Путешествие по принуждению

Размер шрифта: - +

Глава 31

  Следующая секунда и я почувствовала себя свободной, упираясь собственной спиной в дерево. Сагамор стоял всё также склонившись надо мной, глядя прямо в глаза, на его губах играла лёгкая полуулыбка.

       — Не стоит благодарности, — спокойно, как ни в чем не бывало, произнёс он, отступая, тем самым освобождая мне дорогу, — позвольте я провожу.

       Судя по интонации, последние его слова подразумевали не вопрос, а констатацию факта.

       — Да, пожалуй, до дороги, — ещё до конца не придя в себя, согласилась я.

       Расставшись с дроу и тихонько поднимаясь по лестнице наверх, я так и не смогла проанализировать и дать оценку произошедшему, вскоре бросив это неблагодарное занятие. Радовало, что Сагамор повел себя правильно и этот момент можно будет позже даже вспоминать, иногда, в шутку, при этом будучи уверенной что одного темноволосого собственника нет рядом.

       Зайдя в выделенную нам с Клэр комнату, я сразу направилась в ванну, на ходу развязывая корсет и расстегивая многочисленные крючочки.

       К счастью, нагретая ещё днем вода не успела остыть, видимо все дело в этих продольных металлических емкостях, в которых она хранилась, подводимая длинным шлангом к самой ванной. Вдоволь наплескавшись, смывая с себя всю усталость сегодняшнего дня, замоталась в полотенце и направилась в комнату, в поисках подходящей для сна одежде. Вот где-то на полдороге меня и застал ледяной голос:

       — Я, кажется, сказал идти домой, — далее последовал щелчок и мягкий свет из шарика под потолком залил всю комнату.

       Я-то даже не пробовала его 'включать', довольствуясь сумерками и светом фонаря, проникавшим сквозь окно. В кресле, сплетя пальцы рук перед собой, сидел Алеррион, изучая меня внимательным взглядом.

       — А я, кажется, уже говорила, чтобы ты себе купил собаку и давал приказы ей! — как можно строже попыталась держать ответ я, однако стоило задержаться взглядом чуть дольше на этих тёмно-шоколадных глазах и коленки начинали подгибаться сами собой. Готова руку дать на отсечение он опять что-то задумал, отчего отступиться и не подумает!

       — Правильно, ведь у собаки хватит мозгов понять, что-то что ей говорят нужно выполнять исключительно ради того чтобы сохранить её жизнь! — с этим словами он встал и не спеша подошёл ко мне, близко, даже слишком.

       — Что тебе надо? — не выдержала я, не в силах отойти от него ни на миллиметр.

       — Я пришёл за своим долгом, — улыбнулся он, непринужденным жестом убирая прядь мокрых волос, прилипших к моей щеке.

       — К-каким долгом? — пролепетала я, чувствуя как предательски заполыхали щеки. — Я тебе ничего не должна!

       — Да? — наигранно удивился он, а его пальцы тем временем едва касаясь пробежали по моим оголенным плечам. — Не думал, что ты предпочитаешь провести остаток дней примотанной одеялом к кровати.

       После его слов на ум не пришло ничего цензурного, я моментально вспомнила его трюк с одеялом и выторгованный поцелуй в обмен на свободу.

       Неожиданно он сделал шаг назад не сводя с меня глаз, в которых творилось что-то непонятное, опасное и одновременно манящее, чему я не рискну дать описание и, видимо, заразное, поскольку я в данную минуту отчетливо поняла, что хочу его поцеловать.

       — Неужели я такой страшный? — усмехнулся он, больше не делая попыток приблизиться.

       — Да не то чтоб страшный, — невнятно пробормотала я, решив побыстрее расквитаться с долгами, быстрее отвяжется.

       Подойдя к нему ближе, я встала на цыпочки, на доли секунды растерявшись, как бы целоваться у меня с недавних времен вошло в практику, а сегодня так прям конвейер какой-то!

       Вспомнив Сагамора, постаралась поскорее отогнать мысли о произошедшем, не до него!

       Первая я никогда этого не делала, судя по всему этот гад не собирался мне помогать. Я, краснея, не разжимая губ прижалась к его губам — ноль реакции, что меня раззадорило (или это опять самогон?!). Приоткрыв рот я, слегка захватив его нижнюю губу, немного прикусила её, тут же отпустив, он вздрогнул, но сдаваться не спешил.

       Постепенно набирая уверенность, я явно увлеклась, так как в один прекрасный момент умудрилась коснуться его верхней губы языком… Вот тут он уже не выдержал.
Наконец выразив хоть какую-то реакцию, он ответил, подарив мне обжигающий, выбивающий землю из-под ног поцелуй, затем не торопясь начал спускаться ниже. Желания отталкивать его не было, наоборот инстинктивно я откинула голову, подставляя шею под становящиеся все более требовательными поцелуи.

       Толком не помня каким образом мы оказались на кровати, причём я восседала на животе дроу, склонившись за очередным поцелуем и исполнив давнюю мечту зарывшись руками в густые, чёрные как смоль волосы. Жаль только тугие косички мешали полностью насладиться процессом. Мужские руки продолжали неторопливо скользить по моей спине, хотя нет, они явно что-то искали, и, наткнувшись на узел завязанного полотенца — нашли.

       Я вздрогнула, оставшись в нижнем белье на обозрение изучающего взгляда карих глаз. Неожиданно раздался стук в дверь.

       Алер застонал, но не в порыве от страсти, а 'мол, как же вы все задолбали! '. Он, резко приподнявшись, перевернулся, подмяв меня под себя и, видимо, надеясь, что неожиданный визитер всё же вспомнит о каких-либо правилах приличия или на крайний случай об оставленном невыключенном утюге и уйдёт. Дроу снова нашёл мои губы своими. Но нет тут-то было — стук повторился:

       — Александра, извините за беспокойство, — раздался за дверью женский голос, настойчивым гостем оказалась мама Микеланджело, — я видела как вы пришли! Не знаете ли вы где Аллерион? — тактично продолжила женщина. Смешно, как будто она не догадывалась где сейчас дружок её сына и полагаю его род деятельности на данный момент ей тоже был известен!

       Но, видимо, что-то очень важное произошло, раз она решилась нас побеспокоить. До Алера также дошла мысль о неизвестной необходимости, заставившей женщину настойчиво стучать в дверь, поэтому он отодвинувшись от меня, уселся рядом, оказав помощь в возвращении полотенца на его законное место.

       — Госпожа де Локонтэр, я здесь, — с этими словами он, лукаво улыбнувшись, мимолётно и довольно развратно поцеловал моё обнаженное плечо, легко соскочил с кровати и направился к двери, на ходу приглаживая взлохмаченные чьими-то шаловливыми ручонками волосы и одергивая довольно помятую рубашку, — что-то случилось? — раздались его слова уже на коридоре, за дверью.

       Надо отдать должное, выходил он, а точнее буквально выскальзывал в узкую щель приоткрытой двери так, чтобы мама Микеля не смогла увидеть меня, по цвету кожи напоминавшую сейчас наверное перезрелый помидор.

       Чувство стыда никак не хотело отступать, видимо, заняв позиции уступленные алкоголем. Думать о том, что бы могло произойти не появись эта женщина — совершенно не хотелось — хорошую головомойку самой себе я решила устроить завтра же. Чтобы нахлынувшие чувства окончательно меня не одолели я поскорее нашла свою майку, приспособленную под «пижаму», и нырнула под одеяло, надеясь что утро действительно мудренее вечера.

Алер

       'Девчонка не такая уж неприступная…' — мимолётно отметил Алер, стараясь казаться отстранённым, в то время как Саша неуверенными поцелуями настойчиво пыталась пробудить в нем хоть какую-нибудь ответную реакцию.

       Признаться честно, такого напора от девчонки он не ожидал, из-за удивления не сразу и учуял присутствие алкоголя в крови его амантин.

       Немного, но судя по всему это было что-то крепкое, типа гномьего самогона, оттого поведение девчонки так изменилось. Секундное пробуждение совести, возможно девчонка завтра пожалеет о своих действиях он задушил практически в зародыше (но сделав зарубку в памяти о том, чтобы поговорить со своими товарищами, что чужих амантин спаивать нехорошо).

       Опираясь на ранее улавливаемые эмоции по отношению к нему со стороны девушки и предполагая, что таким образом она вряд ли в будущем от него уже куда-нибудь денется, он позволил себе углубить поцелуй, намекая на то, что одним им он сегодня не ограничится.

       Тревожная мысль о том, что после всего этого она может его возненавидеть и вовсе больше никогда к себе не подпустить была уничтожена самой девушкой, уверенно устроившейся на его животе и прижавшейся к мужским губам. Она даже позволила избавить её от такого мешающего в данный момент полотенца.

       Стук в дверь… от разочарования Алер застонал, но попытался удержать ситуацию под контролем. Однако, госпожа де Локонтэр, пришедшая в не самый подходящий момент, тоже именно сегодня решила проявить недюжую настойчивость.

       Поняв что от визитёрши избавиться не удастся, Алер помог девчонке привести себя в порядок, затем чмокнув её в плечо, тем самым давая понять, что это было только начало. Выскользнул за дверь, стараясь чтобы девушка, и так уже пунцовая, не попала в поле зрения матери Микеля.

       — Что-то случилось? — поинтересовался он, стараясь сдержать раздражение и даже выдавив из себя приветливую улыбку, правда, слегка тускловатую.

       — Там какой-то посыльный из городской стражи очень настойчиво требовал тебя, — сообщила женщина, — я попыталась его убедить, что уже поздно и уговорить прийти завтра, но он меня вообще не слушал, требуя тебя, — озабоченно произнесла она.

       — Спасибо Вам, госпожа де Локонтэр, — уже более естественней улыбнулся Алер, обнимая женщину за плечи, когда они уже спускались по лестнице на первый этаж, — а этому посыльному я постараюсь втолковать, что не пристало так поздно посещать дома достойных семей и уж тем более тревожить покой порядочных хозяек.

       Женщина смущённо улыбнулась в ответ на комплимент: 'Ох, Аллерион…', затем оставив друга своего сына наедине с топтавшимся у входной двери посыльным.

       — Лэ`гьер, прошу прощения за столь поздний визит, — далее последовал уставной поклон, — но я прибыл…

       Далее пареньку договорить не дали, Алер, довольно бесцеремонно схватив того за локоть, буквально вытолкнул на улицу, выйдя следом и тихонько прикрыв входную дверь.

       — Слушаю, — сдержанно кивнул дроу, когда они спустившись с крыльца оказались в саду.

       — Колдун, которого вы поймали с господином, ой, то есть с Советником, он… — юный посыльный изо всех сил старался чтобы его речь была плавной и боле-менее уверенной, но хватало только одного взгляда на тёмные, чуть сузившиеся глаза и сжатые в нитку губы, как уверенность испарялась сама собой.

       — Что он? — сдержанно спросил Алер, разгневанный нерешительностью юноши.

       — Он скончался, — наконец выдал тот.

       В наступившей тишине раздался отчётливый хруст, таким образом дроу выразил свою раздосадованность, раздавив поднятое минуту назад с земли неспелое яблоко.

       Единственный свидетель, живая и практически неопровержимая улика против Росса — и он собственноручно уничтожил её.

       Раньше такой недальновидности Алер за собой не замечал, единственное, что заполняло его разум тогда, на той свалке была ярость и мысль: «Колдун, посмевший угрожать тому, что принадлежит ему, больше не жилец». Но тут опять вмешался Сагамор, надо признать, впервые он вмешался своевременно, но все равно как показало время напрасно.

       — Это всё? — сухо уточнил Алер и, получив в ответ кивок, позволил было парню уйти, затем все же остановив на полпути. — Где тело мага?

       — У нас в части, в темнице, — чётко отрапортовал посыльный.

       — Передай дежурным, чтобы пока я его не осмотрю, никуда его не девали, — отдал распоряжение дроу, добавив, — даже если его светлость Советник, который тебя сюда, видимо, и прислал, вдруг отдаст приказ его сжечь и пепел по ветру развеять!

       — Но, лэ`гьер, — попробовал было возразить юноша, однако под властным, тяжелым взглядом тёмных глаз сразу как-то сник. — Я понял, позвольте идти? — получив в качестве разрешения кивок, молодой дроу развернулся и стремительно помчался выполнять приказанное.

       Алер ещё немного постоял в саду, подставляя лицо холодным каплям начавшегося дождя и разрабатывая план действий на завтра. Видимо, отъезд в столицу придется отложить на пару часов.

       Спокойным размышлениям помешала парочка ввалившихся через калитку друзей. Весело переговариваясь свистящим шепотом и хихикая, они в обнимку направлялись к дому. Алер, вспомнив о своём намерении провести разъяснительную беседу о том, что его амантин не годится на роль собутыльника, двинулся им наперерез.

       Но по радостным возгласам, изданными друзьями при встрече с ним, понял, что от этой парочки сейчас толку как от того мага, покоившегося в темнице Нима. Сграбастал обоих и отконвоировал в выделенную им с Микелем комнату, о чём позже весьма пожалел.

       Вернувшись в комнату девушек, увидел, что Саша уже спит. Грустно усмехнувшись, скинул с себя одежду и нырнул под одеяло, аккуратно протянув руку таким образом, чтобы девушка оказалась в его объятиях. И правильно, что она спит, настроение было уже не то…

       Алер попытался было заснуть, однако испорченным настроение оказалось только у него, за стенкой раздалось сначала кокетливое хихиканье, потом заговорщицки, томный шепот, потом звуки, свидетельствующие о том, что его друзья, оказавшиеся сегодняшней ночью в одной комнате, весьма довольны соседством и планируют им наслаждаться вместо сна.

       Дроу едва не зарычал. Отодвинувшись от девушки, он сначала накрылся с головой, затем положил на голову подушку и прижал её как можно плотнее рукой. Но слух у дроу от природы острый, в общем полночи у него прошло сначала под душем, а затем за выдумыванием извращённо-садистских методов казни разошедшейся парочки.

Сагамор

       — Ты всё передал? — взгляд ледяных глаз, буквально пронизывал насквозь, заставляя чувствовать себя неуютно.

       Юный страж съежился, внутри себя проклиная столь неудачный для него день, и кивнул:

       — Да, монсеньор.

       — И как он отреагировал? — несмотря на то, что подразумевался вопрос, голос дроу не выражал никаких посторонних оттенков, кроме отстранённости.

       — Лэ`гьер, он был весьма раздражен. — Доложил юноша.

       — Неужели твоим сообщением? — нарочито удивлённо изогнул бровь голубоглазый, что было большой редкостью для представителей их расы, дроу.

       — Скорее моим появлением, — неуверенно предположил посыльный.

       — Даже так? — тонкие губы дроу изогнулись в злорадной усмешке. — Ну что ж, спасибо, ты всё отлично выполнил, можешь идти.

       Парень было развернулся, но, о чём-то задумавшись, остановился и, повернувшись, спросил:

       — Позвольте, почему так важно было передать эту новость о смерти колдуна так срочно?

       Казалось, столь наглый вопрос простого стражника не должен был вызвать ничего кроме раздражения и уж никак не мог быть удостоен ответа. Однако в данный момент советник Правителя находился в прекраснейшем расположении духа, поэтому соизволил пояснить:

       — Лэ`гьер де Санд всегда любит быть в курсе дела, он бы мне не простил, сообщи я ему эту новость утром, — стражник кивнул в ответ на неожиданную расположенность к разговору своего начальства и с поклоном покинул того.

       Сагамор, проводив посыльного самодовольным взглядом, снова усмехнулся самому себе, направляясь в гостиницу, завтра предстоял тяжелый день.



Викторка Россонери

Отредактировано: 25.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: