Путешествие по принуждению

Размер шрифта: - +

Глава 14

      — Ну так что мы говорим? И главное кто берет главный удар на себя? — спустя несколько минут вернулся к прерванному разговору Соня, старательно делая вид, что ничего не произошло
       — Говорим про… — дальше высказать свою мысль я не успела, в предбаннике едва слышно скрипнула дверь и через мгновение в кухне появился папа, окинув наш импровизированный 'совет в Филях' удивлённым взглядом.
       — Добрый день, молодёжь! — бодро поздоровался мой отец.
       — Здравствуйте! — в один голос поздоровались мы, при чем от неожиданности и я тоже.
       — Дочь, а я смотрю ты тут неплохо и без нас время проводишь, — шутливо отметил папа, красноречиво глядя на нашу разношёрстную компанию. Парни остались стоять, мы с Соней пристроились на двух оставшихся табуретках за столом.
       — Пап, вот познакомься, тоже мой хороший приятель, Алик — представила я, махнув рукой в сторону Алера.
       — Олег Иванович, — представился в свою очередь папа, отвечая рукопожатием, затем вернувшись к пакетам, которые привез.
       — Рад знакомству. — Вежливо кивнул Алер.
       — Надеюсь я тоже, — неоднозначно ответил папа, хитро глянув на нисколько не смутившегося после этой реплики дроу.
       После того как пакеты были разобраны, папа налив себе чаю, занял удобную позицию напротив стола и, опёршись пятой точкой на кухонную тумбу, подозрительным взглядом обвел нашу компанию.
       — Ну, кто-нибудь хочет поведать, о том где вы пропадали?
       Ответом послужила тишина и потупившиеся взгляды, все с неподдельным интересом изучали незатейливые узоры на скатерти.
       — Где пропадала ваша совесть, которая не позволила связаться с родителями? — продолжал давить мой родственник.
       Первым взял на себя удар Артём:
       — Олег Иванович, я сейчас вам все объясню!!! — оторвавшись от стены, довольно убедительно начал Артём, даже чересчур убедительно…
       — Попробуй, — с усмешкой поддержал парня отец.
       — В общем, это я во всём виноват… — далее последовал монолог где-то на полчаса, из которого следовало, что во-первых, мы попёрлись на 2 дня только из чистого служения науке, точнее науке честно служил Артём, а я просто личность, которая легко поддаётся чужому влиянию, на что папа недоверчиво хмыкнул.
       Целью нашей с Артёмом поездки было чуть ли ни одно из важнейших научно-исследовательских открытий в области геологии практически мирового уровня. И если оно в итоге не увенчается присуждением какой-нибудь всемирно-научной награды за открытия в области геологии, то как минимум Тёмину фотку повесят в университете на доске почёта, прямо возле деканата.
       По-моему, приятель немного увлёкся, даже у меня под конец его эмоционального монолога уши потиху начали уши в трубочку сворачиваться.
       Я незаметно посмотрела на остальных благодарных слушателей: Алер с немым презрением смотрел на моего друга, как будто тот при всем честном народе сознавался в совершении низких и подлых поступков, Соня еле сдерживалась чтобы не зевнуть, казалось только папа с искренним интересом и сопереживанием внимал парню.
       Наконец Тёма иссяк. Придумать продолжение до настоящего момента я так почему-то и не соизволила.
       — Мда… ещё Нобелевскую премию не получили, а про родственников уже забыли. Вот она благодарная молодежь! — демонстративно посетовал отец. — Надеюсь, всё что хотели, вы уже откапали?
       — Понимаешь пап… — начала было я, но на ум как назло не приходило ничего стоящего, пришлось выкручиваться на ходу, — это ещё не все. Я, конечно, не так фанатично служу науке как некоторые ботаники, но такие вылазки действительно интереснее, чем сидение здесь.
       — Дочь, ты на что так закамуфлировано намекаешь? — вопросительно выгнул бровь папа.
       — Ну просто Тёма, — с этими словами я подошла к другу, предусмотрительно стараясь его не касаться, — запланировал ещё одну поездку… помасштабнее. — Повернуться и посмотреть в сторону дроу я не рискнула, тем более у меня на затылке и так намечалась дырка от его взгляда.
       — В Сибирь? — саркастично уточнил папа. — Или сразу куда-нибудь за Полярный круг?
       Я довольно фальшиво хихикнула:
       — Не-е-е… — старательный тычок локтем в бок приятеля. Надеюсь этот жест чересчур ревнивым дроу не будет расцениваться как флирт.
       Судя по напряжённому лицу Артёма он старательно вспоминал школьный курс географии нашей родины: где мы там на контурной карте чаще всего всякие чёрненькие значки рисовали. Геолог, млин, и чему их там в университете только учат?! Молчание затягивалось…
       — Полесье, — спокойный голос Алера немного разрядил обстановку.
       — Чего? — в один голос переспросили папа с Соней
       — Исследования Артёма ведь посвящены диориту?! — то ли сообщил, то ли уточнил дроу. — А на Полесье находится одно из крупнейших месторождений этой горной породы, ещё не совсем разработанное — настоящий кладезь для геолога.
       — А вы тоже из этих? Из геологов? — неуверенно уточнил мой отец.
       Тут 'отвис' Тёма:
       — Да, мы с Аликом эту магнетическую горную породу вместе изучали! — последовал дружеский хлопок по спине дроу.
       — Угу, — хмуро согласился Алер, пробуравив моего приятеля уж очень многообещающим взглядом, — но не сошлись на составе щёлочности!
       Пока парни играли в 'гляделки', папа обратился к нам с Соней:
       — Девчонки, с кем вы связались?!
       — Я вообще не при чём! — сразу же открестилась подруга и кивнула на меня, уже решившую брать 'быка за рога', дальше медлить не стоило.
       — Пап, так можно я с Тёмкой поеду??? Пожалуйста!!! — далее в ход пошла пародия кота из 'Шрека', отвлекшая даже парней, которые уже перешли к сдавленной словесной перепалке.
       Отец вмиг посерьёзнел:
       — Насколько? Куда конкретно?
       — На две недели! — с нажимом произнесла я, глянув на Алера, который отреагировал на названные сроки саркастичной ухмылкой.
       — Куда?
       — Столинский район, — с видом знатока вставил мой дружок.
       — Конкретнее! — потребовал мой родитель.
       — Там недалеко от Столина, деревня есть, Овляевка, — воодушевлённо сообщил парень.
       Папа, что-то прикинув в уме, отрицательно покачал головой. И тут меня понесло, я понимала, что сейчас родственника никто кроме меня уговорить не сможет, а уговаривать надо.
       — Ну, пап!
       — Ты понимаешь что это какая-то известная только этим, — кивок в сторону парней, — самородкам-геологам местность! И две недели — это очень большой срок!
       — Ладно. — Смиренно вздохнула я, обратив на свою скромную персону подозрительные взгляды всех присутствующих.
       У папы зазвонил мобильник и он ушёл в большую комнату, я решила воспользоваться заминкой:
       — Так, молодые люди, вы не хотите прогуляться? — с явным намёком поинтересовалась я, обращаясь к парням.
       На меня уставились две пары глаз, во взгляде которых читался немой вопрос, я кинула требовательный взгляд на Соню. Подруга конечно же сразу все поняла:
       — Мальчики, в сад! Все в сад! — подхватилась девушка и буквально выпихнула этих двух лбов на улицу, аккуратно прикрыв за собой дверь.
       Я тяжело вздохнула, в глубине души надеясь, что ни один из парней, за время моего отсутствия не закопает другого где-нибудь в огороде или под кустиком.
       Вернулся папа:
       — Так на чем мы остановились?
       — Пап, у нас даже в Конституции закреплено право на свободу передвижения!! — я с новыми силами кинулась в атаку.
       — А статья 32 о должном воспитании детей? — хитро улыбнулся родственник.
       — Ну па-а-ап, в конце концов мне уже 18 лет и я не ребёнок, — далее последовал эмоциональный, душераздирающий монолог с приведением самых невероятных аргументов.        В итоге я всё-таки одержала победу.
       — Ладно, я согласен, — тяжко вздохнул папа. — Но что скажет мама?
       Я выругалась, про себя, наблюдая торжественный взгляд своего оппонента.
       — Ну пап?! — это всё, на что меня хватило
       На этот раз родитель сжалился над дитятком и пообещал сам поговорить с родительницей.
       Обрадованная, я выскочила из дома и побежала искать ребят, оббежав участок, нашла их возле гаража, где наблюдалась довольно неожиданная картина, на бордюрчике возле выезда, удобно устроившись рядом с кустом смородины, сидели и беззаботно болтали Соня и Алер, периодически обрывая и лопая ягоды с вышеупомянутого куста.
       Полную противоположность им олицетворял Артём, расположившийся напротив и иногда кидающий осуждающие взгляды на улыбающуюся парочку. Первым меня заметил приятель:
       — Ну что? — он кинулся ко мне.
       — Всё нормально, — улыбнулась я, подходя ближе к друзьям.
       Алер едва окинул меня взором.
       — На две недели? — уточнила Соня.
       — Да, ну ты же последишь за домом? — тут же забеспокоилась я.
       Но девушка, улыбнувшись, с уверенностью заверила что 'всё будет хоккей! '.
       — Кстати, с Полесьем — это удачно получилось, я как раз собирался в Брест, так что меня здесь тоже никто не увидит! — с энтузиазмом произнёс Артём
       — Какая жалость что ты раньше туда не собрался… — вставил Алер, оставаясь сидеть на прежнем месте и с отстранённым видом глядя куда-то в сторону леса.
       Приятель метнул на дроу просто убийственный взгляд, но продолжил говорить:
       — Только проблема в том, что с тобой нельзя будет связаться по мобильнику, если я правильно понял?
       Моё хорошее настроение как ветром сдуло.
       — Просто завтра перед… отъездом, позвонишь родителям вроде как при подъезде к этой деревне и сообщишь, что связь плохая, — спокойно произнёс Алер, наконец соизволив посмотреть на меня. В его взгляде царили лед и стужа, стало зябковато, вопреки ясному солнышку светившему с самого утра.
       После того как проводили папу, мы с ребятами ушли гулять, таким образом обеспечив себе возможность спокойно всё обсудить.
       Алер особо в компанию к нам не набивался, а наедине со мной вел себя отстранённо и холодно. Мне становилось не по себе: что он задумал? Если эта была новая игра, то она мне явно не нравилась. Или он таким образом мстил за Тёму?!
       Чувствую вернемся и он мне всё сегодняшнее припомнит.
       — Саш, а кто всё-таки такой этот Алик? — в который раз попыталась всё выяснить Соня, когда мы неспешно по знакомой тропинке брели к нашей речке Переплюйке.
       — Человек, млин, творенье природы, — пробурчал в ответ все ещё дувшийся на подругу Артём. — А что, не досуг было узнать самой, когда вы там так мило ворковали?
       — Тёмчик, не ревнуй! — привычно отбрила дружка Соня и продолжила. — Саш, я просто за тебя боюсь!
       Я поперхнулась:
       — С чего вдруг?
       — Просто… — Соня замялась.
       Я заинтриговано давила на подругу взглядом.
       — Просто…ты… э-э-эм… — всё никак не могла подобрать подходящих слов девушка.
       Тут уже не выдержал Артём:
       — Смотришь на него как влюблённая кошка!
       — Да! — тут же выпалила девушка. — Ой, то есть нет! Не совсем так… То есть…
       — Короче, Склифосовский! — воскликнула я, одновременно прицеливаясь шишкой в своего бестактного дружка.
       Соня выдохнула и дальше уже продолжила на одном дыхании:
       — Просто — это видно, что ты к нему неравнодушна, он тебе нравится! И не отрицай! Он действительно красивый, умный, вежливый, тактичный, — подруга старалась не смотреть на меня, опустив голову и изучая землю под ногами, — но он опасен! Ты ему небезразлична тоже, я правда не знаю в каком ключе, но ваше общение с ним — похоже на маятник. Шаг вправо, шаг влево и я не знаю, чего от него можно ожидать… Особенно после того, как он сегодня поступил с Артёмом!
       — А может его ментам сдать? А? Пока не поздно? — снова встрял Тема.
       — Давай я тебя сдам лучше! — одернула друга я. — На опыты!
       Тёмка снова надулся, пробурчав себе под нос что-то про то, как бабы падки на смазливые физиономии, и демонстративно ускорив шаг, но потом все же вернулся:
       — Ну если попробовать сбежать? Спрятаться? Как он искать-то станет?
       — Никак, — пожала плечами я, глядя на обнадежившегося друга, — он просто сразу найдет!
       — Как?! — недоверчиво поинтересовался парень.
       Вся эта история была ему непонятна и это здорово раздражало.
       — Понятия не имею, — слукавила я, почесав татуировку, скрытую от посторонних глаз браслетом и поворачиваясь к подруге, — Сонь, поверь, со мной все будет в порядке! — как можно жизнерадостнее улыбнулась я. — Алик ничего плохого мне не сделает. — И где-то в глубине души я верила в свои слова, ровно настолько же, сколько была уверена в справедливых предупреждениях своей подруги. — Ну, в конце концов, я ж не мазохистка, чтобы дружить с маньяками!
       Соня неуверенно улыбнулась.
       — Как знать, как знать, — донеслась спереди скептическая реплика приятеля, после этого получившего сразу двумя шишками по затылку.
       Вернулись мы ближе к вечеру, ребятам, которые практически целый день провели со мной, нужно было хотя бы ради приличия побывать дома.
       Распрощавшись с ними, я вошла в дом, который встретил меня полумраком и тишиной, слабо надеясь на то, что Алер опять куда-нибудь слинял, я намыла себе яблок, привезенных папой и, сложив их в тарелку, проследовала в зал, а там — картина Репина: дроу весьма удобно расположившись на диване смотрел по телевизору… футбол.
       — Неужели даже попыток сбежать не будет? — ровным тоном поинтересовалась эта зараза, не отрываясь от действа на экране.
       — Есть смысл? — стараясь соответствовать интонации, вопросом на вопрос ответила я, усаживаясь на самый край дивана и демонстративно перед собой, ставя тарелку на столик.
       — А ты иногда бываешь умнее, чем кажешься. — Ехидно отметил это гад.
       — Жаль только ты всегда на прежнем уровне остаёшься, — парировала я.
       — Язва, — скривился Алер и обхамев вконец, развернувшись, растянулся на весь диван, пристроив свою темноволосую макушку у меня на коленях.
       Я зло выдохнула и на чистом автомате провела рукой по темным волосам, все мои воспоминания и ощущения вернулись — на ощупь чистый шелк. Не сумев остановиться, я начала перебирать угольно-чёрные пряди, легко проскальзывающие между пальцами.        Странно, но это занятие навевало на меня некое подобие спокойствия, Алер не возражал, повернувшись к экрану, но я где-то на физическом уровне чувствовала, что он получает от происходящего удовольствие.
       Проснулась природная вредность, намотав на палец темную прядку я чуть сильнее потянула. Алер тут же повернулся, даже в царившем полумраке были заметны его сверкающие глаза… Глаза, под взглядом которых я терялась. На секунду он отвлёкся от гипнотизирования меня и перевел взгляд на окно, за которым уже вечерело. Я прислушалась, но ничего не услышала.
       Попялишвшись некоторое время в темноту, Алер вернулся к просмотру матча.
       — И дружок твой тоже сообразителен, в определённой степени.- Непонятно к чему произнёс дроу.
       Так, всё, он меня достал. Я резко встала, чуть не скинув разлёгшегося дроу на пол.
       — Кто ты такой? Почему влез в мою жизнь? Почему я должна тебя терпеть?!!
       — Поразительно, но у тебя это в привычку вошло: задавать вопросы, на которые уже давным-давно были получены ответы. Может у Клэр травки какой попросить для улучшения памяти?! — с притворным беспокойством посетовал этот гад. — Или ты таким образом ищешь повод для общения? Если это так, то поверь, общаться можно и без глупых вопросов, — последняя фраза прозвучало столь двусмысленно, что я непроизвольно покраснела.
       — Идиот! — с этим ёмким словом я покинула комнату, едва сдержавшись, чтобы не хлопнуть дверью.
       И только оказавшись на кухне, обнаружила, что блюдо с яблоками осталось в комнате, но лучше я умру от голода, чем вернусь. Хотя, с чего бы это мне помирать — я обвела задумчивым взглядом кухню — тут же был поставлен на плиту чайник, а из холодильника извлечены колбаса, сыр.
       Когда я уже практически была готова вонзить зубы в аппетитный бутерброд и все это дело затем запить горячем чаем — из предбанника раздался стук в дверь, затем неизвестный дернул за ручку. С сожалением отложив ужин, нахмурившись я пошла открывать: 'Интересно, кому ж там не спится?! '.
       Даже не спросив 'кто? ', с другой стороны какая разница, если что, то пусть потом сам разбирается с этим дроу, с маньячными наклонностями, повернула ключ в замке.
       — Ну ты, блин, даёшь! Хотя бы ради интереса поинтересовалась 'кто тама? ' — сразу с порога наехал мой дружок и, довольно бесцеремонно отодвинув меня в сторону, прошел в дом. — О, чаек!
       — Положь на место!!! Это моё! — воскликнула я, предчувствуя второй облом с ужином.
       — Ну тогда сделай мне! — нагло потребовал Артём, усаживаясь за стол при этом не выпуская из рук мою чашку и бутерброд.
       — Мальчик, а ты случаем не офонарел ли? — не сдвинувшись с места, уперла руки в боки я. — Ты че вообще приперся?! Дома не кормят?
       — Кормят, но… — парень посерьёзнел, встал и подошёл ко мне, — ты можешь делать и говорить что хочешь, но один на один я, тебя…- красноречивый тычок пальцем в закрытую дверь, ведущую в большую комнату, — с ним, на ночь, не оставлю!
       В ответ на это заявление я только нервно икнула. Артём обхватил меня за плечи.
       — Я знаю, что возможно все это выглядит глупо. Но я должен быть здесь, как друг, который за тебя отвечает!
       Мои брови удивлённо поползли вверх.
       — Блин, каким я наверное сейчас идиотом выгляжу, — Артём отступил на шаг, сконфуженно взъерошив рукой волосы.
       — Нет, совсем нет… — попыталась возразить я. — И извини меня, пожалуйста, за сегодняшнее, я не думала, что он способен на такое.
       Артём растерянно выслушал меня, затем заверив, что мне не за что извиняться и что он прекрасно понял мою игру днём.
       — Я даже под окнами бродил, но как-то не решился постучать, — неожиданно произнёс парень, усаживаясь за стол.
       Я улыбнулась:
       — Так вот почему он про тебя говорил.
       — Что? — не расслышал парень.
       — Ничего, садись! — я пихнула его на табуретку — Сколько тебе бутербродов и с чем?
       Потрындев под чай на кухне, мы потом плавно переместились в большую комнату и зарывшись под плед на старой софе, включили маленький чёрно-белый телевизор, по которому с грехом пополам сумели посмотреть какой-то американский блокбастер, названия никто не знал, так как начали смотреть мы его где-то с середины, с ежеминутными перестрелками.
       Разнежившись в тепле и бессовестно используя своего друга в качестве большой грелки, забыв об угрозах дроу, я, несмотря на неудобность софы и сидячую позу, незаметно закемарила.



Викторка Россонери

Отредактировано: 25.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: