наркоман какой-нибудь? Я незаметно скосила глаза на его руки, но на них признаков пагубной привычки обнаружено не было. Немного успокоившись, повела его вглубь дома.

       — Нет, спасибо, — вяло отмахнулся Алик, следуя за мной.

       Постелила ему в зале, оставив гостя в комнате, прикрыла за собой дверь и, потакая недовольно урчащему уже в полный голос желудку, вернулась на кухню. Ужинать пришлось вчерашним овощным салатом, так как Алик незаметно затрескал все пирожки.

       Я старалась прислушиваться к звукам в доме, но там стояла полная тишина. Лечь решила в комнате бабушки, которая единственная в доме имела дверь, запирающуюся на ключ.

       Бабушкина комната располагалась по соседству через стенку с комнатой, в которой разместился мой постоялец. Перед сном я, беспокоясь, тихонько приоткрыв дверь, заглянула к Алику. В комнате было темно, силуэт парня просматривался на диване, я прислушалась к его дыханию, оно было спокойным и ровным.

       Успокоившись, тихонько прокралась к себе. Оказавшись на кровати под пледом, я наконец осознала насколько опрометчиво и глупо сегодня поступила. На дворе двадцать первый век, всяких, скажем так не очень 'чистых на руку' людей гораздо больше чем порядочных. В воображении стали появляться картины, одна красочнее другой, чем могло бы вообще закончится моё беспечное гостеприимство или ещё закончится. Хотя Алик не вызывал у меня аналогий с маньяком или грабителем, который подстерегал свою жертву открыто сидя у её калитки, а потом совсем случайно забыл о своих коварных планах, отвлёкшись на пирожки.

       Под грузом тяжелых и мрачных размышлений неожиданно навалился сон. Ночью я много раз просыпалась, но никаких посторонних личностей в комнате не замечала, за дверью царила тишина, нарушаемая тиканьем настенных часов в большой комнате.

* Добрый вечер! (фр.)
** Добрый день! (фр.)
*** Что случилось? (фр.)



Викторка Россонери

Отредактировано: 25.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: