Путевые заметки Патрика О'ши

Размер шрифта: - +

Глава 9

Судя по яркому свету, который врывался в караулку через маленькое окошко над дверью, как минимум, утро уже наступило, если, конечно, уже было не за полдень. Я потянулся, снял пиджак и расслабил галстук. В ту же секунду дверь открылась, вошёл стражник. Поставив алебарду к стене, он снял шлем и подошёл ко мне.

- Доброе утро, - я улыбнулся.
- Утро?! – с усмешкой сказал он. – Уже за полдень!
- А.
- Ты вчера заявил, что имеешь послание к графу. Так?
- Да, - поспешил ответить я и потянулся к внутреннему карману жилетки.
- Погоди, - остановил меня стражник. – Послание от кого?
- Не могу назвать имени, - признался я. – Себя этот человек назвал… картографом или что-то около того. Я получил от него футлярчик и плату за доставку. Всё.
- И откуда он?
- Деревня в паре-тройке дней пути от замка на юг. Там рядом лес, а сам картограф обретается в землянке.
- И какое отношение он имеет к графу?
- Это вы меня спрашиваете? – я ткнул себя в грудь пальцем и изогнул брови. – Я получил послание, плату, всё. Свою биографию тот придурковатый дед мне не выкладывал.

Стражник молча покивал и отошёл в сторону небольшого очага, на котором грелся котелок. Оттуда он что-то налил в широкую глубокую чашку, которую вручил мне.

- Поешь, - он добро улыбнулся.
- Спасибо, - я принял чашку. В ней был густой наваристый бульон. – Так это, мне к графу нужно попасть. Или я могу передать послание через вас.
- Всему своё время, - он поправил ремень и вышел из караулки. Я отпил из чашки и стал ждать. Прошло не шибко много времени, когда дверь отрылась, появился стражник и движением руки позвал меня на улицу. Я схватил футлярчик, поправил рубашку с жилеткой и выскочил во двор замка. Стражник повёл меня ко вторым воротам, за которыми и располагался донжон.

Часть же замка, по которой я шёл в тот момент, была чем-то похожа на маленький городок, втиснутый в кольцо стен. Здесь была своя таверна, кузница, конюшня, пекарня, что-то ещё, несколько жилых домов, торговые лавки. Людей было немного, из-за чего я предположил, что они работали на угодьях, расположенных либо рядом с замком, либо просто в близости от него. Во втором дворе, рядом с донжоном, так же имелось два больших дома, о предназначении которых я мог только догадываться.
Внутри мы поднялись на три этажа вверх по неудобной винтовой лестнице, пока не оказались в зале, где и находился граф. Зал… я, честно говоря, думал, что он будет побольше, что ли. В той же нашей мэрии церемониальный зал ого-го-го! Ещё его стены были украшены коврами, знамёнами, преимущественно синего цвета, и оружием. По центру левой стены был большой камин, казавшийся чёрным провалом из-за отсутствия в нём огня.

Сам граф, человек возрастом лет под тридцать, сидел в дальнем конце зала на резном массивном стуле и, попивая что-то из кубка, читал книгу. Рядом с ним сидела, скорее всего, графиня и через плечо заглядывала на страницы, так же что-то попивая из кубка. По углам стояла стража во внушительного вида доспехах, которые, к слову, выглядели как-то посерьёзней, чем у их коллег из городов южнее. Ещё в зале стояло несколько человек в богатых одеждах, тихо разговаривающих друг с другом.

Стражник, сопровождавший меня, попросил подождать, подошёл к графу и, поклонившись, обратился к нему на местном наречии. Граф задал несколько вопросов, стражник на них ответил, после чего подозвал меня ближе. Я сделал небольшой поклон.

- Что ж, - граф перешёл на общее наречие, - прошу, зачитайте послание.

Кивнув, я перехватил футлярчик удобней и взялся за крышку. Краем глаза я заметил, что, во-первых, графиня (пускай будет «графиня») как-то странно отстранилась от стула графа, а вот собравшиеся в зале, наоборот, подошли ближе, собравшись кружком и как-то внимательно наблюдая за мной. Честно говоря, это несколько меня смутило, молчу о том, что я вообще был довольно взволнован моментом, а тут ещё и крышка отказалась открываться.

Да-да, сэр! Проклятый футлярчик никак не хотел открываться, сколько я его ни мучал! Я поднял грустные глаза на графа, он одарил меня удивлённым взглядом.

- Что-то не так? – спросил он.
- Я не могу его открыть, - промямлил я, робко протягивая футлярчик ему.

Граф опустил брови, посмотрел на стражника, который меня привёл, и дал сигнал кивком. Стражник ответил кивком же и взял футлярчик у меня. К слову, и его старания не увенчались успехом. Как и старания ещё двух человек из собравшихся, которые вызвались помочь. В итоге, футлярчик оказался в руках самого адресата, так как кто-то предположил, что крышка может быть запечатана особой печатью.
А вот что произошло дальше, я не берусь как-либо пытаться объяснить. Просто изложу факты.

Граф взял футлярчик и тронул крышку. Судя по всему, ранее озвученное предположение оказалось верным, так как крышка поддалась и начала сдвигаться. Когда она открылась полностью, я заметил, что граф начал как-то странно… сжиматься. Будто он был картинкой на листе бумаги, которую кто-то медленно мял…

А потом он исчез.

Исчез, сэр!

Всё заняло не больше секунды! Граф открыл футлярчик, начал сжиматься, исчез. Футлярчик сам собой закрылся и упал на пол. Я не вру ни в едином слове, сэр!

- Какого чёрта сейчас произошло?! – выпалил я, отпрянув назад. Я готов был тут же забиться в самый дальний угол зала, но меня остановил сопровождавший меня стражник.

Что любопытно, ни один из присутствовавших и бровью не повёл! А что и говорить о графине, которая просто подняла с пола футлярчик, со зловещей улыбкой покрутила его в руках и, передав его одному из стоящих рядом людей, спокойным голосом сказала:

- Посланник может быть свободен. Проводите его в таверну. Он может выпить и отобедать за счёт графской казны. Я благодарна за вашу услугу.

Последнее, понятное дело, было адресовано мне. Я не успел и слова сказать, как стражник взял меня под руку и под одобрительные кивки собравшихся вывел меня из зала. Уже на лестнице я опомнился и, кое-как остановив стражника, выпалил:

- Что это было?! ЧТО?!
Стражник вздохнул и полушепотом сказал:
- Пару слов я тебе скажу, но не здесь. Не думай об этом.
- Как?.. – попытался возразить я.
- Пойдём-ка, - протянул он и повёл меня дальше.

Покинув внутренний двор замка мы, как и было объявлено, направились в местную таверну. В ней никого не было. Меня усадили у стойки и тут же поставили кружку пива. Стражник взял себе того же и крикнул бармену, чтобы мне подали обед. Как только мне вынесли мясо с овощами, мой сопровождающий на местном наречии, видимо, попросил бармена удалиться, так как в ту же секунду он вышел на улицу.

- Ешь, пей, - стражник передвинул тарелку ближе.
- Но…
- Ешь. Пей.

Что ж, я вынужден был подчиниться. Пока я не покончил с пивом, мясом и гарниром, стражник не проронил и слова, внимательно наблюдая за моим обедом. Как только приборы и посуда были отставлены в сторону, он спросил:

- Откуда ты родом? С Севера?
- Да, сэр. Клертол.
- И ты, полагаю, просто бродяга? – сказано это было с такой интонацией, что вопрос вопросом не прозвучал.
- Да, сэр, - робко ответил я.
- Вот что, - он положил руку мне на плечо и наклонился ближе. – Сейчас ты видел, как граф скоропостижно скончался, и его место заняла законная правительница этого графства. Болезнь была сильной и неизлечимой. Сделать ничего нельзя было. Увы.
- Но!..
- Сильная болезнь, - он сильно сдавил моё плечо. – Скоропостижная кончина. Это всё, что ты должен знать и помнить, выйдя из замка. Понял?

Я удивлённо поднял брови, но тут же сжался от неприятных ощущений в плече, так как его снова сдавили.

- Понял?
- Да понял я, понял! – я сдёрнул его ладонь.
- Тогда, пройдём. Тебе нужно забрать свои вещи. Куда ты направляешься? На север?
Я кивнул.
- Вот туда и иди.

Он проводил меня до караулки, вручил мне сумку, зонт, пиджак, кепку, одеяло и довёл до ворот. Недвусмысленный кивок был знаком, что делать мне здесь больше нечего. Я накинул пиджак на плечо и спустился с холма, где тут же оказался в небольшой деревне, которую не заметил днём ранее, будучи смертельно уставшим. Деревня была окружена садами, полями и огородами, всюду шла работа. Решив, что стоит последовать совету стражника, я глубоко вдохнул, выдохнул, чуть приободрился и, что-то насвистывая, зашагал по тропинке, что вела от линии домов сквозь сад в нужном мне направлении.

- И снова в путь, - я улыбнулся и, преодолев границу последнего поля, прибавил шаг.

Чем больше я удалялся от замка, тем более пологими становились склоны холмов. Скромные группки деревьев стали сменяться небольшими лесами, которые я старался огибать, не входя на опушки. Вечером, как только начало смеркаться, я всё-таки нырнул в заросли и, найдя укромное место, расположился на ночлег.

Всё было тихо, пока не грянул гром. Где-то рядом сверкнула молния, мои уши снова были обрадованы мощным оповещением о том, что пришла гроза. Я открыл зонт и глубже забился между камнями, завернувшись в одеяло. Примерно в такой позе, проваливаясь иногда в тревожный сон, я и проторчал там всю ночь. К утру гроза закончилась, дождь же продолжался, радуя всё и вся крупными каплями. Не убавляя силы, он шёл весь день.

Это не стало для меня поводом торчать на одном месте. Заправившись завтраком, я вышел из зарослей и двинулся дальше. Леса постепенно стали объединяться в один более крупный, в который я в итоге и вошёл.

Пала ночь, по-хорошему, стоило бы остановиться, но какой-то неожиданно проснувшийся внутренний голос требовал, чтобы я шёл, не сбавляя темп. И плевать, что дорогу почти невозможно было разобрать, и что корней здесь было до чёрта, что я имел просто огромнейший шанс что-нибудь себе сломать или разбить.

Когда передо мной появился огонёк, я готов был тут же встать на колени и поцеловать землю. Определённо, мне повезло! Я ускорил шаг и даже закрыл зонт, чтобы двигаться быстрее. Вскоре я оказался на немного заросшей лесной дороге, бежавшей мимо двухэтажного деревянного дома, в окнах которого горело несколько свечей, а у двери – фонарь. Видимо, его я и заметил.

Как же внутри было тепло и сухо! В знак подтверждения этого утверждения я громко чихнул, чем привлёк внимание трёх находившихся там персон. То были трактирщик, человек с грустным лицом, дымящий трубкой над пустой тарелкой, и собака, лежавшая у камина, в котором бойко горело несколько поленьев. Я, сняв кепку, кивнул и произнёс:

- Добрый вечер.

Человек с трубкой ответил кивком, сопровождаемым широкой доброй улыбкой. Собака, закрыв глаза, продолжала спать. Трактирщик тоже предпочёл ограничиться кивком. Я подошёл к стойке и взял себе кружку эля. Сдачу с серебряного мне отсыпали разномастными медными монетами.

Взяв эль, я направился к камину, где имелось три свободных кресла, повёрнутых к огню. Собака на меня внимания не обратила и продолжила витать в своих собачьих снах, чуть подёргивая ухом. Я откинулся на спинку и начал методично потягивать эль, взглядом погружаясь в оранжево-алую бурю, беснующуюся в двух ярдах передо мной…

- Друг, я вам не помешаю? – прозвучало у меня над ухом.
Я чуть не подпрыгнул от неожиданности! Что-что, а услышать родную речь здесь я никак не ожидал! Я повернулся и увидел расплывшееся в улыбке лицо человека с трубкой. У него была аккуратная бородка с лохматыми усами и причёска фасона «воронье гнездо». И были на нём полосатые гольфы, бриджи и долгополая куртка тёмно-синего цвета, которую в моих краях зовут «морячкой».
- Нисколько! – радостно ответил я и указал на соседнее место.
- Никак не ожидал встретить здесь земляка! Откуда будешь?
- Клертол, сэр!
- Туманный Порт, сэр!

Туманный Порт… Сколько слышал об этом месте… Морские ворота королевства с востока Зелёных Скал. Город, полный фабрик, верфей и пабов. Город, что спустил на воду корабли, сделанные из стали, что ходят без парусов… Город, жаждущий вырваться из-под власти Северобережной Короны, как и графство, в которое он входит…

- Как же тебя сюда занесло? – спросил он.
- О, скверная история… Моё имя Патрик!
- Роджер!
Мы крепко пожали друг другу руки.
- Так что за скверная история, Пат?

Я коротко рассказал ему. Роджер от души посмеялся, бодро похлопав меня по плечу. Я, правда, готовился, что он легко двинет меня кулаком в плечо, как это принято у портовых.

- А я просто решил глянуть, что за южными границами. Никак не могу остановиться. Не удивлюсь, если дойду до самого юга Байрела!..
- Не хочу вас беспокоить, - прозвучал над нами голос трактирщика, - но мне бы хотелось кое-что у вас спросить.
И он ткнул пальцем в мою сторону.
- Вы собираетесь оставаться на ночь, сударь?
- Собираюсь. В такую-то погоду уходить отсюда – безумие.
- Тогда, смею вас разочаровать, обе имеющиеся комнаты заняты. Единственное, что могу предложить, так это маленькую коморку под лестницей. Смею вас успокоить, плату я за это не возьму. Но вам придётся иметь дело с мышами.
- Раз так, что поделать? Согласен, - я пожал плечами.
Трактирщик покивал и вернулся за стойку.
- Заняли обе комнаты, - возмущённо сказал Роджер.
- То есть?
- Пара одна, которая изволит ехать на север. Могли и в одной комнате поселиться, так нет, в двух!.. Мне, на самом деле, всё равно, ибо скоро ухожу. Просто несколько обидно…
- В такую погоду?! – меня сильно удивила решимость Роджера идти.

В ответ он улыбнулся и, подняв вверх палец, попросил помолчать. Я прислушался и различил только шум дождя.

- Сейчас дождь закончится.

И, как по волшебству, он прекратился. Собака проскулила и, лениво подняв голову, посмотрела в окно. Трактирщик промаршировал к двери, открыл её и, хмыкнув, улыбнулся.

- Вот, - Рождер поднялся на ноги и расправил плечи.
- Как ты об этом догадался?
- Да должен он был хоть когда-то закончиться! И гроза, тем более! Патрик…
Я поднялся на ноги.
- Жаль, что приходится прерывать общение, но дорога ждать не любит. Рад знакомству, - он протянул мне ладонь, которую я крепко пожал. – Удачи и попутных ветров!
- Удачи, Роджер! Надеюсь на новую встречу!
- Взаимно! – Роджер сделал глубокий кивок и отпустил мою руку. Потом он прошагал к выходу, на ходу надевая мятую широкополую шляпу. У самой двери он повернулся ко мне и, напоследок кивнув, растворился в ночи. Я опустился в кресло и медленно допил эль. Поставив кружку на стойку, я проследовал в коморку и, открыв дверь, остановился.

Коморка была меньше маленького. В ней я, конечно, вполне помещался, но было, скажем, тесновато. Я нагнулся (иначе бы не вошёл) и закрыл дверь. Стало совсем темно. Ногой я проверил, нет ли на полу чего-либо, что могло помешать мне спокойно лечь, после чего я развернул одеяло и, завернувшись в него, благополучно уснул, слыша иногда мышиный шорох.



Шимус Сандерленд

Отредактировано: 16.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться