Путешествуя по мирам Книга 2

Размер шрифта: - +

Глава 3

Эллиза

Прекрасные, чарующие звуки мелодии, в ней и легкий перезвон маленьких серебряных колокольчиков, и шепот ветра, и шорох песка, и речитатив быстрой горной речки. Нежная, легкая, а потом вдруг перекаты грома, тяжелые басы и она меняется, становится сильной, величественной, как шторм или буря в пустыне. Как же я люблю музыку! Это моя страсть и моя жизнь! К ней я всегда открыта, чувствую, как легко и непринужденно душа тянется к звукам, и я теряюсь в их совершенстве и гармонии, которой так мало в этом мире.

– Гос…ожа!

И звуки осыпаются осколками на каменном полу. Я поднимаю голову и недовольно смотрю на Диту, изгибая брови в удивлении.

– Там… там… Крис…ин,  - и маленькая служанка тычет в сторону ворот замка.

Ясно, опять буквы проглотила.

Я недовольно щурю глаза, вот и сосед в гости пожаловал, значит нужно все же принять его, а мне так не хочется сейчас никого видеть, во мне еще живут отголоски той мелодии, которая звучала еще несколько минут назад, но я беру себя в руки, а на лицо натягиваю маску вежливости.

– Дита, милая, проведи его сегодня в гостиную, где синие цветочки на стенах.

Служанка хмыкнула и скрылась за дверью.

«Что ж, придется встретить гостя», – подумала я и вышла из комнаты, не спеша, очень не спеша проделала довольно короткий путь по коридору и остановилась у двери, за которой он сейчас и находился. Стоит отметить, что Криспин в последнее время жутко раздражал меня, но сказать прямо я этого не могла, зато посадить его в синей гостиной, а всем известно, как он не любит этот цвет, – всегда пожалуйста.

Как только я вошла, Криспин тут же поднялся и церемонно расцеловал мне руки.

– Ах, Эллиза, вы прекрасны как всегда! – начал он свою прочувствованную речь.

Я вздохнула. Мне жутко захотелось, чтобы он тут же оставил меня в покое, наедине с музыкой и моим замком, но что я могла, приличия и вежливость превыше всего. Так что я в очередной раз смирилась, осторожно потянула свои ладони из его цепких рук, буквально по миллиметру освобождая их из плена. И вот, когда казалось бы они снова в моей власти, Криспин опять сжал их и одним уверенным движением вернул свои позиции назад. Я опять вздохнула и приготовилась слушать гостя.

– Моя дорогая, у меня сегодня большой праздник!

Нашел новый вид бабочки или жучка какого-нибудь? Он кстати их коллекционирует в засушенном виде.

– Это бесхоботковая Алдидера! Она обитает только в самом центре Западной пустоши. Посмотри, какие чудесные у нее крылья! А лапки – просто загляденье!

С этими словами Криспин достал из кармана коробочку и вытащил оттуда насекомое.

«Бабочка», – разочарованно подумала я, но отвернуться не посмела. Все же он – гость, а законы гостеприимства еще никто не отменял.

– Представляешь, я гонялся за ней несколько лет. И теперь у меня наконец собраны образцы всех насекомых Западной, Восточной пустоши, Южных гор. Осталось лишь исследовать до конца пустыню, но я не думаю, что там моя коллекция слишком пополниться, разве что каким-нибудь необычным тарантулом или пауком? Вот жаль, что у нас нигде нет болот, там бы я уж точно развернулся. Сколько же там экземпляров можно собрать!

Я еле удержала невозмутимость на своем лице, представляя все это копошащееся, ползающее, летающее. Сколько помню Криспина, он постоянно что-то коллекционирует, то необычные камни, то цветочки, то семена растений, то отраву ядовитых животных, то перья птиц, вот сейчас и до насекомых добрался. Да… беда нашего народа в непомерной скуке, вот и развлекает каждый себя, как может. Я, как вы, наверное, уже догадались, люблю музыку. У меня даже группа собственная имеется, в лице Тика, Тука и братца Би. Они из местных. Горный народец, обитающий неподалеку, издревле служит и почитает нашу великую расу вампиров, так что у нас все слуги невысокие, коренастые, да еще и шерстью покрыты, но мы давно привыкли к их внешнему виду и не обращаем на это внимание.

Так вот про мою группу, она у меня замечательная и в ней играют замечательные ребята, просто сходящие с ума по музыке, впрочем, как и я сама. Мы часто собираемся вместе и тогда обязательно звучит какой-нибудь новый шедевр, и новая мелодия льется среди гор и ущелий, уносясь куда-то в пустыню. Честно говоря, я благодарна своему увлечению, оно не дает мне впасть в уныние. Знаете, от чего гибнет большинство из нас? Нет, не от страшных болезней и не в боях, и не от безысходности и разочарования от несбыточности наших желаний. Наоборот, все, чего мы когда-либо хотели, уже давно исполнено, не о чем мечтать, угасает жажда жизни, а с ней приходит конец и нашему существованию. К тому же все усугубляется нашей непомерной тягой к уединенности. Вот я, например, сколько себя помню в сознательном возрасте, жила в этом замке одна, слуг не беру в расчет, они слишком простоваты в общении, с ними тяжело вести высокоинтеллектуальные беседы, да и ни к чему мне это. В общем, наша раса постепенно угасает сама по себе. Остались лишь самые стойкие, вернее самые чокнутые. Вы спросите, в чем же заключается эта самая наша чокнутость? Только в том, что каждый выживший нашел для себя какое-то увлечение и увяз в нем по уши. Вот у меня необыкновенная тяга к музыке, уже небезызвестный вам Криспин коллекционирует все подряд, сейчас, как вы уже поняли, всяких насекомых, Сейден, что живет по ту сторону гор, рисует прекрасно, Танита сочиняет стихи. В общем кинулись, кто во что гаразд, есть и такие, кто меняет со временем свои увлечения, но их немного, в основном мы удивляем сами себя завидным постоянством. Вот так и живем, доводя свои произведения до безупречности, превращая их в шедевры.



Светлана Салтыкова

Отредактировано: 24.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться