Путевые заметки Патрика О'ши

Размер шрифта: - +

Глава 2

Келра Конро была молодой женщиной с красивым, приятным лицом под каштановыми волосами, собранными в аккуратный хвост. С ней мы встретились, уже оказавшись в прихожей. На ней было скромное синее платье поверх ослепительно белой рубашки. В её правой руке была здоровая ложка, которой она то и дело постукивала по левой ладони. Келра с удивлением посмотрела на вошедших, потом опустила брови и устремила свой взгляд на майора.

- Сейчас начнётся, - шепнул мне десятник.
- Как это понимать, Джасс? – спокойно спросила она.
- Задержанный, - майор махнул шляпой в мою сторону. – Незаконная попытка проникнуть в город.
- И что он здесь делает?
- Находится под стражей.
- О, я, видимо, неясно выразилась, - ложка угрожающе замерла над ладонью. – Что этот человек делает в нашем доме?!
- Я же сказал, - промямлил майор и снова махнул шляпой в мою сторону.
- Тьма тебя поглоти, Джасс! Ты притащил в наш дом какого-то оборванца с улицы! Тебе негде держать арестантов?!
- Сейчас негде! – майор тоже перешёл на повышенные тона…

А дальше мы стали свидетелями знатной словесной перепалки, произошедшей между майором и его женой. Сколько она длилась, я не могу сказать, так как после первого десятка реплик с каждой стороны десятник за рукав вытянул меня на улицу. Стражники прислонили алебарды к стене дома и уселись на крыльцо. После соответствующего приглашения я сел рядом с ними.

- Мы б тебя с радостью в камеру посадили бы, но там уже с неделю прохлаждаются братья Элдер, - сказал десятник, доставая трубку и кисет с табаком. – Сидят за пьяный дебош. А тебя Конро за что сцапал? Не заплатил городскую пошлину?
- Можно и так сказать, - я пожал плечами, а потом кивком указал на первых двух стражников, до сих пор с интересом изучавших купюру.
- Ты с Севера, что ли? – десятник закурил и внимательно посмотрел на меня.
- Ага, - я кивнул.
- Тогда, всё ясно. У нас в ходу только твёрдая валюта. Монеты, слитки, самоцветы. Про бумажные деньги слышать мы слышали, но вот что б они тут в оборот шли… не.
- И что мне делать?
- А я почём знаю? Майор день побесится, а потом даст тебе пинка под зад и выкинет из города. Дальше, извиняй, крутись, как хочешь.
- Миленько, - я широко зевнул. – А, кстати, а что это за город?
- Ба, никак с неба свалился? – второй стражник засмеялся.
- Не удивлюсь, если да, - проговорил я.
- Кожжот, - ответил десятник. – Хотя, не думаю, что тебе это о чём-то говорит.
- Это точно, - я задумался и попытался вспомнить, попадалось ли мне когда-нибудь это название. Понятное дело, поиски по закоулкам памяти результата не дали.

А между тем ругань в доме стихла. Спустя пару секунд после начала затишья дверь распахнулась, и из неё вылетел взъерошенный майор. Что-то прорычав себе под нос, он посмотрел по сторонам, потом, увидев нас, ткнул в меня пальцем и рявкнул:

- Бумаги!
- Что? – я приподнялся над крыльцом.
- Бумаги! У тебя какие-нибудь бумаги есть?!
- А, да, - я залез во внутренний карман пиджака и вручил майору свой паспорт.
- Это будет у меня, - он потряс паспортом и, спрятав его в кармане своего мундира, ушёл в сторону караулки.
- Господин майор, а что нам делать? – крикнул вслед десятник.
- Охранять задержанного!
- Тьма ж тебя поглоти, - десятник сплюнул себе под ноги.
- Кто из вас тут Патрик? – донеслось из-за наших спин.

Мы встали и увидели жену майора, прислонившуюся к дверному косяку.

Я поднял руку.

- Будь добр, проследуй в место заключения, - со вздохом сказала она и кивнула в сторону двери, а затем обратилась к стражникам. – Вам придётся торчать снаружи. Все вопросы к вашему командиру, Света б он не видел.

Внутри Келра попросила меня оставить пиджак в прихожей, а затем пригласила на кухню. Она представляла собой небольшое помещение с окошком, выходящим на городскую стену. По обе стороны от него висели сковороды, кастрюли, ложки, вилки, ножи, другие пыточные орудия и длинные полки с тарелками. Под всем этим хозяйством был разделочный стол, упирающийся в стены. В правой имелась небольшая дверь, а в левой – камин, оборудованный под плиту.

- Прошу, - Келра предложила мне присесть и, как только я устроился на стуле, поставила передо мной тарелку с супом. Пока я жадно его уничтожал, хозяйка сидела напротив и не без любопытства изучала меня.
- Благодарю, - я отставил тарелку. – Не ел супа вкуснее.
- Не за что, - она улыбнулась. – Не мог бы ты напомнить, за что тебя задержали?

Я быстро пересказал события у ворот. Дослушав меня, Келра закатила глаза и тяжело вздохнула.

- То есть, он тебя задержал за то, что ты заплатил городскую пошлину не теми деньгами?

Я пожал плечами и кивнул.

- О, Небеса, - она снова вздохнула. – А как так получилось, что ты оказался в наших краях хотя бы без пары медяков?
- Да знать бы самому, - я почесал затылок. – Я ещё вчера был в Клертоле, а теперь вот… здесь. Я ж до сегодняшнего дня и не думал, что попаду куда-нибудь за пределы Зелёных Скал!
- Так ты с Севера? – брови Келры чуть поднялись.
Я кивнул.
- И ты хочешь сказать, что ещё вчера был в своих землях, а сегодня утром очнулся здесь?
Я снова кивнул, а потом добавил:
- Где-то в миле от города. Ох, лучше б меня вчера повязали…
- Повязали? За что?

Я рассказал ей. Келра над моей историей от души посмеялась, улыбнулся и я. Затем она попросила меня подождать её в гостиной, а сама вышла из дома с котелком и парой тарелок. Видимо, вынесла обед для стражников, которых поставили меня охранять.

В гостиной был ещё один камин и два кресла перед ним. Над камином висело два скрещенных меча, а напротив двери я увидел на стене картину с изображением какой-то крылатой ящерицы. Так же, в левом дальнем углу имелась вешалка, на которой висела шляпа и шинель с меховым воротником. Устроившись в одном из кресел, я вспомнил о своём похмелье и чуть не вырубился, но, благо, хозяйка не заставила себя долго ждать.

- Итак, Патрик, - она села на подлокотник другого кресла.
- Можно просто Пат.
- Хорошо, - она улыбнулась. – Пат, ты ведь хочешь попасть домой, так?
- Глупый вопрос, - я опустил брови.
- То есть, да. Однако между тобой и Клертолом не одна сотня миль. Преодолеть это расстояние тебе придётся самому.
- Раз других вариантов нет, - я пожал плечами.
- Единственное, что тебе пока не даёт покинуть Кожжот, это мой муж. Так и быть, это я возьму на себя, но остаток дня и ночь тебе точно придётся провести здесь. Сам понимаешь, тут от тебя ничего не зависит.
- Понимаю, - я кивнул.
- Вот что, - она запустила руку в какой-то потайной карман на платье и достала оттуда десяток медных монет. – Возьми, да погуляй пока. Я приберу для тебя на чердаке, к вечеру смело сможешь там разместиться.
- А как же стражники?
- Они возражать не станут.
- А… может, вам помочь?
- Пат, брось, - она махнула рукой. - Всё, можешь идти. Но на глаза мужу не попадайся!
- Ага, - я кивнул и выскочил на крыльцо.

Стражники, которым было поручено меня охранять, дымили трубками и никакого интереса к моему выходу из дома не проявили. Тем не менее, я постарался сделать вид, что меня здесь нет, и как можно быстрее двинулся вдоль по улице.

Вокруг меня были аккуратные домики, напоминавшие принадлежавший чете Конро. Преобладали здания в два этажа, однако мне на глаза попадались, как и одноэтажные, так и трёхэтажные дома. Сама же улица была удивительно чистой и немноголюдной. Прохожие, коих было немного, старались на меня особо не глазеть и, встретив меня беглым любопытным взглядом, ограничивались кивком в знак приветствия. Я старался отвечать тем же.

Неожиданно что-то заставило меня остановиться. Я посмотрел по сторонам и заметил вывеску, демонстрировавшую большую пивную кружку. Сомнений быть не могло, я дошёл до таверны. В связи с этим я понял, что, с одной стороны, до сих пор не излечился от похмелья, с другой, не помешало бы в связи с этим опохмелиться. На принятие решения много времени не ушло, в следующую секунду я уже открыл дверь и ввалился в таверну, где незамедлительно окунулся в облако гула, состоявшего из смеси голосов и какого-то звона.

Прямо перед собой я увидел с полтора десятка человек, шумно и внимательно наблюдавших ещё за двумя, которые прямо в центре пивной… дрались на мечах. За ними же я заметил пышногрудую девушку с льняными волосами, смеявшаяся, как казалось, громче всех и отпускавшая иногда какие-то реплики, которые тонули в общем шуме. С секунду понаблюдав за происходящим, я закрыл глаза, мотнул головой и, решив, что виной всему не до конца выветрившиеся пивные пары, прошёл к стойке.

Возле неё сидело ещё несколько посетителей, добавлявших шума в общий гул, поэтому можно было и не пытаться докричаться до бармена. Я жестами привлёк к себе его внимание и, выложив пару монет на стойку, показал указательный палец. Бармен кивнул, сгрёб монеты и через несколько секунд поставил передо мной большую кружку пенящегося холодного напитка, в которой было явно больше пинты объёма.

Когда я немного отпил, по рту разлился знакомый вкус с приятной горчинкой. Оторвавшись от кружки, я расплылся в довольной улыбке и счёл эль сопоставимым с тем, что варят в наших краях. Сделав ещё несколько глотков, я почти полностью отключился от внешнего мира, чувствуя целебное действие эля. Однако неожиданно прекратившийся звон стали за спиной вырвал меня из блаженного полузабытья.

Гул, на пару секунд прерванный ради пополнения запаса воздуха в лёгких, перешёл в торжественный возглас, а потом постепенно затих. Я обернулся, чтобы понять, в чём дело, и увидел, что один из дуэлянтов стоял в стороне от места схватки, держась за руку, из-под его пальцев сочилась кровь. Другой же, в компании ранее увиденной девушки, с довольно физиономией направлялся к выходу из таверны.

- Когда вы уже друг друга поубиваете, а?! – выпалил бармен, яростно бросая на стойку тряпку, которой до этого протирал кружки. – Перевяжите ему руку, кто-нибудь!
- А, собственно, что здесь произошло? – поинтересовался я.
- Раз в неделю эти двое собираются здесь, пьют, сколько в них влезет, потом появляется вон та особа, из-за которой раз в неделю (на этом моменте он сделал особое ударение) эти двое устраивают словесную перепалку, которая перетекает в эту мерзкую поножовщину! Да-да! – крикнул он дуэлянту, которому успели забинтовать рану. – Это – поножовщина, хоть и дерётесь вы на мечах! И не смей со мной спорить!

Дуэлянт же и так не был настроен на спор.

- У нас бы этих молодчиков быстро повязали бы, - между делом заметил я.
- У вас? – бармен выразил лёгкое удивление, чуть опустив брови.
- У нас, - я кивнул.
- Где «у вас»?
- В Клертоле, сэр, - я отпил ещё чуть-чуть.
- В жизни о таком месте не слышал, - он чуть наклонил голову вбок.
- А я вот ни разу не слышал о… - я, пытаясь вспомнить название города, неуклюже обвёл рукой вокруг себя.
- Кожжот, сэр, - передразнил меня бармен.
- Вот. Точно, - я улыбнулся. – Сегодня впервые это название до ушей долетело.
- Так ты, говоришь, из каких краёв?
- Зелёные Скалы. Они же Горы.
- Это ж на самом севере Байрела! – глаза бармена округлились.
Я лишь пожал плечами.
- И здесь ты что забыл?
- Я бы назвал это… досадной случайностью, - снова пожал плечами. – Да и… знать бы самому. Но вчера я был там, а теперь я здесь. И даже, похоже, что наяву. И… вот.
- Вот?
- Ага, вот. Вот и кончились у меня слова, чтобы описать глубину лужи, в которую я рухнул.
Бармен посмеялся:
- Не так уж и сыро у нас… прости, не расслышал, как тебя звать?
- Пат.
- Так вот, Пат, не так уж у нас и сыро.
- Да я про другое…
- Да я понял, - он махнул рукой. – У вас-то, поди, жизнь-то не такая, как у нас? Законы, порядки? Да и… вижу, одеваетесь вы, однозначно, иначе.
- Точно. Да и… потасовки в пабах мы без холодного оружия стараемся проводить.
- Ты про этих-то? – он кивнул в сторону места произошедшей схватки. – Это, знаешь ли, в наших краях… как вы на Севере говорите, «в нарме вашей».
- «В норме вещей», - поправил я.
- Вы, я слышал, - продолжал бармен, - огонь себе подчинили, орудуете им вместе с водой и паром похлеще любого из ныне живущих колдунов. Далеко от нас убежали, вот что я хочу сказать. У нас тут всё так же, как было у вас не одну сотню лет назад. Мне, помнится, один из путников рассказывал, что видел на Севере корабли, что ходят без парусов, что движет их пламя из недр гор. У нас же все приводится в движение либо силой ветра, либо силой мускулов. Тягловые животные, сила рук, ног и спин…
- У нас это тоже встречается, - я пожал плечами. – Правда, всё реже и реже…
- Конечно, - бармен почесал затылок, - есть в этих краях и машины, но они сильно отличаются от того, что у вас. Сам-то я их наяву ни разу не видел, да и рассказов толком не слыхал…

По таверне прошла волна смеха, сопровождаемая отборной руганью, смешанной с парой высокопарных фраз. Обернувшись, я увидел, что шум поднял оставшийся дуэлянт.

- Осталопы с железками – тоже в нарме вашей, - бармен состроил злобную ухмылку. – Тут, Пат, полно тех, кто считает, что кусок острой стали на поясе – знак, дающий право диктовать свою волю, имей они на то право или нет. Чаще-то, конечно, второе, но всё же… Ты, поди, надолго здесь не задержишься?
- В городе? Нет.
- Двинешься в свой… Клертол?
- Хотя бы в те края, - я улыбнулся. Не думаю, что в Клертоле меня будут шибко рады видеть.
- Путь далёкий. Значит, с такими встретишься и не раз. Надеюсь, Небеса оградят эти встречи от беды…
- Дай Бог, - прикончив эль, я попрощался с барменом и вышел из таверны.

Похмелье было почти повержено, настроение моё вполне заслуживало названия «отличное». Остаток дня можно было бы провести в «месте временного заключения», спокойно поплёвывая в потолок, а завтра…

- ПОГЛОТИ ТЕБЯ ТЬМА! – из приятных мыслей меня вырвал голос майора Конро.

Как неосторожно… я совершенно не обратил внимания на то, что он находился у крыльца и общался со своими подчинёнными. А ведь по его разумению я должен был не меньше, чем час как сидеть на чердаке.

- КТО ЭТО ДОПУСТИЛ?! КТО ЕГО ВЫПУСТИЛ?! – не унимался майор, схватив меня за воротник. – ВАС СЮДА ЗАЧЕМ ПОСТАВИЛИ, ДУБОЛОМЫ?! ПОДМЁТКИ ОРОЧЬИ! ДЕРЬМО ОГРОВ! ОБОИМ ПО ДЕСЯТОК ПЛЕТЕЙ! ГДЕ КЕЛРА?! ВСЕХ СГНОЮ!

Далее я поток ругани приводить не буду. Она была столь грубой, искренней и безудержной, что за полминуты заполонила собой весь дом. С меня сняли револьверы, протолкали на второй этаж, с него – на чердак, швырнули вслед за мной ведро, флягу и узел с сухарями и захлопнули за мной люк. Раздался щелчок замка, по второму этажу раскатилась новая порция брани, чуть приглушенная грохотом шагов, а потом всё затихло. Так и началось моё первое тюремное заключение, увы, и не последнее…
 



Шимус Сандерленд

Отредактировано: 16.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться