Путешествие в мыльный пузырь.

Размер шрифта: - +

Путешествие в мыльный пузырь.

Удивительные и славные, полные опасных эпизодов приключения Харитона Марса, скромного служащего магазина канцпринадлежностей, во время его путешествия в Радужный Мир Пузыря, описанные правдиво и подробно автором для интересующихся.

 

Зимним морозным утром, года надцать такого-то, я, Харитон Марс, достойный сын своих добрых и уважаемых родителей, родом из Пензы, что в старой России, как обычно откушав на завтрак собственноручно сваренное всмятку яйцо, к чему я строго приучен с раннего детства своей покойной бабушкой, мудро учившей, что яйца всмятку не вызывают той громкой, ужасной отрыжки, которую совершенно справедливо не одобряют в юношах порядочные девушки из порядочных семейств, а напротив, придают необыкновенные силу и бодрость нашим умам, надел ботинки, куртку… , хорошо, на три раза, проверил, выключен ли в туалете свет, и вышел на улицу.

Ничто не предвещало тех необыкновенных событий, которые произошли буквально через несколько минут.

Все было, как обычно.

Женщины без лиц и женщины с торопливо очерченными, хмурыми лицами шли трудиться. Туда же шли пенсионеры. Для темных иностранных читателей, поясню, что «пенсионеры» - особый подвид людей, обитающий только в нашей высокоразвитой стране. Почти вымирающий.

Кто трудиться не желал, спали.

До магазина, торгующего канцпринадлежностями, от моего дома шагов двести. Примерно на сотом шаге я посмотрел направо и увидел маленькую девочку за витриной кафе.

Девочка держала в руке палочку с колечком на конце и выдувала из него гирлянды мыльных пузырей.

Я тотчас зашел в кафе и подошел к ней.

- Как это у тебя получается? - задал я совершенно естественный вопрос, какой задал бы любой, окажись он на моем месте.

В ответ девочка хитро улыбнулась, направила колечко на меня и подула в него. На мгновение я ослеп, а когда смог снова видеть, обнаружил, что стены кафе, девочка и весь мой привычный и правильный мир с магазином канцпринадлежностей и яйцами на завтрак исчезли, а я нахожусь на какой-то изогнутой радужной поляне под изогнутым радужным куполом неба.

Да, как это ни парадоксально, да! я очутился в толще мыльного пузыря, в его пленке.

Там ключом била жизнь, друзья мои, там кипела жизнь, о которой многие и не знают и не мечтают.

Дальше повествование мое может показаться иным слушателям настолько неправдоподобным, что я вынужден заранее просить вас просто верить мне на слово, не спешить с диагнозом, а лучше, по возможности, быстрее вернуть мой долг Людмиле Руслановне и «Сбербанку».

Но продолжим.

 

Кругом гуляло множество народа. Видимо, это был какой-то местный парк культуры и отдыха.

Прелестные девушки в потрясающе красивых нарядах с гордым видом бродили стайками туда-сюда, громко разговаривая и демонстрируя свои неоспоримые достоинства. На скамеечках робко сидели по двое-трое юноши и, явно чего-то ожидая, стыдливо потупившись, смотрели в смартфоны.

 

Едва я осмотрелся и перевел дух, ко мне подошла строгая девушка в радужной униформе.

- Вы только что прибыли? - спросила она.

- Совершенно верно, только что, - ответил я.

- Тогда вам следует пройти карантин, мы тщательно следим за тем, чтобы никакая инфекция из внешнего мира не проникла в наш Пузырь.

Я понял, что Пузырем местные жители называли свой радужный мир, и, соблюдая приличия туризма, отправился вслед за ней.

Моего гида и куратора звали Мылле.

Это была типичная представительница женского пола той расы, что обитала на мыльном пузыре.

Она была невысока, глазаста, с весьма округлыми, надутыми, как шарики, известными формами и пышными волосами, напоминающими мыльную пену.

- Как будет проходить карантин? - поинтересовался я у Мылле.

- Вам зададут несколько вопросов, чтобы определить степень стерильности, - объяснила она.

Меня это несколько успокоило — я опасался, что мне предложат раздеться и будут осматривать. Было бы совершенно справедливо, если бы жители Пузыря проверяли всех новоприбывших и подозрительных на наличие острых предметов — их мир представлялся мне таким нежным и ранимым.

Я же по старой, еще университетской привычке, никуда не выхожу без булавки, заколотой под воротник рубашки — известное и надежное средство, чтобы привлечь удачу и не попасть в беду.

Мы подошли к удивительно красивому зданию — кривому и растянутому во все стороны. Напоминавшему то ли ракушку, то ли цветок орхидеи. Оно тихонько колыхалось и подрагивало, и вдруг, совершенно беспричинно, начинало менять форму.

Мы зашли внутрь, и я был представлен двум другим девушкам, таким же, как Мылле, невысоким и округлым, одетым в медицинские халаты. Весьма симпатичным.

- Я пока не встретил ни одного жителя Пузыря в преклонном возрасте, - тихонько сказал я Мылле.

- Жизнь в Пузыре не знает старости, - объяснила Мылле, - все мы, пузыряне, молоды и не знаем болезней и дряхлости.

- Так вы живете вечно? - поинтересовался я.

- Наш Радужный мир живет столько, сколько определено соотношением мыла и воды. Рано или поздно наступает день, и наш мир исчезает — это день Великого Пуп. Никто не знает, когда он придет — сейчас или через тысячу лет, но день Великого Пуп придет неизбежно.

 

Две девушки в халатах предложили мне сесть в кресло и подцепили к моему затылку и лбу несколько проводков, тянущихся от ящика с экраном. Я ощутил легкое жжение и следом подобие той эйфории, которая наступает обычно после рюмочки коньяка.

На экране появилась быстрая череда картинок, следом хаотичные пятна красок, напоминающие палитру ученика живописца, потом побежал текст на незнакомом языке.

- Все ясно, - объявила мне одна из обследовавших меня девушек, - вы полны вирусов.



Алексей зубов

Отредактировано: 10.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться