Путешествие в ад и далее

Размер шрифта: - +

Глава 3. Эсклармонда и другие.

 

Он знал, хотя и весьма теоретически, насколько необычайна, фантастична, неоднородна Земля. Некоторые территории – не просто иной климат: иная планета. Где можно снимать «Марсианские хроники» - или же ледяные пространства иных миров. Но не только они практически не заселены людьми: есть и простые, совершенно непроходимые пустоши с болотами, корягами, заваленные гнилыми поваленными деревьями, в которых, если случайно забредешь туда – становится жутко до мурашек.

В общем, гиблые места.

В которых Конан чедвик не бывал никогда. Но, не бывал он и в таких чудесных, необычайных, просто воздушных местах, где дышится настолько легко – и, будто бы, отрастают крылья. Сказочные горы, замки, в которых обитают феи и принцессы. Замки, находящиеся на самых вершинах, устремленные в небеса… Кто мог создать вас? Вы – порождение природы, духов, высших сил – или человеческой фантазии, да и рук человеческих? Не всё ли равно… В любом случае, это была настоящая магия.

Итак, вначале очнулся Конан на деревянном полу. Рядом с раскрытым настежь окном был письменный стол, и ветер разметал по комнате бумаги. На кровати сидела Елена, ещё по-детски хлопая удивлёнными глазами. Туарег всей тушей распростерся на полу. Однако, Лёвушка, как самый прыткий, только что вышел в коридор, и, должно быть, уже выглядывал на улицу, высунув наружу белобрысую голову.

- Внизу никого нет. Этаж – первый. Думаю, Отто запер дверь снаружи – если он действительно здесь живет, но сейчас ушел, - вернувшись, сообщил он.

- Размяться с утра вышел, быть может? Прогуляться, - поднимаясь с пола, предположил Олькотт. – Не думаю, что нам нужно ждать его здесь: соседи или хозяин дома подумают, что мы воры. Ну, и вообще, как-то неприятно знакомиться с человеком, без разрешения попав к нему в комнату, да ещё и в его отсутствие.

Смотрите, на столе – записка: «Дорогой друг! Я, вас не дождавшись, с нетерпением отправился к Пещерам. Ищите меня в Соборе. Или в Гроте. Ваш Отто», - сообщил, подняв с пола листок бумаги, Олькотт.

- Вылезаем, бесспорно, по одному, через окно, только осторожно. Идём по городу – и находим тропу, ведущую в горы, - уже командовала Елена. – Все помнят, что представляемся людям как Отто Ран со свитой, и как кого теперь зовут?

- Да, ещё не забыли, - за всех ответил Олькотт.

- Вот и ладушки. Тогда – вперед!

 

Улицы сонного городка будто бы вымерли. Навстречу им почти не попадалось людей. Только прошла мимо молочница с бидонами, тупо глядя им вслед и не отвечая на приветствия, да проехал воз сена, с дядькой – крестьянином за вожжами.

Странный это был городок. Абсолютно тихий. В центре высилась некая заброшенная церковь, изрешеченная пулями и уже не понятно, какой архитектуры, мощеные улицы некогда украшали крепкие, прочного камня готические сооружения, тоже пришедшие в упадок и производящие впечатление полупустых. К тому же, их окна были прикрыты прочными деревянными ставнями, будто их жители все скрывались от кого-то или чего-то. Из одного из добротных, каменных строений вышел пожилой мужчина, и тоже, не отвечая на их приветствия, как и встреченная ранее молочница, молча и неприветливо проводил их взглядом до поворота.

Окраины была заполнены ветхими одноэтажными домишками, а вдалеке высились руины некоего старинного замка. В углублении протекал ручеек, должно быть, остатки, так сказать, средневековой канализации, вполне действующей и поныне, а за небольшими заборчиками цвели сады или паслись куры.

- Усса-Ле-Бан… Город приходит в упадок и похож на город-призрак, - пояснила Елена. – И совсем не похож на курортный городок, каким мог бы быть.

За городом, который находился в небольшой узкой долине, находящейся в холодной тени гор, тоненькая тропка, довольно резко поднимаясь, увела их в горы: должно быть, местные пастухи гнали по ней скот на пастбище.

- Местность, где мы будем проходить – один из самых больших регионов добычи известняка в Европе. И так было издревле. А потому, тут огромное множество как рукотворных, так и не рукотворных пещер. Я изучала примерный план их расположения, но только по описаниям и картам. Это невозможно досконально знать, сложно тут всё, много уровней, входов, тоннелей и прочего… Если будем лазить по ним – так нужно оставлять метки, чтобы не заблудиться, - устремляясь вперед, и вырвавшись вперед всех, бросила назад Елена, обернувшись.

Вскоре город остался внизу, и далеко позади. Впереди же от них теперь, тоже где-то внизу, паслись стада овец. Если сильно приглядеться, в стороне от Усса-Ле-Бана, который они покинули, на вершине, тоже просматривались одинокие развалины какого-то замка или усадьбы. Сам город, вблизи довольно запущенный и неприветливый, издали выглядел гораздо лучше. Впрочем, для живописца, а не для путешественника, он был достаточно хорош и вблизи: красиво смотрелись бы зарисовки обрушенной местами каменной кладки, высохшие и не срубленные деревья… Просевшие крыши и покрытые мхом остовы домов тоже придавали некоторое ностальгическое очарование, но отнюдь не способствовали мыслям об уюте и желанию пожить здесь как можно дольше.

Но теперь для Чедвика существовали только горы. И узкая козья тропка, ведущая к таинственным замкам и пещерам. Лангедок, Прованс – при этих названиях, сердце его трепетало.

Наверное, еще больший энтузиазм вселился в Елену: Конан едва поспевал за нею, а их спутники и вовсе подотстали.

- Ишь, прыткий какой стал, даже Олькотта опередил, - усмехнулась Елена, ненадолго приостанавливаясь и поджидая Чедвика. - Амулет действует!

- При чем тут амулет? Я его ни о чем не просил, - удивился тот.

- Мы попали в места силы. И – в прошлое. Необычайная красота, и чувство, будто нет тела. Правда?



Манскова Ольга

Отредактировано: 15.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться