Путевые заметки Патрика О'ши

Размер шрифта: - +

Глава 12

Утро застало нас в пути. Пройдя некоторую дистанцию, воинство встало на привал. Распоряжений пока не поступало, поэтому Грэн дремал на тенте, возница, ни разу с нами не заговоривший, дремал на козлах, лошадь дремала в упряжке, я же бесцельно смотрел на горизонт. Я искренне верил в то, что всё обернётся лишь массовым выездом на пикник.

Спустя некоторое время я увидел впереди какое-то движение. Из-за холма по дороге медленно шла группа людей. Как только они подошли ближе, то оказалось, что состояла группа из потрёпанных воинов, многие из которых имели окровавленные повязки. И вместе с ними шло множество женщин, детей и стариков. У всех на лицах было выражение глубокого отчаяния.

- Грэн, - толчком в бок я разбудил его. – Смотри.

Он резво поднялся и, как только увидел то, что видел я, на некоторое время онемел.

- Произошло что-то ужасное, - сказал он, как только дар речи к нему вернулся.

Человек из Гильдии, бывший оратором в городе, подъехал к воину, что шёл впереди потока беженцев и спросил:

- Вы из Такара? Где Маршал Гильдии?
Воин остановился, опёрся на пику и сказал абсолютно безразличным голосом:
- Маршал Гильдии был убит три дня назад.
Естественно, от такой новости люди из Гильдии испытали кратковременный немой шок.
- От него осталась только лужа крови и расколотый шлем. Вы бы видели, как его рвали на части. А вместе с ним погибли все, кто не успел вырваться из города, когда в него хлынули орды Тёмных. Нас осталось всего сто пятьдесят. И около четырёх сотен горожан…
- Грэн, они говорят о городе Такар, - шепотом сказал я.
- Да, севернее Вуллана только он и стоит. За ним течёт Красная река, за которой высятся Тёмные Скалы…
- Вот что, дело плохо, - заключил я.

Грэн покивал. Тем временем, возница отвёл повозку на обочину и, опустившись на землю, принялся распрягать лошадь.

- Пат, Грэн, - к нам подъехала Соллана и спешилась. – Достаньте сундук из повозки.
- Сундук?
- Он в единственном числе, - ответила она и, сложа руки на груди, стала ждать.

Откинув тент, мы без особых затруднений обнаружили требуемый предмет. Сундук прекрасно характеризовало два слова: здоровый и тяжеленный. Я не буду вдаваться в подробности, каких трудов стоило нам спустить его на землю, не буду описывать все эти телодвижения, часть из которых могла привести к переломам и ушибам, скажу лишь то, что сундук оказался на земле, сообщив об этом знатным грохотом.

- Не надо с ним так грубо, поглоти вас Тьма! – сказала Соллана. Потом в её руке появился ключ, которым она открыл замок на крышке и, чуть отойдя, сказала:
- Посмотрим, что вы собой представляете. Каждый возьмите по мечу.

Первым туда заглянул я и выяснил, почему сундук столько весил: внутри был заключён целый арсенал, состоящий из нескольких мечей, уймы ножей и кинжалов, пары арбалетов и аркебузы… или мушкета – не разбираюсь я в них. Увидев это, Грэн даже свистнул. Когда мы взяли по мечу, Соллана закрыла сундук и, сев на крышку, указала на ближайший открытый клочок земли.

- И… что мы должны делать? – спросил я.
- Видимо, провести пробный бой, - пробормотал Грэн, изучая свой клинок. Было видно, что, мягко говоря, он им недоволен.
- Именно, - подтвердила Соллана. – Если вы будете предельно осторожными, то не пострадаете. К тому же, клинки не заточены.
- Грэн, я… я ж меч в руках никогда не держал!..

Он лишь пожал плечами и принял стойку…

Произошедшее далее я могу назвать лишь одним словом: позорище. Мне буквально намылили шею, несколько раз отправив в нокаут. Я честно пытался блокировать удары Грэна, но ничего из этого не выходило, а что и говорить о том, что не удалось провести ни одной контратаки! В свою защиту скажу то, что меч я взял в руки впервые, а Грэна, в своё время, могли тренировать мастера, так что общий результат был неудивительным. Тяжело вздохнув и покачав головой, Соллана встала с сундука и извлекла из-под тента алебарду.

- Может, с древком у тебя выйдет лучше, - с этими словами алебарда перекочевала в мои руки.

Что ж, здесь Соллана оказалась права. По крайней мере, меня ни разу не повалили на землю, вот только удары я пропускал не меньше, чем в первую часть представления. Прекратив это безобразие через три-четыре сходки, Соллана отобрала у меня алебарду, внимательно на меня посмотрела и спросила:

- А с чем ты умеешь обращаться?

Ничего не отвечая, я достал один из револьверов.

Соллана кивнула, и в ту же минуту мне был вручён мушкет. Не шибко длинный, с изящным прикладом и гравировкой. Был примерно того же калибра, что и мои револьверы и имел кремневой замок. Мне вручили пули, пыжи и порох, в течение доброго получаса вбивали в голову правила обращения с мушкетом, в результате чего я смог самостоятельно его зарядить и сделать довольно уверенный выстрел в импровизированную мишень.

- Молодец, - лицо Солланы расплылось в улыбке, она даже хлопнула меня по плечу. – Можешь пока отдыхать. Грэн.
- Да?

Она взяла один из незаточенных мечей и кивком указала на место, где меня до этого вкатывали в траву. Зрелище обещало быть интересным, я уселся на сундуке поудобнее и приготовился смотреть.

Я просто не могу не вспомнить своё посещение пивной в Кожжоте и увиденный в ней бой на мечах. Как верно заметил тамошний бармен, там была лишь жалкая поножовщина, не имевшая ничего общего с фехтованием. Особенно, если сравнить с тем, что увидел я. Отточенные удары, умелые парирования, прочные блоки, мощные контратаки – что Грэн, что Соллана показывали верх мастерства! Даже не знаю, кому бы я отдал предпочтение: в движениях первого была настоящая твёрдость, в движениях второй – убийственная грация.

Как бы то ни было, спустя несколько красочных минут их поединок завершился тем, что они сцепились клинками и замерли на месте. Их лица были друг перед другом. Я не слышал, но я видел, что они обменялись несколькими фразами. Затем они отошли друг от друга, обозначив окончание поединка небольшими поклонами.

- На сегодня всё, - сказала Соллана, пряча незаточенный меч в сундук. – Можете немного отдохнуть, затем – озаботьтесь едой и костром.
- А когда мы выдвигаемся? – спросил я.
- Не раньше завтрашнего утра. И, да, сундук – обратно в повозку.

С этими словами Соллана направилась куда-то в сторону северной части бивака.
Покряхтев, мы всё-таки закинули сундук в кузов и, отделавшись на время от мундиров, сели в него, свесив ноги. Какая-то часть моего подсознания тут же потребовала сигарету.

Грэн вздохнул, с довольно странной интонацией.

Посмотрев на него, я обнаружил на его лице глуповатую улыбку.

- Эй, ты чего?
- Я до сих пор нахожусь под впечатлением…
- А.
- Так неправильно, что наша встреча произошла при таких обстоятельствах.
- Друг, боюсь, это не лечится, - я хлопнул его по плечу.
Он посмеялся.
- Но, вот что я тебе скажу, неправильно то, что мы с тобой колесим сейчас куда-то на север, где происходит какая-то ерунда, которая имеет все шансы паршиво кончиться. В том числе, и для нас.
Грэн, спрятав улыбку, покивал.
- С другой стороны, - я спрыгнул на землю и кивком указал на северную часть бивака, - там-то всё в твоих руках, я так думаю. Знатная ж девушка, а.
- Ох, Пат…
- Я за дровами!..

День прошёл незаметно за обустройством нашего ночлега, готовкой пищи, уничтожением оной и упражнениями с мечом, которыми Грэн решил меня помучить во второй половине дня. Что ж, смело могу заявить, что чему-то мой друг меня смог научить.

Вокруг нас же кипела лагерная жизнь. Поднимались коньки походных палаток, кто-то занимался строевой подготовкой, ветер приносил к нам запах супа и каши. Люди из Гильдии собрались в северной части и что-то долго и упорно обсуждали, они не разошлись даже с наступлением темноты. По понятным причинам последний факт несколько расстроил моего компаньона, по крайней мере, так казалось по его выражению лица.

Сыграли отбой, мы устроились у костра, завернувшись в одеяла.

- Как думаешь, сколько это безобразие будет продолжаться? – спросил я.
- Судя по всему, Пат, это никогда не кончается.

Вздохнув, я лёг на спину. Небо было затянуто тучами, Вместо волшебного завораживающего блеска перед моими глазами была серая пелена, от которой веяло могильным холодом, если не смертью.

- Гнетущая атмосфера, а?

Ответа не последовало. Повернув голову, я обнаружил, что Грэн куда-то ушёл. Снова вздохнув, я свернулся под одеялом и не заметил, как уснул.

---

Подъём сыграли прямо над моим ухом.

Отойдя ото сна, я обнаружил, что на меня кто-то положил что-то тёплое, а именно, плащ, который с меня тут же стянули. Оказалось, что принадлежал он Соллане. Наша командир успела дополнить свой внешний вид кирасой, наплечниками и ещё какими-то элементами брони, которые я спросонья определить не смог.

- Спасибо, - я поблагодарил её за плащ.
- Собирайся, - сказала она после едва заметного кивка. – Сегодня будет непростой день. И возьми это.

В протянутой мне руке был стальной шлем, по форме напоминавший шляпу с широкими полями.

- Шлем?..
- Надень.

Я незамедлительно исполнил указание, нацепив шлем поверх кепки, предварительно повернув её козырьком назад. Берет я запихнул до поры до времени в свою сумку.

- В нашу повозку посадят десяток стрелков. Мы выдвигаем вперёд отряд воинов Гильдии и сотню пеших, чтобы встретить врага и, при необходимости, сковать его боем до подхода остального войска.

Кивнув, я посмотрел на повозку. Грэн, тоже в шлеме, скучал в кузове. На бортах сидели упомянутые ранее стрелки и дремали, тем же был занят и возница. Я обернулся, чтобы спросить что-то ещё, но Соллана уже забралась в седло и ускакала в голову формирующейся колонны. Вздохнув, я взял мушкет и забрался в кузов.

- Доброе утро, джентльмены! Как настроение?
- Хмурое, - протянул Грэн.

Из головы колонны долетела команда, возница щёлкнул поводьями, воинство двинулось.

Группу составляла добрая половина повозок, на каждую из которых посадили примерно по десять пеших. Оказались они не очень разговорчивыми и крайне угрюмыми по сравнению с предыдущим днём, когда от них только и слышались боевые песни.

- Знаете, я не здешний, - подал голос я, - но вот что хочу спросить: у вас тут этот бардак часто творится?

Все посмотрели на меня, явно ожидая пояснений к вопросу.
- Я про этих… с Тёмных скал или откуда-то оттуда.
- Часто, - ответил один из стрелков. – На этот раз мы надеемся, наконец, с ними покончить.
- О да, покончить, - включился в беседу другой. – Так каждый раз говорят, и каждый раз приходится сызнова собираться в поход!..

А дальше началась словесная перепалка на повышенных тонах на тему «нескончаемой борьбы с силами Тьмы». Я в этом действе участия не принимал и лишь молча смотрел и слушал. Должен заметить, у тех ребят были слишком кровожадные взгляды на ситуацию, сэр.

Думаю, что прошёл не один час великой дискуссии, когда повозка остановилась, и Грэн рявкнул:

- А ну, замолчали!

Все затихли и повернулись сначала к Грэну, а потом к остановившейся голове колонны. Люди Гильдии что-то обсуждали и иногда дружно прислушивались. Я привстал и посмотрел по сторонам.

Колонна встала посреди небольшой впадины между холмами. Слева от нас, ярдах в тридцати, стоял густой лес, в верхушках которого гулял лёгкий ветерок. Тихая обстановка, но на лицах у стрелков читалась тревога и только она. К нам подъехала Соллана и попросила Грэна передать ей шлем.

- Чего мы встали? – спросил я.
- Похоже, что кто-то здесь есть. Отправлен разъезд для проверки. Если нет – вскоре двинемся дальше.

Около получаса мы простояли в немом ожидании. Все обеспокоенно смотрели по сторонам, пытаясь что-то увидеть на гребне холмов или опушке леса. Я зарядил мушкет, кое-то из стрелков последовал моему примеру. Тогда мне показалось, что откуда-то донёсся очень приглушённый звук нескольких ударов, как будто кто-то в миле от нас со всех сил колотил пустую бочку.

- Грэн?
- Да, я тоже это слышал, - он посмотрел куда-то на горизонт и неожиданно вскинул руку в направлении своего взгляда. Мы посмотрели туда и увидели с десяток чёрных дымных полос, уходящих из-за холмов в облака.
- ВОТ ДЕРЬМО! – выпалил я, пулей вылетая из кузова.
- Пат? – позвал меня Грэн.
- УВОДИ ПОВОЗКУ К ЧЕРТЯМ С ДОРОГИ! – крикнул я вознице. Не увидев реакции с его стороны, я схватил лошадь за поводья и потянул прочь с дороги, чем вызвал общее удивление и лёгкое возмущение.

А между тем кто-то скомандовал «к бою»…

Здесь самое время сделать небольшое отступление.

Мне было десять лет отроду, когда отец взял меня на манёвры наших артиллеристов. В Клертоле расквартирована батарея пороховых ракет. Я до сих пор помню эти белые следы, что оставались за ними, и я помню, во что превратились мишени. В тот момент я лишь предположил, что в нашу сторону летело что-то, похожее на ракеты, и, увы, я оказался прав…

…лязг оружия перемешался с шелестящим звуком, который оборвался, перейдя в звенящий грохот. В мою щёку ударил земляной ком, запахло дымом. Повернувшись, я увидел затухающую огненную вспышку, окутанную серой пеленой, и дождь из растерзанного дёрна.

Началась паника. Лошадь рванула вперёд, я еле успел запрыгнуть на подножку и зацепиться за козлы. Стрелки попытались соскочить на землю, но не всем это удалось. Буквально в паре ярдов что-то сверкнуло, эта вспышка меня на мгновение ослепила. Рой железных мух осыпал повозку и прорезал воздух над нашими головами. Многие упали замертво, оставив на бортах багровые следы. Возница наконец-то вырвал себя из полудрёмы и пытался править повозкой…

То, что в нас попали, я понял, когда рухнул на траву. Из облака дыма ярдах в десяти от меня на землю опустилось то, что когда-то было повозкой, но уже без лошади и переднего правого колеса. Грэн, держась за уши, сидел на коленях, прямо за ним один стрелок из наших пассажиров пытался помочь подняться другому. Надеюсь, вы мне простите, если умолчу о том, что стало с лошадью и возницей.

Я поднялся на ноги, меня тут же осыпало землёй. Не придавая этому значения, я подбежал к Грэну и схватил его за плечо. Он отпустил свои уши и встал. И тут я увидел, что в одного из стрелков, что были рядом, вонзилась стрела. Не помню, что я тогда выпалил, но следующим я схватил Грэна за шиворот и утащил за разбитую повозку. Стрела прилетела со стороны леса. Повинуясь какому-то странному зову, я прицелился в промежуток между деревьями и выстрелил из мушкета.

- Грэн! Надо найти Соллану! – прокричал я.
- А?!
- Надо! Найти! Соллану!
- А?!
- НАДО НАЙТИ СОЛЛАНУ, ГЛУХОЙ ТЕТЕРЕВ!
- Какой тетерев?! Мы ведь не на охоте! – на его лице появилось недоумевающее выражение. Я озлобленно махнул на него рукой и принялся перезаряжать мушкет. Руки мои тряслись, сердце бешено колотилось, я еле смог затолкать треклятую пулю в ствол. Осторожно выглянув из-за повозки, я увидел следующее: конный отряд уже подходил к вершине холма, и догнать их не представлялось возможным.

- Пат! – Грэн схватил меня за руку.
- А?!
- Надо что-то делать! – он указал на хвост колонны. Там за повозками расположились пешие воины и вели перестрелку с теми, кто был в лесу.
- Можем найти там старшего! Готов бежать?!
- Да!

Мы, что было сил, понеслись туда. Не знаю, каким местом мой мозг тогда думал, когда дал сигнал к действиям, ибо, наблюдая раскинувшуюся картину, я бы так и остался сидеть за нашей повозкой, закрыв голову руками. Но, нет, мы бежали к импровизированным укрытиям, чтобы принять участие в бою.

Вокруг творился кромешный Ад, сэр. Везде лежали трупы людей и лошадей. Откуда-то сквозь грохот доносились душераздирающе крики, которые иногда заглушались свистом пролетающих совсем рядом осколков. И посреди всего этого стояла оглушённая лошадь, с полным безразличием смотревшая перед собой.

Услышав уже знакомый шелест, я повалил себя и Грэна на землю. Взрыв раздался совсем рядом и окатил нас волной дёрна. Когда я снова поднял глаза, то прямо перед своим носом увидел вонзившийся в землю осколок. Он был длиной где-то с мой указательный палец, из чёрного металла. Мне тогда стала в десять раз страшнее. Ещё бы десяток дюймов и…

Переборов себя, я поднялся на ноги, ударил по плечу Грэна и снова побежал к укрытиям. Один из воинов, увидев у меня в руках мушкет, крикнул:

- Стреляй между деревьями! Не высовывайся зазря!

Я кивнул и принялся стрелять, целясь в указанном направлении, и укрываться, чтобы перезарядиться. Всё я делал механически, не думая. Выстрел, в укрытие, перезарядка, выстрел, в укрытие… Я не видел, в кого именно стреляю, но я видел, что они стреляли в ответ, в основном, стрелами, но и пару вспышек выстрелов я не мог не заметить. Грэна рядом не было: он убежал помогать раненым, я же стрелял, укрывался, перезаряжался, стрелял…

И вдруг стало необычно тихо. Обстрел прекратился. По нам не стреляли ни из леса, ни из-за холмов. Все растерянно и удивлённо смотрели по сторонам. Из леса даже донеслось птичье пение. Половина воинов тут же повалилась на землю, в их числе был и я. Сев, я положил на колени мушкет и стянул с себя шлем.

Покручивая его в руках, я рассматривал весь дёрн и пыль, что были на нём, как вдруг неожиданно увидел что-то ярко-красного цвета. Мои руки судорожно затряслись вместе с нижней челюстью. Я тщательно протёр шлем о траву, пока не избавился от инородного тела… а потом меня вырвало. И ещё раз.

- Пат! Пат! – Грэна я даже и не сразу узнал. – Ты жив?
- А ты? – я поднял брови и попытался улыбнуться. Грэн потрогал себя и, не найдя несовместимых с жизнью повреждений, кивнул.

Я тоже кивнул и, наощупь найдя флягу, принялся жадно пить.

После мы помогали искать раненых и оказывать им хоть какую-то помощь. Дело было 
нелёгким, так как раненых было много, и искать их приходилось по всему полю. Столько же было и погибших. Помню, уже потом, когда мы уселись на ошмётках нашей повозки, я мрачно пошутил про лопаты. Но на этом представление в тот день не кончилось.

Вскоре к нам вернулся конный отряд. Если верить беглому подсчёту, потерь они не понесли, но вид имели изрядно потрёпанный. Гордо подъехав к ошмёткам колонны, люди из Гильдии спешились. У всех были радостные лица, сверкающие улыбками из-под забрал шлемов. Прозвучала команда к сбору. В то же время, двое воинов Гильдии выволокли откуда-то основательно побитого человека в чёрном одеянии с широким золотым кантом, который имел красную кайму, и это если не считать причудливых узоров.

- Был жаркий и непростой бой! Мы изрубили не менее ста воинов Тьмы! – с гордостью заявил наш командир. – Нами был схвачен один из чародеев Тёмных!
По рядам выживших прокатился удивлённый и восторженный вздох.
- Взгляните в его лицо! – пленного схватили за волосы и подняли голову. Судя по гари на лице, я решил, что схвачен был кто-то из обслуги тех орудий или ракет. К слову, смотрел он на собравшихся с нескрываемой ненавистью.
- Жалкие ничтожества, - прошипел он, окидывая нас взглядом.

Далее произошло то, чего я не ожидал. Один из воинов Гильдии схватил пленного за воротник сзади и наклонил вперёд. Наш командир обнажил меч и с большим размахом обрушил его на шею. На траву покатилась голова и остановилась у чьих-то ног. При этом все дрогнули, а я понял, что меня могло снова вырвать, было б чем.

- И так будет с каждым! – прорычал командир, после чего все издали воинственный крик. Молчали только мы с Грэном. Мы просто тихо радовались тому, что выжили.
 



Шимус Сандерленд

Отредактировано: 16.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться