Путешествие по принуждению

Размер шрифта: - +

Глава 3

 Алер
       Луна светила сквозь незанавешенное окно, попадая на его подбородок, Алер поморщился, как от чего-то материального и поднялся.
       Из окна была видна клумба, часть соседнего двора, стараясь не шуметь он открыл створку и полной грудью вдохнул ночной воздух, удобно устроившись на подоконнике и свесив ноги наружу. Всё это время он не спал.
      Когда Саша вернулась, решил, что будет лучше притвориться, чем рассказывать о своих приключениях. 'ещё успеем наговориться…' — удовлетворённо усмехнулся он.
       Пока девушка укладывалась, он думал о своём возвращении домой, пора бы уже, даже завтра. А она? Если бы не холодный рассудок, он, ни секунды не сомневаясь, забрал бы девчонку с собой, в свой мир, не интересуясь её мнением.
       Но он не знал как она, простой человек, перенесет перемещение. И получит ли он на том конце желанное существо или её холодное тело. Не удержавшись, тихонько вышел из комнаты и пробрался к ней, усевшись на краю постели, он просто смотрел на неё, удивляясь самому себе (раньше за ним такого не наблюдалось).
       'Совсем ребёнок, лет 17-18 по человеческим меркам…' — мелькнуло в голове. По меркам его расы Саша ещё была действительно ребёнком, маленьким, неопытным и наивным существом.
       Внезапно девушка зашевелилась и, поворачиваясь на бок, пнула во сне коленом Алера в… ну в общем в то, на чем он в данный момент сидел, на её лице появилась довольная улыбка.
       Дроу сначала тихонько охнул от неожиданности, затем улыбнулся вместе с ней. Она же, трогательно всхлипнув, зарылась поглубже в подушку. Смелая, немного бесцеремонная, упрямая, одновременно с этим хрупкая, добрая, заботливая, застенчивая человеческая девчонка.
       Знала бы беззаботно спящая Саша, что в этот момент её ближайшее будущие было окончательно предрешено одним темноволосым красавцем так неожиданно свалившемся на её бедную голову.

 Саша 
        Я проснулась с чувством мести, мне даже приснилось, как я его пнула, правда он почему-то в ответ на это только улыбался, как улыбается родитель, глядя на своё непутевое дитя.
       Непривычно нос защекотал запах ванили, тянущийся из-под двери, месть была отложена… пока.
       Наскоро одевшись и приведя себя в порядок, я, натягивая любимую толстовку, утро выдалось прохладным, поспешила на кухню. А там, мама дорогая, аккуратно накрытый на двоих стол, на котором дымится стопка румяных оладий, рядом с плитой, в небрежно повязанном переднике суетится бодрый как огурчик Алик.
       — О, доброе утро! — улыбнулся он, заметив меня. — Как спалось?
       — Доброе, отлично, а тебе? — в последние слова я добавила приличную дозу яда.
       Он смутился…немного.
       — Извини, мне надо было кое-что решить, для самого себя, — якобы пояснил он, тут же заверив, что теперь готов ответить на все мои вопросы.
       Я кивнула, принимая и извинения и заверения. Про себя отмечая, как этот красавчик умеет хорошо притворяться.
       — Откуда это всё? — кивок на стол, где помимо оладий, присутствовал апельсиновый сок, сыр, ветчина, варенье в вазочке, чай. Прям скатерть-самобранка! Что-то не припомню у себя таких запасов вчера в холодильнике.
       — Из магазина, — пояснил очевидную вещь Алик. — моё 'спасибо! ' за вчерашний бульон. Ничего, что я немного похозяйничал? — невинно хлопая ресницами, уточнил он.
       — О, как! Да нет, наоборот даже, — хмыкнула я, подходя к рукомойнику, чтобы умыться.
       Когда я вернулась, Алик обходительно отодвинул стул, приглашая сесть, чем поверг меня в окончательный шок.
       — Ты всегда такой обходительный или только по особым случаям?
       — Иногда находит, — беззаботно улыбнулся парень. — Хотя один мой друг постоянно повторяет, что я чурбан неотесанный и мне ещё учиться и учиться настоящим манерам.
       Я поперхнулась и кусок, оказавшихся восхитительными на вкус оладий, попал явно не в то горло.
       — Какой друг? Уж не Клэр ли случаем?
       — Нет, — отрицательно махнул головой парень, тепло улыбнувшись, — то, что она обо мне говорит, вряд ли вообще можно цитировать в приличном обществе.
       — Уже интересно… — свою мысль я закончить не успела, так как рядом с нами что-то негромко хлопнула и воздух начал двигаться, искажаясь, будто над костром.
       — О не-е-е-т, — протянул Алик, подрываясь со своего места.
        Ещё мгновение и сгустившийся в нескольких метрах над полом воздух начал трансформироваться в контуры человеческой головы и плеч. Постепенно картинка приобретала чёткость и цвет.
       Буквально через минуту на нас уже смотрел мужчина средних лет, с черными длинными волосами стянутыми на затылке то ли в хвост, то ли в косу, худощавым неприятным лицом, колючим взглядом и презрительно искривленными тонкими губами.    
       — Солаль, — успел выдохнуть Алик, прежде чем мужчина обратил внимание на него, а тот уже успел закрыть мне весь обзор своей спиной.
        — Алер, ты собираешься возвращаться домой? — без предисловий пророкотала 'голограмма', не знаю, как это ещё можно было назвать. — Надеюсь, мне нужно напоминать тебе о неприятных последствиях чересчур длительного нахождения в этом мире, где ты столь успешно развлекаешься. Отойди от неё, нехорошо поворачиваться к леди задни…кхм, спиной.
       Парень послушно, но с явной неохотой, открыл мне обзор, ледяные глаза буравили насквозь.
       — Твоя новая безделушка? — уточнил этот голографический нетопырь.
       Алик (или Алер?) ничего не сказал, и от этого было, не сказать, что больно, неприятно.
       — Хочется надеяться, что ты воспитанный мальчик, а хорошо воспитанные дети не разбрасывают свои игрушки! В течение часа хочу узнать о твоём прибытии домой! — властно предупредила голова и… исчезла.
       Не скажу, что полчаса ушло на собирание челюсти, ещё час на валяние в обмороке и нервном припадке.
       Произошедшее безусловно воспринималось как нечто необычное, но моё сознание, воспитанное на прочтении многочисленных фэнтезийных романов впадать в шок от увиденного не собиралось.
       Гораздо сильнее мне хотелось разобраться с Аликом (Алером). Я себя чувствовала подло обманутой, но не могла найти объективную причину, по которой со мной так поступили, и от этого становилось как-то обидно.
       — Как тебя зовут? — тихо спросила я, даже сама окончательно не понимая зачем.
       Он, стараясь не встречаться со мной взглядом, также тихо ответил:
       — Алеррион Мерван де Санд. — Час от часу не легче, я даже как-то не удивилась, что он и здесь мне успел наврать.
       И вот этот что-то там де Санд сходил в зал, откуда принёс свои вещи, натянув куртку, начал рыться в сумке, достав оттуда небольшой серебристый кубик, кинул печальный взгляд на остатки завтрака и, слегка надавив, бросил необычную вещицу на пол.
       За всем этим я безучастно следила со стороны, совершенно не подозревая о том, что мне делать. Бежать, прятаться? От чего? Ведь парень не кидался на меня с кулаками и никакой иной агрессии не проявлял. 
       Брошенный кубик начал разъедать пол, образовывая с каждой минутой все больше и больше расширявшуюся дыру, наблюдая за этим процессом, я не заметила как приблизился Алер, он сгрёб меня в охапку и прижал к себе.
       — Ничего не бойся, прошу, всё будет хорошо, — с этими словами он шагнул в дыру, крепко прижимая меня к себе, больно ухватившись за мою руку чуть ниже плеча. 
       Всё закрутилось, завертелось в каких-то цветных, даже аляповатых, пятнах, а потом мои глаза сами собой сомкнулись и я провалилась в темноту.
       Последние сознательные ощущения были настолько необыкновенными и диковатыми, что когда я очнулась, впрочем, не рискуя сразу открывать глаза, и почувствовала что лежу в постели, то поспешила себя убедить, что всё произошедшее было всего лишь тяжелым сном, начиная от обнаружения темноволосого мужчины у собственного забора, который, к счастью, закончился.
       Всё! 
       Теперь можно открывать глаза — вокруг было темно, только сквозь большое, тянувшееся от пола до потолка, окно справа лился лунный свет и виднелось темно-фиолетовое небо. Окно?! Я резко села и, упираясь ногами в матрас, забралась на самый верх ложа, вжавшись в деревянную спинку, видимо, кровати, на которой до этого соизволила преспокойно почивать.
       Раздался щелчок, в комнате стало светло, свет лился из шаров небольшого размера, висевших под потолком, на привычные светильники они не походили даже отдалённо! Из стоящего напротив кровати кресла поднялась мужская фигура и направилась ко мне.
       Я пару раз сморгнула, привыкая к свету.
       — Саша, ты как? — озабоченно спросил Алер, приближаясь ко мне.
       Надо же, я почти поверила в его беспокойство, ключевое слово 'почти', поэтому попыталась забраться ещё выше.
       — Не бойся, я не сделаю тебе ничего плохого. — В его взгляде едва мелькнула непонятная тоска, он сам остановился, не дойдя до кровати пары метров и не спуская с меня карих глаз. 
       А он изменился, одетый в странного покроя рубашку, поверх которой был надет черный с витиеватым узором жилет и камзол, напоминающий одежду XVIII века. Чёрные волосы, которые уже были выпрямлены, стянуты в хвост на затылке, лицо гладко выбрито.        Сейчас передо мной стоял не тот забавный парень, которого я, беззлобно шипящего от попадающих на кожу раскаленных капелек масла ещё сегодня (или уже не сегодня?!) видела на своей кухне, а серьёзный мужчина, пускай и молодой, но мужчина.
       Оставалось понять, чего ж хочет этот мужчина?! От собственных подозрений и догадок стало как-то не по себе и я непроизвольно дернулась, ударившись предплечьем о деревянный выступ в изголовье кровати. Было значительно больнее, чем от простого ушиба, я задрала рукав майки и с полминуты любовалась на маленькие, аккуратненькие синячки, оставленные на моей руке Алером, когда он тащил меня в эту дыру в полу.
       Боже, как я могла быть такой слепой?! Бессильно опустились руки, на правой что-то звякнуло, опустив взгляд, обнаружила широкий, тёмно-серебристый браслет, на котором было выгравирован изящный рисунок, что именно мне уже не дали рассмотреть, Алер подошёл вплотную и опустился на постель.
       — Кандалы? — горько усмехнулась я, глядя на своего похитителя. Он слегка поморщился, будто съел какую-то кислую гадость, и неожиданно протянул мне руку, открытой ладонью вверх.
       — Дай посмотреть. Я помогу.
       — Спасибо, помог уже, — фыркнула я, из последних сил сдерживая злость, чтобы не накинуться на него и не воплотить свой недавний сон в реальность, причем в десятикратном размере. — Так что, как-нибудь без вас постараемся обойтись.
       Тоска в его взгляде сменилась решительностью, одно стремительное движение и я уже сижу у него на коленях. И что самое ужасное, оказавшись в объятиях этого мужчины, чувствуя его дыхание, по моему телу прокатилась волна непонятного тепла.
       Несмотря на справедливые протесты разума, мне было приятно и даже как-то уютно находиться в его руках. Алер легонько сжал между теплыми ладонями мою пострадавшую руку, которая предательски откликнулась на его прикосновение мурашками по коже.        Просидев так несколько секунд, он убрал руки. Я с недоверием покосилась на своё плечо, синяки исчезли.
       — Но? Как? — изумилась я, поворачиваясь к нему, ударившись макушкой о подбородок.
        Алер молча улыбнулся, его лицо было так близко… Он осторожно провел кончиками пальцев по моей щеке, тепло вернулось опять…
       'Надо срочно вырабатывать иммунитет против этого красавчика, а то он неизвестно что со мной делает! ' — кажется это была последняя трезвая мысль. Костяшкой согнутого пальца Алер мягко приподнял мой подбородок, наши взгляды встретились.
       Наклонившись чуть вперёд он прижался своими губами к моим, внутри что-то трепыхнулось, сердце забилось чаще, а руки сами собой вспорхнули на его плечи, разум в этот момент позорно капитулировал. Неожиданно для себя я начала отвечать на поцелуй, сначала неуверенно… ведь это был мой первый настоящий поцелуй с мужчиной. Не знаю, сколько мы так просидели, от сего увлекательного занятия меня отвлекло неприятное жжение на запястье.
       Прямо на глазах мой браслет трансформировался в симпатичную татуировку: тёмно-серое дерево, обвившее своей кроной, стволом и корнями мою руку, крона дерева с тёмно-серебристыми листиками плавно перетекала в черные корни. Алер, закрыл глаза, резко вдохнув, будто до этого он и вовсе не дышал.
       Переведя дыхание, он опустил взгляд на татуировку, подняв мою руку, погладил дерево пальцем и осторожно поцеловал моё запястье. Блин, ещё пару таких поцелуйчиков и неизвестно чем всё это кончится… я ж, в конце концов тоже не железная!
       — Моя ценность, — едва слышно прошептал он.
       В дверь постучались: 
       — Ваша светлость, уже все собрались, — подобострастно сообщили из-за двери, не рискуя входить. — Госпожа Пероттэ просила узнать, скоро ли вы будете?
       Алер нахмурился и бросил очень недобрый взгляд на дверь. Мне стало искренне жаль человека, стоявшего за ней.
       — Как только будешь готова, приходи ужинать, — с неохотой возвращая меня на кровать, произнёс Алер, — мы будем тебя ждать! — помедлив, он добавил, — Я буду тебя ждать!
       Он развернулся и направился к двери, испугав своим видом каких-то девиц на пороге, те взвизгнули и отпрянули, уступая ему дорогу. Как только он исчез за дверью, девушки просочились в комнату, это были две юные блондиночки весьма смазливой наружности и не менее привлекательной фигуристости, одеты в простые с корсетом, длинные до пола платья, напоминавшие традиционные наряды немок на октоберфесте.
       Не дав опомниться, они стащили меня с кровати, начав вертеть во все стороны, при этом безостановочно тараторя. С трудом вырвавшись из цепких рук, я начала переговоры, предусмотрительно отойдя на приличное от блондинок расстояние:
       — Вы кто такие?
       Девушки удивлённо переглянулись:
       — Ваши прислужницы, госпожа, — последовал синхронный ответ, затем полу-реверанс.
       — Кто? — опешила я. — Какие нафиг прислужницы, что вам от меня надо?
       Снова последовал немой диалог взглядов, но видимо девушки были хорошо воспитаны и, в глубине души смирившись с моей быстро прогрессирующей шизофренией (поставленный диагноз отчетливо читался в их светло-голубых глазах), вслух ничего не высказали, быстро начав пояснять ситуацию:
       — Господин…
       — Кто? — гм, пора бы уже расширить словарный запас, подумала я, продолжая разглядывать замерших передо мною девушек.
       — Господин де Санд… — Я нахмурилась: как там 'Алика' по-настоящему зовут?! -… приставил нас к Вам и велел помочь подготовиться к ужину.
       — Зашибись! — выдохнула я, непроизвольно опускаясь в кресло.
        Хотелось удариться в истерику, на кого-нибудь наорать, желательно такого нахального брюнета, и поразбивать все хрупкое декоративное излишество, присутствующеё в этой комнате.
       Но я взяла себя в руки, кто бы знал, как тяжело мне это далось, и решительно встав, начала выталкивать ничего непонимающих девиц из комнаты. Те попытались возразить, но это у них слабо получилось:
       — Госпожа, но, госпожа…
       Я зарычала:
       — Саша, — пожимаю руку одной блондинке, — просто Саша, — дошёл черёд до второй, — ещё раз услышу про 'госпожу', покусаю!
       — А-а, но., э-э, — не став их выслушивать, вытолкала в коридор и закрыла дверь, тяжело привалившись к ней. Пора было начинать что-то делать…
       Сначала я обошла и осмотрела всю комнату, которая оказалась довольно просторной, стены были отделаны темно-коричневым деревом, на полу в тон стенам паркет, кое-где прикрытый мягкими пушистыми коврами, напротив двери два больших, до пола, окна.
       Из мебели здесь присутствовали большая кровать с балдахином и двумя прикроватными столиками по бокам, напротив неё в углу стояло два кресла с небольшим, типа журнального, столиком с изящной стекляной вазой на нем, до верха наполненной разнообразными фруктами, чуть левее у той же стены находился невысокий комод.
       В ходе исследований, мною были обнаружены ещё две небольшие двери, располагавшиеся в стене, напротив кровати. За одной я обнаружила ванную комнату, за второй дверью находилась пустая гардеробная, с многочисленными деревянными полочками и вешалками. Ознакомившись с обстановкой подошла к окну: вид тёмных крон деревьев, отнюдь не способствовал определению моего местонахождения.
       Что ж, придётся двигаться дальше! Я вернулась в ванну, умывшись прохладной водой из стоявшего на грубо сколоченной деревянной тумбе ведра, уставилась в зеркало: 'Капец! ' — отреагировал внутренний голос. Можно радоваться я переплюнула Алера, являя сейчас собой оживший персонаж из бессмертных творений Стивена Кинга.
       Бледное с зеленоватым оттенком лицо, тёмные круги вокруг глаз, будто два часа бинокль держала, ага, без рук, живописную картину дополняла прическа а-ля 'жутко злой разбуженный дикобраз'. Непроизвольно потянулась рукой к голове, чтобы пригладить торчащие волосы, в зеркале отразилось серое дерево с черными корнями. 'Скотина, сволочь, гад, — непрерывно высказывая всё новые и новые ругательства, я поочерёдно перепробовала все содержимое цветных бутылочек, стоявших на полках, безуспешно пытаясь стереть недавно полученную татуировку.
       Бесполезно!
       Как будто сама не знала, ну что ж я хотела по-хорошему. Где там меня ждут? На ужине? Отличненько! 
       Оскалившись своему отражению, я вернулась в комнату, старательно натягивая пониже рукава толстовки, обнаруженной на одном из кресел. Проигнорировав принесённое девушками платье, сейчас небрежно брошенное на кровать, я вышла в коридор.
       Как говорится, кто не спрятался, я не виновата!



Викторка Россонери

Отредактировано: 25.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: