Путешествие за счастьем

Размер шрифта: - +

Глава 9

  

"Кура породы черный ландскон достигает веса в восемь унций, кура пароды мохнатая зеентальская приносит одно яйцо ежедневно, петухи же породы бангальский бойцовый столь свирепы, что иногда заменяют своим хозяевам на дневное время сторожевых псов".

  

Из реестра продовольственных и служебных пород кур.

 

 

 - Вот никаких больше любовий! Никаких свадьб! Не в этом счастье! - уверенно вещала Дуня.

  - Да врешь ты все, все вы, девчонки, так говорите, а потом: "Ах, как он на меня посмотрел", "Ах, колечки", "Ах, свадьба". У вас у всех одно на уме, - Клев был снисходительно-насмешлив и всем своим видом выражал непоколебимую мужскую уверенность в том, что счастье женщины заключается только в нем. Или в каком-нибудь другом мужчине, на крайний случай. У Дуни даже кулаки чесались от желания изменить его мнение.

  - Тиша, знаешь, как была счастлива, поступив учиться?

  - Так Тиша, она совсем другая, - задумчиво согласился Клев.

  - Вот и посоветуй нам еще такую, другую, - вмешалась Синни.

  - Любовь штука нежная, - вздохнула Яся, - а нам бы так, чтобы желание исполнить и не навредить.

   - Линга лесовичка! - вмешалась Лера, - вот поймает она рыжего лиса, и точно будет счастлива.

  Феечки переглянулись. Намечалось верное дело.

  После возвращения в Академию они долго отсыпались, отдыхали, а когда вылетели на разведку, оказалось, что они опоздали. Экзамены кончились, и начались каникулы: поступившие и не поступившие, адепты и преподаватели - все разъехались по домам, Академия опустела. Нет, службы по-прежнему работали, книги писались, опасные эксперименты проводились, а кое-где даже делался ремонт, но не было толпы адептов, не было их волнений, надежд, разочарований и радости. Со скуки феечки даже стали следить за стариком-ворчуном из оранжереи, но, кроме того, что все адепты неряшливы, неуклюжи и глупы, ничего от него не узнали. Разве еще то, что самый неуклюжий, глупый и неряшливый - Касим, адепт третьего курса кафедры древоведенья. И тогда феечки решили снова обратится к Клеву и Лере, может, они посоветуют кого. Главное условие было простым - объект должен любить свое дело и иметь цель. А уж исполнить мечту они ему помогут.

  В лавке меховщика было темно и на редкость неуютно. Шкуры зверей, оружие, капканы, удочки, сети - все, что лавочник Хрип покупал и продавал охотникам и рыбакам, было разложено на полках за прилавком, развешано по стенам, расставлено по углам, а странные сачки то ли для рыб, то ли для зверей, были привешены на крюках к потолку. Если бы не чахлая фиалка на окошке с одним единственным цветочком, феи и не пробрались бы сюда. Но фиалка не подвела, и теперь три подруги лежали на самой верхней полке, на шкуре снежного лора, и ждали лесовичку. От шкуры резко пахло зверем, а длинный ворс лез в глаза.

  - Кажется она, - зашептала Яся, - ой, ну какая-то она... не такая.

  Дуня внимательно осмотрела крепкую широкоплечую девицу и сомнением спросила Ясю:

  - А что не такая? Коса русая, глаза голубые, нос курносый - все как Клев описывал.

  - Ты не понимаешь, она все же у нас героиня. Должна быть ну... изящной, милой.

  - Ясь, она же серьезная женщина, у нее дело, а не всякие там шуры-муры.

  Серьезная женщина тем временем выгружала из мешка сети, силки и капканы.

  - Вот, господин Хрип, принимайте. Сети все целые, капканы тоже, а один силок порвался. И вот о чем эти пни думают? Нельзя в заповедном лесу в это время охотиться, а все равно лезут, - Линга привычно ворчала, лавочник так же привычно принимал капканы и совершенно не удивлялся, что ему принесли такую добычу.

  - Восемь серебряных и четыре медяка, - быстро подсчитал он.

  - И двадцать медяков, - возразила Линга.

  - Этот капкан совсем ржавый. Его теперь только в кузню нести.

  - Конечно, ржавый, я его уже четвертый раз приношу. Не жадничайте, он себя уже полностью окупил.

  - Ну ладно, - Хрип с сомнением повертел капкан, вздохнул и отсчитал недостающие гроши. И в это время откуда-то из глубины лавки появился рыжий молодой человек. Молодой человек совершенно неромантично повел носом, а Линга при виде него фыркнула.

  - Что, чудище лесное, принесла капканчики? А себе сколько оставила?

  - И на тебя тьфу двадцать раз. А отличие от тебя, я и без капканчиков хорошо охочусь. Руки у меня не только пивные кружки поднимать могут.

  - Ой-ой-ой, бедняжка, а женихов как ты ловить будешь без капкана? Смотри, убегут.

  - Кому суждено, тот не убежит.

  - Бедняга, наверное, он хромой будет! - но тут Хрип так глянул на парня, что тот запнулся, засмеялся, поднял руки и продолжил совсем другим тоном, - да ладно, Линга, я пошутил, пошли лучше на танцы.

  На такое предложение Линга только еще раз фыркнула, сгребла деньги и попрощавшись с Хрипом ушла.

  Как только за ней закрылась дверь, лавочник развернулся к парню и спросил:

  - Ты чего носом шмыгаешь?

  - Да запах какой-то чужой. Цветами что-ли пахнет?- с сомнением протянул юноша.

  - Запах! Капкан чужой, вот о чем надо думать! Я этот капкан не продавал, значит пришлые. Проследи Ларс!

  Странный разговор и парень странный, смог унюхать фей. Эх, проследить бы за ним самим, да времени не было. Как только Ларс ушел, и Хрип отвернулся, феи выбрались из лавки и пустились в погоню за Лингой. Линга зашла еще в пару лавок, купила ткани, меду, сладостей и у толстой бабки пару кур.



Стипа

Отредактировано: 16.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться