Путешествие по принуждению

Размер шрифта: - +

Глава 27

      Я отошла от Сагамора, в глубине души ещё таилась опаска, да и не стоило пока злить Алера (по мне так лучше бы наорал, от этого взгляда становилось только ещё хуже). Нужно дождаться прибытия в этот их Туолон и как-то суметь поговорить с Правителем, хотя он наверняка не меньший гад (до сих перед глазами стоит его рокочущая голова), но все равно надо бы выяснить на фига он меня сюда припер? И как скоро собирается вернуть обратно?!

       А вот если не собирается… конечно государственный переворот я ему тут вряд ли устрою, но гадить пусть мелко, но пакостно и долго я думаю смогу. Кстати, следуя воли Алерриона, не стоит обделять вниманием и Сагамора, конечно, союзником он мне не станет, но иметь такие связи в административном аппарате не помешает.

       Из раздумий меня вырвал бодрый голос Микеля, который, как ни в чем не бывало, вещал о том, что, кажется, кто-то куда-то собирался. Все зашевелились, Алер и Сагамор тоже старались вести себя как будто минуту назад ничего не было, хотя иногда на лицах проскальзывала тень раздражения, а во взгляде обещание все припомнить.

       Сборы не заняли много времени, тем более что мне и собирать-то особо нечего было.

       Не выходя за пределы владений Алера мы, с помощью Клэр и Сагамора (как самых способных в магии), телепортитровались в небольшую, опрятную деревеньку, где планировалось взять лошадей, называемых здесь курарами и уже верхом направиться в столицу.

       Идя по селению и украдкой осматриваясь, я сразу же отметила разницу здешних представителей населения и разношерстной толпы Роуэна: везде, куда падал взгляд, были только дроу, все как один подтянутые, с серьёзными лицами и взглядами. Правда, в последних иногда проскальзывало удивление, когда жители замечали меня, затем сменявшееся настороженностью — это уже в поле зрения попадал Сагамор.

       В деревне мы долго задерживаться не стали. Приобрели 'лошадок', если их таковыми можно назвать. В росте они где-то на голову повыше обыкновенных лошадей, да и круп гораздо мощнее, глаза темные, скорее даже иссиня-чёрные, независимо от расцветки, и взгляд которых не сулит ничего хорошего, на единственной здесь 'конеферме', направились к намеченной цели.

       Правда, перед выездом произошла небольшая заминка: я никогда в жизни не ездила верхом, не считая пятиминутного катания на флегматичной лошадке в детском парке. Клэр тоже отказалась изображать из себя лихого наездника, предположив, что среди наших попутчиков найдутся джентльмены, которые предоставят дамам место на своих скакунах и собственные мужественные спины, за которые дамы могли бы уцепиться дабы не упасть в пути.

       Я поначалу обрадовалась такому быстро найденному выходу, а потом стало как-то грустно — с Клэр-то все ясно, она оккупирует серо-дымчатого скакуна Микеля. Сам наездник явно не против, вон как глазки поблёскивают. А вот у меня выбор: тёмно-шоколадный питомец Алера (он его себе под цвет глаз подбирал что ли?) или белая кобылка Сагамора. Может лучше пешочком прогуляться?

       В очередной раз ситуацию спасла Клэр, с залихватским 'эх, была не была' грациозно запрыгнув на вздрогнувшего и попятившегося от неожиданности курарра Алера. Надо сказать хозяин несильно отличался по реакции от своего питомца, но быстро взял себя в руки и успокаивающе погладил животное по морде, одновременно крепко держа его за уздечку.

       — Прошу леди, — в шутливом поклоне приглашающе махнул рукой на своего курара Микель.

       Причём сделано это все было одновременно и ненавязчиво, и весьма категорично. Сагамора друг Алера как бы невзначай заслонил спиной. Я, тяжело вздохнув, также грациозно попыталась взобраться на этот 'мохнатый Эверест', и у меня это получилось, правда, не без помощи Микеля и не без отсутствия той самой грациозности.

       Мужчины быстро оседлали своих скакунов и мы в довольно скором темпе выехали из деревни, направившись вперёд по пыльной, широкой дороге.

       Солнце, вначале дня ещё припекавшее, сейчас спряталось за тучи. Разговор как-то не клеился. Постепенно я начала клевать носом, пока совсем не заснула, удобно пристроив голову на плече Микеланджело.

       Разбужена я была довольно неприятным способом, пока мы продвигались вперёд, совсем распогодилось, начался дождь и крупная холодна капля попала мне за шиворот. Я, неразборчиво проворчав спросонья, вздрогнула и открыла глаза: если раньше пейзажем вокруг служили засеянные поля и туманные контуры лесов вдалеке, то сейчас мы въезжали в небольшую рощу, деревья которой плотно смыкались над нашими головами, образуя что-то наподобие арки. И так было не слишком светло, а когда въехали в этот перелесок стало ещё сумрачнее, окружающая природа угнетала.

       — Меня одну все это вгоняет в уныние? — разорвав напряженную тишину, поинтересовалась Клэр, цепким взглядом рассматривая густые заросли неизвестных мне растений, будто пытаясь за ними что-то увидеть.

       Ответом ей послужил суровый взгляд Сагамора, девушка даже поначалу сникла от такого напора:

       — Чувствуешь? — обратился к Алеру Сагамор, одновременно пришпоривая своего курара.

       Темноволосый дроу напряжённо кивнул, разворачиваясь и направляя своего скакуна к нам с Микелем. Мы непонимающе уставились на него. И тут произошло невероятное, по лучшим канонам Стивена Кинга, от ближайшего дерева отделилась серая тень и одним прыжком кинулась на курара Микеля, при том она метила явно не в животину, а…в меня?! Мама дорогая!

       Как же вовремя Алер оказался рядом, едва я успела почувствовать на свой жилетке чьи-то плотно сомкнувшиеся челюсти и что было силы вцепиться в Микеля, Алер, в мгновение ока подскочив на своём кураре, рубанул клинком неизвестного нападающего.

       Тварь, противно взвизгнув, упала на землю и, вздрогнув, осталась лежать на земле. Однако проблем не поубавилось, непонятно откуда взявшиеся, нас уже не спеша окружали сородичи погибшей. Они чем-то напоминали гепардов (правда, очень отдаленно) гибкие, поджарые тела, обтянутые темно-серой гладкой кожей, длинные, нервно подёргивающиеся хвосты-плети, плоские, вытянутые, ощерившиеся в оскале морды, с капающей с клыков слюной. Вместо глаз будто раскаленные угли, в которых не виднеется ни капли интеллекта, только ненависть ко всему живому.

       — Шаргоны! — в один голос оповестили Алер и Сагамор.

       — Откуда они здесь? — воскликнул Микель.

       — Потом разберёмся, — прикрикнула на него Клэр, — они падальщики и будут нападать на самого слабого из нас.

       Как-то даже и уточнять не захотелось кому выпала сия 'счастливая' доля — и так все ясно.

       — Их очень много, — «утешил» Алер, наставив клинок на приближающихся тварей, второй рукой натягивая поводья. Его примеру последовал Микеланджело.

       Тварям вид холодного оружия явно не понравился, они глухо зарычали все теснее смыкая свои ряды, заставляя кураров ребят отступать и прижиматься друг к другу.

       — Попробуем отбиться пока, — не вызывающим пререканий тоном произнёс Сагамор, затем бросив Клэр — а ты, живо к ним, — кивок на нас с Микелем, — и плети заклинание серебристой сети! Чем быстрее, тем лучше!

       Я хотела было возразить, что Боливар троих скорее всего не выдержит, но Клэр уже ловко перепрыгнула на спину серого курара (тот даже не дрогнул) и, прижавшись своей спиной к моей, начала что-то бормотать.

       От дальнейшего наблюдения за её действиями меня отвлекли те самые шаргоны, которым, видимо, надоело ждать у моря погоды и они бросились в атаку, сначала на наших животных, пытаясь вцепиться курарам в горло и тем самым повалив их на землю добраться до наездников. Но 'лошадки' оказались тоже не лыком шиты и, встав на дыбы, встретили противника тяжелыми ударами копыт.

       Когда первый ряд нападающих тварей был практически безжалостно растоптан, шаргоны призадумались и сменили тактику, попытавшись короткими прыжками добраться сразу до дроу. Но Алер и Сагамор, прижав своих кураров с двух сторон к скакуну Микеля, таким образом защищая слабые тылы были начеку. Они ловкими, проворными движениями сбивали мерзких тварей иногда ещё даже в полёте, Микель, хоть его движения были конкретно стеснены, активно участвовал в защите от нападения.

       Когда стало понятно, что так махаючи они долго не продержатся, а Клэр пробормотала, что ей нужно ещё немного времени, парни тоже решили сменить тактику.

       — Слепянка! — рявкнул Сагамор, махнув рукой назад, будто показывая направление.

       Алер без лишних слов выбросил сжатую в кулак руку вперёд, затем её разжав. Сагамор, видимо, сделал тоже самое только в противоположную сторону. Ярко-голубая вспышка озарила пространство вокруг, твари отпрянули. Воспользовавшись их заминкой, дроу пришпорили кураров и, один по часовой стрелке, второй в обратном направлении начали в прямом смысле давить противника. Те шаргоны, что не попадали под копыта, пронизывались острыми клинками.



Викторка Россонери

Отредактировано: 25.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: