Путешествие по принуждению

Размер шрифта: - +

Глава 32

       Солнечный свет пробивался сквозь веки, не давая заснуть опять, а переворачиваться было влом. Как выяснилось позже, не зря я не стала менять положение своего тела, видимо, сработал инстинкт самосохранения с целью сберечь мою хрупкую, ранимую психику. 

       Наконец мозг окончательно проснулся, тем самым приведя к жизни все нервные окончания. Я почувствовала, что у меня затекла шея, которая на данный момент покоилась на чем-то узком и довольно жёстком.

       — Солнышко, раз ты уже проснулась, не могла бы ты слезть с моей руки? — раздался воркующий голос у меня прямо над ухом, от сахарности интонации сводило зубы, а уж от яду, который Алер также умудрился выразить в одной просьбе, так просто руки чесались придушить его прямо здесь… Ой!

       — Мы с тобой спали? — данный вопрос как-то одновременно возник и в уме и на языке. 

       Мне стало абсолютно ясно и стыдно за то, что мы оказались с этим нахальным, беспардонным, бессовестным дроу в одной постели есть и моя вина, то есть моё…гм… не совсем скромное (это ещё мягко сказано!) поведение.

       Концовка вечера как-то смутно помнилась. Как Микель предложил зарулить в какое-то местное питейное заведение это чётко помню, и как Клэр опрометчиво заказала гномий самогон — это также казалось бесспорным фактом, а вот потом… В общем я решила все списать на состояние аффекта, таким образом очистив свою совесть.

       — Как видишь, мы проснулись вместе, в одной кровати из чего можно сделать вполне логичный вывод, что предшествующим вечером, то есть скорее поздней ночью, мы в неё также вместе ложились, — с важным видом разглагольствовал Алер, прижимая меня к себе и предусмотрительно удерживающий рукой за талию.

       Оставалось только рычать и судорожно теребить память по поводу вчерашнего ночного времяпрепровождения: быть или не быть, ой, то есть было или не было?

       Эта скотина решила подлить масла в огонь:

       — Тебе разве не понравилось? А мне лично очень даже, — с этими словами он, приподнявшись, игриво потерся щекой о моё плечо, превращая мою спину в плац для армии мурашек, легко поднялся с кровати.

       Я отвернулась, натянув покрывало на голову и мечтая оказаться на родной даче.

       — Котёнок, долго не залеживайся, у нас на сегодня большие планы. Я скоро буду. — С завидной жизнерадостностью, чуть ли не нараспев протянул этот гад и исчез за дверью, прежде чем в неё впечаталась подушка, не слишком прицельно брошенная мной.

       Оставшись в комнате одна, я сначала несколько раз выдохнула, но не смогла пересилить накатившуюся волну отчаяния и стыда.

       'Это же надо было так допиться!!! А он? Ни за что не поверю, что он не учуял моего состояния, значит просто решил воспользоваться, раз само в руки плывёт' — я тут же одёрнула себя.

       Глупо было рассчитывать на его благородство. Почему-то в памяти всплыла невозмутимая физиономия Сагамора — я застонала в полный голос, некоторые недостающие кусочки картины вчерашних событий встали на своё место.

       Девица лёгкого поведения, больше нечего добавить, ох, что бы на это сказали родители!

       Резко захотелось что-нибудь разбить, сломать, разрушить.

       Нет, стоп, есть отличный способ узнать, было ли что-то вчера между нами или нет!

       Я соскочила с кровати и стремительно стянула с неё одеяло, жадно оглядывая простынь, ведь, если что-то было, то для меня оно было впервые и следы должны были остаться. Угу, так-то оно так, только вот по чёрной простыне это вряд ли поймёшь, как внимательно и под каким бы углом я её не рассматривала, никаких следов обнаружить на тёмной ткани не удалось.

       Прислушалась к внутренним ощущением — вроде бы как больно должно быть, но никаких неприятных ощущений не было.

       Так, мне надо с кем-нибудь поговорить, с тем, кто поймет и не будет презрительно цокать языком и читать мораль! Естественно самой подходящей кандидатурой была подруга Алера, хотя наверное, я уже с полной уверенностью могла назвать Клэр и своей подругой. 

       Составив план действий на ближайшее время: найти Клэр — вынести ей мозг своими переживаниями — спросить совета, я помчалась в ванну, по дороге глянув в окно и отметив про себя что на дворе ещё раннее утро.

       Пока тихонько обходила дом и сад в поисках девушки, успел созреть вопрос: если её дружок почивал в нашей кровати, то где в это время собственно могла быть сама Клэр? 

       Ответ нашёлся практически сразу — внутри начала закипать злость, то есть вот так, променять женскую солидарность, на этого тощего, патлатого дроу?!

       Обуреваемая нехорошими чувствами, я, особо не соблюдая тишину, родители Микеля были уже на ногах, а остальных мне было не жалко, я потопала по лестнице, направляясь в комнату, выделенную юношам.

       Один, но очень громкий и внушительный удар в дверь и перед парочкой ещё не проснувшихся дроу возникла моя перекошенная физиономия.

       — Саш, э-э-э, доброе утро…, — неуверенно поздоровалась взлохмаченная Клэр, пытаясь отвоевать у Микеланджело кусок покрывала, чтобы поплотнее им укрыться.

       — Доброе! — сквозь зубы процедила я и не думая отводить пристального взгляда от стушевавшейся парочки.

       — Что-то случилось? — подал голос Микель, перетягивающий покрывало на свою сторону с той же целью, что и его подруга.

       — Да вы, ты, — я перевела взгляд на Клэр, — да как ты! Почему? Ну неужели нельзя было?! — холодный комок застрял в горле, а из глаз предательски потекли слезы. Поняв, что ничего внятного я больше сказать не смогу, развернулась и побежала вниз.

       Мама Микеля уже накрывала на стол к завтраку, стерев слезы и стараясь как можно милее улыбаться, я зашла в просторную кухню.

       Ребята не заставили себя долго ждать, при этом они старались соблюсти приличия, то есть сначала спустился наспех одевшийся Микель, а через несколько минут на пищеблоке появилась Клэр, признаться, вид у неё был более аккуратный чем у дружка Алера.

       Поприветствовав всех, госпожа де Локонтэр сообщила, что ей необходимо на рынок за продуктами и, чмокнув сына в макушку, она, прихватив корзинку вышла через открытую дверь в сад.

       Как только её шаги стихли, Клэр второпях, практически не глядя налила в кружку отвар и, всучив её Микелю вместе с его тарелкой, выставила бедного, слабо сопротивляющегося парня в сад.

       — Просветить меня о том, какая я дрянь на самом деле, ты успеешь позже, — серьёзно произнесла Клэр, пристально глядя мне в глаза, — а сейчас рассказывай что произошло!

       Держаться отстранённо и холодно, как я планировала первоначально, не получилось. Под конец своего бурного повествования я вновь начала хлюпать носом. Кстати, про поцелуй с Сагамором я умолчала, мало ли как на это могла отреагировать подруга Алера.

       — Вот что мне теперь делать? — всхлипнула я, сложив руки на коленях и с надеждой глядя на Клэр. В вероятность того, что мы с Алером просто отдыхали в одной постели, после тяжелого дня стало вериться ещё меньше, уж больно он фривольно вел себя утром.

       — Гм…, а ты совсем ничего не помнишь? Эм-м, не чувствуешь? — ещё раз уточнила девушка и получив в качестве ответа моё растерянное махание головой, неожиданно выдала, — в общем так, изобрази из себя оскорбленную невинность! — Заметив мои удивлённо округлившиеся глаза, Клэр сочла нужным повторить, — да-да, именно так, но здесь главное не переиграть! Начни его игнорировать, но серьезно и твёрдо, не поддаваясь ни на какие уловки, не смотри в его сторону, а если понадобится, то чтобы в твоем взгляде ничего кроме равнодушия и возможно презрения (но совсем чуть-чуть!) не было!

       По мере восприятия её воодушевлённого монолога у меня плавно отвисла челюсть, а внутри поселилось недоверие, которое видимо и отразилось в глазах.

       — Он сойдёт от этого с ума, начнет беситься и попытается тебя все правдами и неправдам либо вывести из себя, либо наоборот возвратить благосклонность с твоей стороны.

       Я скептически покачала головой.

       — Да в конце концов, чей он друг?! Твой или мой? — вспылила Клэр, подорвавшись с табуретки и начав мерить шагами помещение, затем она остановилась и склонилась прямо передо мной, чтобы наши глаза были на одном уровне. — Ты ему не безразлична, он не отстанет от тебя, а твоё равнодушие, если ты конечно сможешь держаться до победного конца, станет для него ощутимым наказанием и послужит хорошим уроком.

       В ответ я только тяжело вздохнула, не зная что и думать.

       — Но как бы и моя вина в произошедшем (или непроизошедшем?) тоже есть, — неуверенно промямлила я.

       — Не волнует, — отмахнулась девушка, — кроме того нужно вообще-то узнать, было ли между вами что-то!

       Я с готовностью отставила кружку и с неподдельным интересом и нетерпением уставилась на подругу Алера: что же она собирается делать?

       Клэр не обратив на подобравшуюся меня внимания, вышла в сад, направившись в беседку, где с оскорбленным видом ковырялся в тарелке Микель. На извинения у неё ушло немного времени, а вот на уговоры!

       — Ты понимаешь что это важно?! — уперев руки в боки и буравя дроу суровым взглядом, пыталась воззвать его к состраданию Клэр, когда они вдвоем вернулись на кухню.

       Я молча, с надеждой смотрела на Микеланджело.

       — Пф-ф-ф, да как вы себе это представляете? Что я ему скажу?! — мы с Клэр уже были готовы предложить ему целый монолог, который не вызвал бы у Алера подозрений и помог выяснить интересующую нас информацию, но Микель не дал нам сказать и слова. — В конце концов, существует же какая-то мужская солидарность!

       Насчёт последнего заявления фыркнули уже мы с Клэр.

       — Тебе вообще, пить меньше надо! — вдруг наехал на меня Микель.

       А ведь он прав, что бы там не говорила Клэр, моя ответственность здесь тоже была.
Опять стало тошно и противно от собственной персоны.

       — Саш? — испуганно позвал Микеланджело. — Сашка, прости дурака, я не это хотел сказать, то есть, в общем, — парень попытался приблизиться ко мне, но между нами встала Клэр:

       — Ну? Добился чего хотел?! Теперь ты нам поможешь?! — не растерялась девушка.

       Микель поник и едва заметно кивнул.

       — В чём вам нужна помощь? — раздался с порога голос Алера — все присутствующие обернулись как по команде. Дроу проскользил цепким взглядом по нашим лицам, но так и не дождался ответа. — Ну раз уже не нужна, то даю пять минут на сборы и мы, наконец, отправляемся в Туолон.

       Два раза повторять не пришлось, Алер и так был раздражён, а ухудшать его настроение самоубийц не нашлось. Постаравшись сделать морду кирпичом, я проскользнула мимо него, не удостоив и взглядом. Он на это никак не отреагировал.

Алер

       — Что с девчонкой? — хмуро спросил оставшегося на кухне Микеля Алер, дождавшись пока девушки поднимутся наверх и наливая себе отвар.

       — А ты не догадываешься? — прищурившись, язвительно ответил вопросом на вопрос дроу.

       Алер не ответил, начав жевать свежевыпеченную булку, запивая её отваром. Когда ему надоело затянувшееся молчание, он бросил на друга тяжелый взгляд: 'мол говори или хуже будет, сам знаешь'. Но обида за Сашу переборола в худосочном дроу инстинкт самосохранения:

       — Чего ты на меня так грозно зыркаешь? Господин не рад?! Ты ведь добился чего хотел!

       Алер ещё больше нахмурившись, смотрел на друга, пытаясь из его довольно эмоционального монолога вычленить хоть какое-то разумное зерно. Неожиданно до него дошло: девчонка так и не вспомнила концовки вчерашнего вечера и её грызут сомнения.

       — Да она же себе места не находит! Неужели нельзя было потерпеть, подождать? Ты хотел, чтобы она сама себя возненавидела? — на этой реплике Микель иссяк, просто плюхнувшись напротив друга и пытаясь давить на того взглядом.

       — Я был в тюрьме, — неожиданно отстранённо сообщил Алер, — пытался найти среди вещей колдуна хоть что-нибудь, чтобы указывало на его связь с Россом.

       — И как? — Микель решил принять смену темы, надеясь, что хоть немного сумел подействовать на совесть Алера и тот всё-таки попытается исправить ситуацию, в том случае, если его друг действительно что-то чувствует к ней. Иначе же Алер продолжит играться и таким образом уничтожит её, Саша никогда не смирится со своим теперешним статусом, и может прибегнуть к кардинальным мерам для избавления от него.

       — Никаких амулетов, книг и тому подобного, то есть у него не было ничего из того, что каждый колдун обычно носит с собой, такое ощущение, что его хорошенько обыскали ещё до моего прихода, — задумчиво произнёс Алер.

       — Как обыскали? Кто? — не понял Микель.

       — А ты как думаешь? — вопрос был задан такой интонацией, что подразумевался только один ответ.

       — Де Стевуанэ? Но зачем это ему? Он ведь советник самого Правителя, чуть ли не правая рука, неужели он решил переметнуться?

       — На вряд ли, — отрицательно покачала головой Алер, — скорее всего они с Солалем что-то замышляют, только пока непонятно что и неизвестно к каким жертвам это может привести. 

       Дроу замолк.

       Спустя минуту Микель решился нарушить тишину:

       — Правитель вряд ли решил устроить и организовать заговор против себя.

       — Он скорее всего решил каким-то образом избавиться от столь нетерпеливого наследничка, но не вызывая подозрений о его причастности к этому, — будто разговаривая с самим собой продолжил свою мысль Алер. — Загребать жар чужими руками это так по-солалевски!

       На улице послышалось фырканье курара — прибыл Сагамор.

       — Держи при нём ухо в остро и Клэр тоже самое передай, — быстро поднявшись со своего места, произнёс Алер.

       — А Саша? — неуверенно поинтересовался Микель.

       — С ней я сам разберусь, — с этими словами дроу исчез за дверью, ведущей в сад.



Викторка Россонери

Отредактировано: 25.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: