Путешествие по принуждению

Размер шрифта: - +

Глава 9

Как только они очутились дома, Алер выловил первую попавшуюся служанку и потребовал найти управляющего, а также принести в комнату девчонки бинты и обеззараживающие средства
       — Монсеньор? — беспокойно глядя на девушку в руках хозяина, семенил рядом Ясмин, догнавший их уже на втором этаже. — Что с ней? Что случилось?
       — Ясмин, не сейчас! — прошипел Алер, проходя в комнату и осторожно укладывая свою ношу на кровать. — Делай что хочешь, но доставь сюда Элеонор! Немедленно! Сейчас же!!!
       — Да, монсеньор, — с пониманием кивнул Ясмин и его как ветром сдуло.
       Вместо него на пороге появилась служанка с требуемыми лекарственными средствами. Алер быстро смастерил тугую повязку, стараясь не медлить, иначе Саше грозило скончаться, не приходя в себя, от большой потери крови.
       Опыт у дроу по оказанию помощи был, все ж военная служба у Правителя это не курортная прогулка, а магия иногда может быть и бессильна. Алер остался сидеть на краю постели, взяв заметно побледневшую Сашу за руку, чтобы хоть как-то подпитывать ускользающие силы девушки своей энергией.
       Всё-таки хорошо, что он в первый же день сделал её своей амантин, теперь человеческий организм воспринимал магическую энергию дроу без сопротивления, как будто она была его частью, что было бы невозможно без совершенного ранее обряда. Он сидел и надеялся про себя, что один, точнее одна, из опытнейших лекарей на всю Лионию — Элеонор де Болье, находилась сейчас дома, в Роуэне, и не отказалась помочь.
       Эта женщина-дроу никогда не преклонялась перед авторитетом происхождения или толщины кошелька и за словом в карман не лезла, однако была желанным гостем в большинстве знатных Домов Лионии, ведь скольких дроу она умудрилась вернуть с того света. Алер был знаком с ней лично, поскольку эта женщина являлась хорошей подругой его матери и постоянно, вплоть до сегодняшнего дня пыталась его воспитывать когда словом, а когда и чувствительным подзатыльником, которым Алер смиренно давал себя 'наградить'.
       Дверь резко распахнулась впуская в комнату властную женщину в развевающемся тёмно-синем платье, сопровождали её две прислужницы.
       — Ну что у тебя на этот раз? — недовольно пробормотала она, глядя на Алера, но затем её взгляд опустился на девушку. — Что с ней?
      Не дожидаясь ответа, она встала возле кровати, подняв над Сашей свои руки.
       — Порез, клинок был пропитан каким-то анти-магическим ядом. — Коротко доложил Алер, уступая место женщине. — Невозможно ни регенерировать рану, ни остановить кровь.
       — Всё ясно, — деловито кивнула Элеонор и, не сдержавшись, добавила, — втянул очередную человеческую дурочку в свои игры?!
       Алер промолчал, не желая вступать в дискуссию, и опустил взгляд на девчонку, начавшую прерывисто дышать.
       — Потом поговорим! — Сделала властный взмах рукой тёмная эльфийка. — А теперь прочь отсюда, понадобишься — позову!
       Дроу, согласно кивнув, покинул покои, облегчённо выдохнув уже на коридоре.        Элеонор он доверял безоговорочно, ни секунды не сомневаясь, что та вернет его ретивую девчонку к жизни. Правда, потом придётся долго и мучительно беседовать с женщиной, рассказывая о том как довел 'бедную девочку' до такого состояния, но это мелочи.

Саша
       По-моему, это уже становилось вредной привычкой периодически терять сознание. Может у них здесь климат такой?! Частыми обмороками в своей земной жизни я, к счастью, похвастаться не могла.
       Рассуждения о причине своего бессознательного состояния постепенно вытеснили воспоминания последних событий. Ой, мне ж наверное должно быть сейчас очень больно?!        Я с опаской прислушалась к себе, ничего кроме затекшей шеи, не доставляло дискомфорта, раненная рука сладостно молчала, донесся шорох откуда-то слева, я непроизвольно открыла глаза, ожидая увидеть самое страшное, чуть ли не Росса с очередным ножиком наизготовку.
       Однако наткнувшись взглядом на испуганную белокурую эльфийку, которую Алер пытался приставить ко мне в качестве прислуги ещё в первый вечер моего здесь пребывания, успокоилась, тем более память услужливо подсунула последние кадры моего нахождения в сознательном состоянии.
       Росс же слинял, а я так вообще вырубилась чуть ли не на руках одного брюнетистого гада, из-за которого мне и досталось.
       — Доброе утро, гос… Саша! — испуганно улыбнулась тёмная эльфийка, вырывая меня из потока мыслей.
       — Доброе, Абель, — как можно более дружелюбнее улыбнулась я.
       Над этой девушкой пришлось провести долгую разъяснительную работу, чтобы изъять из её лексикона слово 'госпожа' по отношению ко мне, а потом и вовсе приучить обращаться на 'ты', но она это делала только когда никого постороннего не было рядом.
       Её старшая сестра, вторая 'моя' служанка, оказалось менее податливой с ней мы пока остановились только на 'Саше'. Тут до меня дошел смысл сказанного:
       — Утро?! Это ж сколько я провалялась?! — я вперилась взглядом в эльфийку.
       — Со вчерашнего дня, вам, ой, тебе было очень плохо, если б не леди Болье… — начала чуть ли не причитать Лори.
       — Кто? — переспросила я.
       — Один из лучших лекарей, — заломила руки девушка, с придыханием вещая о незнакомой мне 'леди де Болье', — ей очень многие обязаны своей жизнью…
       Воображение мигом нарисовало жеманную даму с презрительно сжатыми губами и капризно вздернутым носом при чем до самого потолка:
       — А про меня она как узнала? — всё-таки самооценка у меня была не столь высока, чтобы поверить что моим лечением вышеупомянутая дама занялась из чисто альтруистских побуждений.
       — Господин… ой! — девушка буквально подпрыгнула на месте, прикрыв рот ладошкой, больше не говоря ни слова, она с крейсерской скоростью вылетела из комнаты.
       Проводив тёмную эльфийку недоумённым взглядом, я попыталась сесть, протестующий организм ответил на это легким головокружением и подкатившей тошнотой.        Я осмотрела себя: рука была плотно перебинтована, вроде никаких других новшеств не наблюдалось, разве что привычной майки на мне красовалась просторная белая сорочка, напоминавшая своеобразную ночнушку.
       Тяжело застонала… надеюсь Алер в моём переодевании участия не принимал?!        Окончательно расстроиться мне не дали, дверь распахнулась и в комнату вошла, нет, скорее величественно вплыла тёмная эльфийка в фиолетовом изящном платье с длинными до пола рукавами, которая развевались при ходьбе, отдельного внимания удостаивалась сложная, заплетенная, высокая прическа:
       — Доброе утро, детка, как ты себя чувствуешь? — леди замерла у кровати, изучая меня внимательным взглядом.
       — Здравствуйте, хорошо, спасибо, — как-то неуверенно ответила я, жутко захотелось как нашкодившему ребенку забраться обратно под одеяло.
       Женщина, видимо, уловила моё настроение, властно кивнув:
       — А вот это правильно, тебе сейчас лучше оставаться в постели! Хотя бы пару дней, — с этими словами меня вернули на прежнее место, заботливо прикрыв тонким одеялом, больше похожим на обычный плед.
       На пороге появился Алер, кинув нетерпеливый взгляд на меня и кивнув, видимо приветствуя, он настороженно прошел дальше, не спуская напряжённого взгляда с тёмной эльфийки.
       — Вот и наш горе-герой явился… -'поприветствовала» вошедшего женщина.
       Я от неожиданности поперхнулась, с издевкой глядя на Алера, пропустившего реплику эльфийки мимо ушей. А эта женщина неожиданно начала мне нравиться
       — Я тоже рад тебя видеть, Элеонор! — сдержанно ответил Алеррион.
       — Не хорошо врать старшим! — надменно произнесла эльфийка, продолжая всё также смотреть на дроу свысока. — Несмотря на то, что я спасла твою… — красноречивый взгляд на мою замотанную руку с татуировкой, — знакомую, ты ведь все равно смотришь на бедную старую женщину как на кровного врага, никакого почтения!
       Я попыталась скрыть улыбку, особенно понравилось про 'бедную' и 'старую женщину', это ж надо уметь так чихвостить этого самовлюблённого нахала!
       Алер выслушал все с каменной физиономией и невозмутимо-вежливо попытался возразить, но Элеонор слушать не стала, печально махнув рукой в его сторону.
       — Детка, насколько я поняла, ты влипла во все это по его вине, — эльфийка подчеркнуто обратилась только ко мне, — поэтому не прощай его просто так, обязательно потребуй что-нибудь достойное взамен!
       Поблагодарив за столь дельный совет, я с неподдельным восторгом уставилась на эту необыкновенную женщину, в комнате воцарилась тишина, нарушаемая отчетливым скрипом зубов Алера.
       — Мне показалось, или сейчас кто-то отчетливо проскрипел 'старая карга'? — с неподдельным любопытством уточнила Элеонор, иронично поглядывая на дроу.
       Тот, судя по лицу, мужественно пытался собрать остатки терпения и сдержанности, надо отдать ему должное, насмешку тёмной эльфийки он выдержал, ответив не менее ехидным тоном:
       — Нет, что вы, как я мог так оскорбить 'старую больную женщину' — далее последовал легкий полупоклон. — Кстати, завтрак уже подан в столовой, не соблаговолите ли вы…
       Элеонор, вновь не дослушав, перебила своего собеседника:
       — Вот, теперь точно слышала 'вали отсюда, древняя развалина' — чётко произнесла женщина, в такт своим словам дирижируя указательным пальцем. — Слушаю и повинуюсь… — с этими словами она, плавно развернувшись, выплыла из комнаты.
       Как только захлопнулась дверь, Алер выдохнул и довольно бесцеремонно плюхнулся на край постели, глядя на меня своими темно-карими глазами, по которым я, оказывается, уже успела соскучиться.
       — Как ты себя чувствуешь? — чуть ли не с заботой поинтересовался этот гад.
       Но я ему не верила, убедив себя, что он вновь, не тот, за кого пытается себя выдать.        На ум пришли слова Элеонор 'ты влипла во все это из-за него…', постепенно начала накатывать злость, нестерпимо захотелось домой, к родителям.
       — Пока ты не появился, было гораздо лучше, — бросила я, буквально кожей чувствуя, что эти слова ему очень неприятно слышать. Ведь он примчался, когда нужен был, спас нас, нашел эту целительницу и сейчас тоже пришёл как только я очнулась.
       Стоп, ещё чуть-чуть в таком же русле и я сейчас кинусь ему на шею, начав извиняться!
       — Вот как, — прищурившись, прошипел он, наклоняясь ко мне, — может тогда мне не стоило появляться, когда вы с Россом там так мило развлекались?
       — Тебе просто не стоило вообще появляться в моей жизни! — огрызнулась я, а к горлу подкатил холодный ком, на глазах выступили слёзы.
       Хотелось зарыдать во весь голос и неизвестно по какой причине больше: из-за жалости к себе любимой, никому не нужной и всеми недооцененной или из-за своих грубых слов, брошенных, ставшему таким близким человеку, тьфу, то есть дроу.
       Алер окаменел, снова нацепив холодную невозмутимую маску, молча встал и ушёл (по мне так лучше бы наорал!), хлопнув дверью так, что в некоторых местах с потолка осыпалась побелка. Я никогда, никогда не пожалею о том, что этот брюнет появился в моей жизни, сделав её такой непредсказуемой, заставив чувствовать то, что никогда не приходилось чувствовать раньше.
       Может встать и догнать его? Но тут не вовремя проснулась гордость, громко заявив 'ага, счаз же, только шнурки поглажу! '. От мучительного самобичевания меня отвлекла ворвавшаяся как маленький ураган Клэр. Прям какой-то проходной двор сегодня!!!
       — Сашка, привет! Ты как? Что-нибудь болит? А где? Голова не кружится? — я с трудом успевала односложно отвечать на сыпавшиеся градом вопросы.
       Клэр, убедившись, что я помирать пока не собираюсь, переключилась на другую тему, усевшись на кровати у меня в ногах:
       — Вы с Алером опять поцапались?
       Я вздрогнула.
       — С чего ты взяла?
       — Да только что его на коридоре встретила, потрёпанный какой-то, глаза горят… причём бешенством, того гляди кого-нибудь пришибёт! — поделилась впечатлениями Клэр. — А может мне показалось и это он просто от усталости такой, почти всю ночь на ногах…
       — Бессонница? — со слабой надеждой уточнила я, перебив девушку.
       — Ага, — легко согласилась Клэр, тут же жестоко припечатав, — в виде тебя. Ты ж нам с Микеланджем из друга какую-то курицу-наседку сделала, которая вчера носилась с тобой как с яйцом, причем золотым!
       Я застонала в голос, пытаясь поглубже зарыться в одеяло. Но мне не позволили это сделать, Клэр без капли сожаления отобрала у меня единственное укрытие.
       — По какому поводу такие скорбные стоны? Что на этот раз не поделили? — тоном опытного прокурора принялась меня допрашивать девушка.
       — Клэр, я ему гадостей наговорила, — призналась я, а желание пойти и найти Алера стало просто нестерпимым.
       В ответ на это девушка только неопределённо хмыкнула:
       — Ну ему в общем-то не привыкать, — и тут она, пододвинувшись, осторожно обняла меня за плечи, стараясь не задеть перевязанную руку, я прижалась к ней. — Так, сейчас главное не наломать дров, виноваты вы оба, — я подняла голову и заглянула Клэр в глаза, — ну ладно, пускай он чуть больше, тогда пусть первым и извиняется он! В конце концов, кто из вас мужик?! — улыбнувшись я приняла исходное положение, на душе стало как-то спокойнее.
       Вынеся нашему общему знакомому приговор, мы переключились на другие темы, мне столько нужно было узнать: во-первых, что со мной было, во-вторых что со мной же делали, чтобы вернуть в сознательное состояние, и в конце концов за что с нами так обошлись?
       Да, я знаю, что Росс заклятый враг моих… кхм… знакомых? товарищей? друзей? , но это же не повод, чтобы такими садистскими методами демонстрировать свою вражду.
       Клэр спокойно выслушав, принялась неспешно все объяснять: — Во-первых, Росс всегда был жестокой тварь… кхм личностью, поэтому его манерам удивляться не стоит. В большей степени его спровоцировало то, что на тебе печать Алера…
       — Но татуировка была под браслетом! — невежливо перебив, возразила я.
       — Дроу не нужно смотреть на саму татуировку чтобы увидеть чей знак стоит на ауре, он как бы изображается поверх неё и практически любое существо, способное видеть другим зрением, сможет разглядеть…гм… под чьим покровительством ты находишься!
       — И для чего это нужно? — не поняла я.
       — Ну в большинстве своём, для того чтобы заранее предупредить других мужчин, ну или женщин что бывает крайне редко, о том что девушка, кхм… занята, чтобы не было соблазна! Ведь редко кто захочет связываться с…
       -… хозяином. — Хмуро закончила я.
       Клэр возражать не стала, поняв, что я, естественно, обо всем догадалась.
       — Ну вот, Росс и увидел 'дерево' Алера, ему конечно же захотелось доставить своему заклятому врагу как можно больше 'приятных' ощущений, воспользовавшись твоей беспомощностью перед всемогущим, как ему наверное казалось, дроу. Но он не учёл, что Алер не позволит издеваться над своими близкими и примчится, чтобы набить морду, в случае Росса считай, что убить, тому, кто посягнул на его друзей. Однако эта белобрысая зараза не была бы собой, если б не подкинула подлянку, в виде того кинжала, — при упоминании этого оружия я непроизвольно сморщилась, — клинок которого был пропитан непонятной, даже Элеонор пока не поняла, анти-магической дрянью, препятствующей заживлению раны и весьма способствующей большой потере крови! Поэтому Алер сразу и не смог регенерировать твою рану, пришлось в срочном порядке вызывать госпожу де Болье, а чтобы ты не скопытилась ещё до её прихода, я так думаю он поддерживал работу твоего организма, при помощи собственной энергии…
       — То есть выступив в качестве своеобразного донора?
       Клэр молча кивнула, а моя совесть вновь начала возвращать себе недавно утраченные позиции.
       — Вы ведь связаны, поэтому твое тело и не противилось вливаниям его энергии, — пояснила девушка.
       Так, хватит, решив, что я уже в полной мере осознала, что являюсь в высшей степени неблагодарной свиньей и тупой овцой, поторопила девушку:
       — А дальше?
       — Ну дальше прибыла Элеонор, зная её, видимо много чего высказала одному нашему общему приятелю и взялась за тебя, никого не пуская в комнату! Ну, а потом ты спала, долго спала и вот только сегодня проснулась.
       Я кивнула и тут же спохватившись, главное 'вовремя', спросила:
       — А ты? Что с тобой было? Сейчас же с тобой, все нормально?
       — Ну как видишь, — усмехнулась Клэр, — мне не дали нормально поваляться в обмороке,
       — Ой ли — не сдержавшись, улыбнулась я, вспомнив картинное падание в обморок, изображённое моей собеседницей перед незнакомым мне дроу.
       -… да именно в обмороке — тоном не терпящим возражений отчеканила подруга Алера, — и притащили сюда, затем дотошно осмотрев. Но со мной Росс боролся только на магическом уровне, так что все в порядке, в конце концов, я ж ему не сопливая магичка-первокурсница!
       В дверь вежливо постучали, прервав наш разговор, на пороге появилась Абель с подносом в руках:
       — Госпожа де Болье велела вам хорошо питаться, — с этими словами девушка водрузила передо мной свой поднос-столик, на котором дымилась тарелка гречневой каши, рядом стояла кружка с какой-то жутко пахнущей жидкостью, довершало картину маленькое блюдечко с грецкими орехами.
       Но его Лори быстро убрала, переставив на прикроватный столик и заявив, что это мне 'на потом'.
       Клэр, пожелав приятного аппетита, удалилась.
       Я с беспросветной тоской смотрела на серую кашу, чувствуя как к горлу вновь подкатывает тошнота. Потом минут десять пыталась уговорить Абель сжалиться и убрать поднос, но девушка оставалась непреклонна к мольбам.
       — Я не могу, не хочу! — ныла я, вяло ковыряя ложкой, надо признать довольно рассыпчатую, гречку.
       Внезапно с порога раздался голос, заставивший меня вздрогнуть и уронить ложку:
       — Детка, сейчас не время капризничать, ты должна хорошо питаться, чтобы быстрее восстановиться… — убедительно вещала Элеонор, давя на меня своим властным взглядом.
       Абель, ойкнув, поклонилась и скрылась в коридоре.
       — Но я не могу…она в меня не лезет… — я попыталась пробить тёмную эльфийку на жалость.
       — Леди свои капризы будете демонстрировать вашему ухажеру! — Холодным тоном отрезала Элеонор, демонстративно сложив руки на груди, всем своим видом показывая, что не сдвинется с места пока я не опустошу тарелку.
       Но тут неожиданно подоспела помощь, правда неожиданность заключалась в том, что в качестве помощника выступал Алер, притащивший с собой небольшой прозрачный кулек.
       Не обращая внимания на Элеонор, он подошёл к кровати, положил кулек на прикроватный столик и, развязав его, продемонстрировал мне содержимое. От увиденного непроизвольно набежала слюна, кулек был заполнен миндалем в шоколаде.
       Вот гад знает же чем пронять, потом эта бессовестная сволочь, проявляя зачатки антигуманизма, выудила шоколадный орешек приличных размеров и отправил его себе в рот, при чем начав жевать с таким видом будто ничего вкуснее в жизни не пробовал.        Изверг, я ж чуть язык не прикусила, наблюдая за его манипуляциями! Потом он принес кресло, кулек предусмотрительно захватив с собой, и поставил его у кровати, точнее у её подножия, как раз чтобы усесться напротив меня, мешочек он устроил на своих коленях.
       — Ну вижу вы тут и без меня прекрасно справитесь, — ожила Элеонор, ранее с не меньшим моего интересом наблюдая за действиями дроу, и ушла.
       — Здесь, — кивок на кулек, — около фунта орехов, для того чтобы все съесть, не торопясь, мне понадобится минут 15! — предупредил Алер, не сводя с меня глаз, на дне которых, мне даже со своего места было видно, плясали озорные чертики.
       — А попа не слипнется? — с картинным беспокойством уточнила я.
       Но этот деспот никак не отреагировал, твёрдо предупредив:
       — Время пошло! — с этими словами он схомячил ещё один орех, а потом ещё…
       Быстро осознав, что шутки кончились и если помедлю ещё чуть-чуть, то желанное лакомство будет безжалостно, прямо на моих глазах, уничтожено одним бессердечным красавцем, я схватила ложку и вполне сносными темпами взялась за поглощение каши.        Покончив с гречкой, я сыто отвалилась на подушку, протягивая ручки к недоступному, пока, кульку, про себя отметив, что тот успел уже прилично опустеть.
       — Отвар! — скомандовала эта темноволосая сволочь, захрустев очередным орешком.
       Я посмотрела на него как Муму на Герасима, когда та обо всем догадалась, но Алер оставался непоколебим, впрочем как и Герасим. Я просто не представляла куда в меня ещё влезла и кружка отвара, кроме того надо ж было оставить место для обожаемого миндаля, но была весьма довольна тем фактом, что с едой наконец покончено.
       Однако Алер что-то не торопился отдавать мне заслуженное лакомство.
       — Миндаль! — сурово напомнила я, требовательно протягивая руку.
       — Бери! — невозмутимо отреагировал Алер, впрочем не двигаясь с места. — Ты ведь ходить можешь?
       Скрипнув зубами, я соскользнула с кровати, неотвратимо направляясь к заветному кульку. Мама дорогая и это у них называется ночнушка?! Да эта 'распашонка' даже колен не прикрывала, я с недоумением сначала пялилась на себя, потом перевела взгляд на Алера, откровенно разглядывающего мои ничем неприкрытые ноги.
       Я смущённо ойкнула и одним прыжком вновь очутилась в кровати. Но быстро нашлась, стянув с края постели покрывало и поудобнее укутавшись в него, на этот раз более уверенно проследовала к своей цели.
       Алер не собирался так просто уступать мне, как только мои ручки приблизились к шоколадным орехам, он буквально из-под носа увел кулек и, подняв руку, держал его у себя надо головой.
       Я глухо зарычала, под нос высказывая себе все, что думаю об этой бессердечной сволочи и его родственниках вплоть до седьмого колена.
       Однако, когда меня и миндаль разделяли всего пару сантиметров, эта зараза играючи перекинула куль в левую руку, как раз находившуюся подальше от меня. С настойчивостью черепахи Тортиллы я поплелась туда, но на полпути была перехвачена за талию свободной рукой дроу, второй рукой мне наконец протянули желанный кулек и, нагло воспользовавшись моим почти неадекватным от вожделения состоянием, усадили как маленького ребенка к себе на колени, весьма категорично приобняв за талию.
       Вырываться не стала, сделав вид, что увлечена поглощением лакомства, надо ж было воспользоваться временным перемирием?! Тем более я весьма тщательно закуталась в покрывало, защитившись таким образом от кое-чьих прикосновений. Надо отдать должное Алеру — рук он не распускал, но и одновременно становилось понятно, что так просто меня не отпустят.
       — А ты оказывается сладкоежка, — хитро протянул Алер, наблюдая за мной, при этом устроив свой подбородок на моём плече.
       — Ничего подобного, — замахала головой я, одновременно облизывая пальцы от растаявшего шоколада. — Просто миндаль люблю. — И уже с сарказмом — Тебе, кстати, удобно?
       — Не жалуюсь, — выдохнул дроу, щекоча своим дыханием мою шею.
       Я с упорством пошевелила оккупированным плечом, но это не возымело успеха, голова вредного дроу осталась на месте.
       Пришлось идти на крайние меры, хладнокровно мазанув кончик его носа шоколадом, оставшимся на пальце. Алер смешно сморщился и всё-таки поднял голову, одной рукой вытирая пострадавший орган, а другой бдительно продолжая обнимать меня.
       Теперь я могла нормально повернуться, что и не помедлила сделать, уставившись на дроу. Удивительно, но впервые за все время нашего знакомства, его лицо было так близко при дневном освещении и выглядело оно довольно уставшим.
       Я прищурилась: неужели показалось?!
       — Чего ты на меня так смотришь? — подозрительно спросил Алер
       — У тебя,… — силясь сохранить серьезный вид -… веснушки?
       Дроу, ничего не говоря, видимо на автомате прикрыл свой нос ладонью.
       — Что, тяжёлое детство было? — не сдержавшись, ухмыльнулась я.
       В ответ на это меня весьма чувствительно ущипнули.
       — Чтоб не вредничала. — сурово припечатал Алер, проигнорировав мой возмущенный взгляд.
       Порядком поерзав, чтобы поудобнее устроиться, при этом старательно не замечая его, слегка подернувшегося подозрительной дымкой взгляда, я задала давно интересующий вопрос: — Как ты нас вчера нашел?
       — По крикам, — не моргнув глазом, соврал этот гад, — ваши вопли были слышны на пол-Роуэна…
       Я ткнула его в бок, одновременно поправляя покрывало.
       — А если серьёзно?
       — Серьёзно, — медленно повторил Алер, — дерево на твоём запястье, не просто красивая картинка, ещё и одновременно маячок для меня. По нему я смогу тебя найти хоть на краю света.
       — Отлично… — скептически протянула я. — А как узнал, что нас выручать надо, может этот ваш Росс мне в любви признавался, и мы уже плавно переходили на стадию первых неуверенных поцелуев?
       Алер засмеялся в голос.
       — Я никогда и никому не позволю даже приблизиться к тебе с такими мыслями — успокоившись, твёрдо произнёс он.
       — Ну вот ещё, никакой личной жизни! — картинно возмутилась я
       — Привыкай, — бросил он, — либо я, либо никто.
       — А можно тогда сразу в монастырь, — фыркнула я, — мужской!
       Ответом мне послужила невозмутимая физиономия дроу, которая начала раздражать ещё больше.
       — То есть как с благими намерениями так ты не подпустишь, а как с садистскими так ради Бога?! — прищурившись, язвительно уточнила я.
       Алер вмиг посерьёзнел.
       — Такого я больше не допущу… — твёрдо произнёс он, уткнувшись носом в мои волосы, — никто не смеет причинять боль моей ценности.
       На 'ценность' я раздражённо передернула плечами, пробормотав себе под нос:
       — Ага, кроме тебя самого…
       В дверь тихо поскреблись. Интересно кого там ещё принесло, вроде бы уже все успели появиться и поинтересоваться моим самочувствием.
       — Входи! — великодушно разрешил Алер, не меняя своего положения.
       Однако, мне не очень хотелось восседать на его коленях в присутствии свидетелей, я попыталась встать, но меня весьма настойчиво одной рукой усадили на место.
       В дверь опять постучали.
       — Микель, дьянтр тебя побери, да входи ты уже! — во весь голос рявкнул дроу, правда на последних словах немного поперхнувшись, поскольку я, воспользовавшись удобным моментом, своим довольно острым локтем весьма чувствительно ткнула Алера под ребра.
       Дверь наконец приоткрылась и в щель неуверенно просунулась знакомая голова с белыми прядями, как раз в тот момент, когда я ловко выкрутившись успела отскочить на значительное расстояние от Алера.
       Вошедший дроу неоднозначно хмыкнул, глядя на держащегося за пострадавшие ребра Алера, кидающего на меня убийственные взгляды, но потом, спохватившись, мужчина подошёл ближе и обратился ко мне: — Леди, простите за столь невежливое вторжение, — далее последовал вежливый полупоклон, — и позвольте представиться — Микеланджело де Локонтэр, офицер королевской гвардии. Можно просто Микель!
       Я, так и стоя в покрывале, периодически поправляя его, чтобы не свалилось в самый неподходящий момент, высунула и протянула дроу руку:
       — Саша, — хрипловатым тоном представилась я и, подумав, добавила — студентка.
       — Очень приятно — дружелюбно улыбнулся мой новый знакомый, вмиг став весьма обаятельным и милым, и осторожно коснулся губами моей руки.
       — Не зарекайся — хмуро одёрнул товарища Алер, сидя на прежнем месте.
       Я зло зыркнула в его сторону. Но меня отвлек Микеланджело, не обративший внимания на язвительную реплику дроу:
       — Леди, простите моего друга, он, видимо просто теряется в обществе такой прекрасной девушки, а будучи по природе своей неотесанным и иногда резким, не знает как правильно выразить вам свою симпатию… — на одном дыхании выдал Микеланджело, не сводя с меня озорного взгляда, который не мог лицезреть Алер, сидевший за спиной темного эльфа, также тот не мог видеть едва сдерживаемые улыбки на наших лицах.
       — Я смотрю, ты знаешь, — ехидно протянул Алер, — если б не наорали, так ещё б час наверное у двери топтался!
       — При чём тут это? — удивился Микель и с него вмиг слетел весь пафос, сейчас он больше походил на обыкновенного парня, разве что очень милого и напоминающего плюшевого медведя, которого так и хотелось потискать.
       Он повернулся лицом к Алеру: «Просто не хотел вламываться, мало ли чем вы тут занимаетесь?!»
       Последняя фраза была произнесена столь двусмысленно, что у меня от возмущения сначала даже челюсть отвисла. Ничего себе, что это за намёки?!
       Алер отреагировал гораздо спокойнее, слегка изогнув левую бровь. Микеланджело, глянув на меня, попятился и, кажется, смутился: — А я что? Я ничего! Просто предположил… и вообще какое мне дело… кто и чем со своей амантин занимается…
       — С кем? — навострив уши, переспросила я.
       — С тобой дорогая, — вкрадчиво произнёс Алер, поднимаясь с кресла и кидая предостерегающий взгляд на товарища.
       Тот, быстро смекнув, что сболтнул лишнего, промолчал.
       — Ну что ж я думаю, мы, с позволения леди, — имитируя интонацию Микеля, продолжил дроу, — оставим её, чтобы дать немного отдохнуть от многочисленных визитов. — Оказалось Алер умеет выдавать долгие витиеватые фразы не хуже, чем его приятель.
       Микеланджело согласно кивнул и, опять поклонившись, не торопясь направился к двери. Алер, тоже расшаркался передо мной, но у него это получилось гораздо саркастичнее и ехиднее.
       — Господин де Локонтэр, а вы правы… — задумчиво протянула я, глядя на дроу, заставив Микеля остановиться и недоуменно обернуться, — ваш друг действительно неотесан и в приличное общество его пускать просто нельзя!!!
       Микель печально, с пониманием вздохнул, затем воспользовавшись заминкой Алера, заговорщицки подмигнул.
       Алер же сильнее сжал мою руку, которая находилась в его ладони, тут же заныли костяшки пальцев. Наигравшись, он отпустил меня и последовал за другом:
       — Кстати, господин де Локонтэр, — продолжил все той же напыщенной интонацией Алер, — а вы в общем-то зачем приперались то?
       — Мы вообще-то собирались к плененному подельничку Росса наведаться… — как бы мимоходом напомнил Микель, уже выходя из комнаты и переходя на заговорщицкий полушепот, — ну я ж все понимаю… дела сердешные прежде всего.
       Дверь закрылась, сразу же на коридоре послышались шум и возня. Я не выдержала и подбежала на цыпочках к двери, прижавшись к ней ухом.
       — Ну всё, всё — молчу! — миролюбиво произнёс Микель. — Вот просто один вопросик: ты многим девушкам позволял с собой так обращаться, или я чего не знаю и ты в глубине души мазохист?
       — Она заходит ровно за ту грань, за которую я позволяю — твёрдо ответил Алер.
       Микель издал нечленораздельный звук, что-то среднее между хрюканьем и всхлипыванием:
       — Ты сам-то в это веришь? — потом повисла тяжелая тишина и уже отдаленно, едва различимо вновь заговорил Микель, — ну ладно, ладно. Она все равно твоя — опять последовало незнакомое слово — так что это не моё дело, как ты с ней цацкаешься…



Викторка Россонери

Отредактировано: 25.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: