Путевые заметки Патрика О'ши

Размер шрифта: - +

Глава 13

Соллана нашла нас пару минут спустя. Наш удручённый вид тут же стёр улыбку с её лица, но, не поддаваясь унынию, она взялась за наши плечи и не без радости сказала:

- Вы живы. Я этому рада.

Я лишь кивнул, а Грэн, вместо ответа, махнул рукой в сторону разбитой повозки. Затем, после соответствующего вопроса, мы без особых подробностей рассказали, что произошло с колонной. Выслушав нас, Соллана поблагодарила Небеса за наше спасение, а после отправила за тем, чем была нагружена повозка. Нам было настолько всё равно, что мы взялись выполнять поручение, даже не ответив хотя бы недовольными взглядами.

Со всем барахлом мы справились не меньше, чем за пять ходок. Кроме уже знакомого нам сундука (который мы тогда прокляли), здесь имелось два больших мешка, ящик, увесистый и неудобный бочонок и разобранная палатка. По предварительный прикидкам её размер в собранном виде должен был быть весьма большим. И прибавим к этому, кроме наших с Грэном вещей, ещё и разборную походную кровать.

На команду поставить палатку мы всё же решили ответить протестами, так как нам нужно было прийти в себя после боя. Более того, мы сослались на то, что остальная часть городской пехоты ничем себя не утруждала, если не считать пары десятков человек, осматривавших поле боя. Закатив глаза, Соллана всё же дала нам немного времени, сообщив, что в лесу есть ручей.

- Там уже никого не должно быть, но осторожность не помешает, - сказала она напоследок.

Я перезарядил мушкет, Грэн достал из одного из мешков по комплекту чистого белья каждому, и мы двинулись в указанном направлении. На опушке мы остановились и долго всматривались в пространство между деревьями, прежде чем двинуться дальше. На стволах были видны отметины от пуль, кое-где торчали болты и стрелы. Посмотрев вниз, недалеко от нас я увидел пару трупов. В тот день я насмотрелся на них в достаточном числе, поэтому пара других особых изменений в общую картину не внесла.

В лагерь мы вернулись свежими и в чуть лучшем расположении духа. Вокруг начала кипеть работа, поэтому мы решили не отставать и принялись за палатку. Что ж, возня с ней была сопоставима с настоящим подвигом. Мы долго и упорно воевали со стойками, разматывали лихо скрученный тент, чуть его не порвали, отбили друг другу пальцы, заколачивая колышки. Соллана наблюдала за нашими действиями с выражением ужаса на лице и в любую секунду готова была свалиться с сундука.

- Удивительно, что вы не убили друг друга, - сказала она, когда мы всё-таки закончили. – Надеюсь, вы сможете без происшествий собрать кровать?

С этим мы справились, факт. На кровать мы уложили извлечённые из ящика мягкое меховое покрывало, пару подушек и одеяло, тоже на меху. Когда остальные вещи оказались внутри (не без нашей помощи), нас довольно мягко выставили.

- Ну что, Пат?
- Ну что, Грэн?
- Нам надо озаботиться едой и ночлегом.

Я кивнул и отправился за дровами, Грэн же начал заниматься ужином…

Вечером поднялся густой туман. Мы, закутавшись в одеяла, прижались к жалкому костерку. Соллана весь вечер провела в палатке, на её стенах были видны манящие отсветы свечей. Грэн пытался добиться разрешения устроиться внутри хотя бы на полу, на что получил мягкий отказ. В полголоса поругав её за столь жестокое обращение, мы приготовились не спать всю ночь и бороться с холодом, но после в голове моей возник план. Весьма простой план, сэр.

Как только свечи погасли, мы выждали достаточно времени, чтобы Соллана точно заснула, и юркнули в палатку. Двигаясь предельно тихо и осторожно, мы расстелили на полу принесённый из разбитой повозки тент и, завернувшись в одеяла, устроились на нашей импровизированной кровати…

---

- Что?! – этот обрывок фразы заставил меня проснуться. Было светло, наступило утро. Я потянулся и, улыбаясь новому дню, открыл глаза. Первым, что встретило меня в новом дне, было разъярённое лицо Солланы. Поняв, что дело принимает плохой оборот, я ткнул локтем Грэна, от чего тот проснулся и, зевая, сел.
- Что вы здесь делаете?! – прогремела она, поднимаясь с кровати.
- Спим, - непринуждённо ответил я.
- Именно так, - подтвердил Грэн.
- Как вы посмели?!
- Эм…
- Поглоти вас Тьма, пошли вон отсюда! – прорычала она, хватая с сундука кубок.
- А?
- ВОН ОТСЮДА! – она угрожающе замахнулась.

Первым на ноги вскочил Грэн, за ним я, и мы рванули наружу. У входа мой компаньон зачем-то замер, поэтому я, налетев на него, повалил нас обоих. В то же время над нашими головами пролетел брошенный со страшной силой кубок.

Оказавшись на траве, мы сели и громко засмеялись. Как бы всё ни закончилось, оно того стоило! Мы спали под крышей и не в росе, и это главное. Успокоившись, мы встали, поправили мундиры и неожиданно вспомнили, что наши вещи были внутри, мы их внесли ещё ночью...

- Просто так она их не отдаст, - решил я.
- Она же чем-то в нас кинула?
- Ага. Кубком. Вон он, - я указал на блестящий бок названного предмета, мирно лежавшего рядом с нами. Грэн поднял его, поправил воротник и заявил:
- Думаю, будет лучше, если пойду я.
- Дело твоё, - я похлопал его по плечу. – Удачи.
Грэн сделал глубокий вдох и шагнул в палатку.
- Я прошу прощения, но мы здесь оставили свои вещи и…

Далее я ничего разобрать не мог, потому что, как я мог слышать, говорили оба, причём Соллана на особо повышенных тонах. Однако через некоторое время из палатки были аккуратно выброшены наши вещи, а вот Грэн остался внутри. Мне за него даже стало страшно. Я представил, что мне придётся тащить к санитару его бездыханное тело, покрытое множеством ушибов, ссадин и синяков.

Я успел позавтракать, пройтись по лагерю, вернуться обратно, но Грэн палатки так и не покинул. Да и было там подозрительно тихо. Я хотел войти туда, но, честно говоря, несколько боялся: кто знает, что бы ожидало меня там? Лучшим вариантом я расценил устроиться в паре ярдов от входа, держа на коленях мушкет и лениво пожёвывая травинку. Рано или поздно кто-нибудь из них всё равно должен выйти, а так я хотя бы похож на часового у походных покоев воина Гильдии.

И тут в поле моего зрения появился наш командир, направлявшийся в сторону палатки Солланы. Несложным было догадаться, кого он искал, особенно, после вопроса:

- Она у себя?
- Так точно, сэр, - ответил я, понимаясь на ноги.

Командир кивнул и уже собрался направиться в сторону входа, но, смотря на меня, замер. Это можно было легко объяснить: поняв, что он застанет Соллану внутри с Грэном, я осознал всю паршивость данной ситуации. Соответственно, я должен был грудью своей заслонить проход, но сделал это лишь в мыслях, выпустив, однако, на лицо соответствующее выражение.

- В чём дело?
- Она просила её не беспокоить, сэр.
- Да?
- Да, сэр. Она сказала, что вчерашний бой её утомил, поэтому хотела бы первую половину дня провести в кровати, сэр. Жаловалась на гул в голове, сэр.

Командир из-под бровей посмотрел на меня, но входить в палатку явно передумал.

- Ты передашь ей моё распоряжение.
- Да, сэр.
- В скорости должно прибыть подкрепление из Слау. Соллане надлежит направиться к Старой Пристани и встретить там прибывающее воинство. Запомнил?
- Да, сэр.
Он кивнул и отправился восвояси.

С облегчением вздохнув, я опустился на траву и устремил свой взгляд в северном направлении. С востока на запад передо мной протекала река, казавшаяся блестящей лентой в объятиях двух лесистых берегов. Среди зарослей на том, где находились мы, я заметил приличную по размерам плешь, от которой поднимался почти прозрачный сизый дым. Осмелюсь предположить, что на том месте не так давно стоял Такар. На другом же берегу чёрной громадой высились горы, затянутые голубоватой дымкой, а над ними клубились мрачные тучи. Это и были Тёмные Скалы, сэр. Зрелище, должен вам сказать, живописное, завораживающее и, в то же время, пугающее.

- Определённо не хватает ярких красок, - сказал я и, встав на ноги, взглядом столкнулся с Грэном, который изволил выйти на свет, держа в руках мундир. На меня он смотрел слишком ошалелыми глазами, в которых, тем не менее, горел радостный огонёк.

- Свершилось! Что ж ты там делал?

Он помотал головой и, расслабляя воротник рубашки, двинулся вглубь лагеря. Я лишь посмотрел ему вслед и поднял брови, не понимая причины отсутствия ответа (хоть и догадывался о ней). И тут из-за спины донёсся знакомый голос:

- Гул в голове?
Обернувшись, я увидел загадочно улыбающееся лицо Солланы.
- Чёрт, - я чуть сжался. – Только не макушке…
Она хмыкнула и, всё так же загадочно улыбаясь, исчезла в палатке.
- Минуточку, - я просунул голову под подол. – Насчёт завтрашнего поручения вы тоже слышали?
Она кивнула, а потом спросила:
- Напомни, что случилось с нашей повозкой?
- Повозке крышка. Лошадь с возницей… пали.
- То есть, у нас их более нет?
Я кивнул.
- Отправляйся к старшему колонновожатому и найди новую повозку. С лошадью. Если будут спрашивать, сообщи, что получил распоряжение от меня. Если не поверят – ты знаешь, где меня найти. Выполнять.

Отсалютовав, я поправил берет и убежал в сторону скопления уцелевшего транспорта. И если поиск непосредственно повозки оказался задачей простой, то урегулирование административной стороны вылилось в настоящую беготню. Поиск старшего колонновожатого превратился в нарезание кругов по лагерю и ближайшим его окрестностям, совмещённое с опросом большого числа людей. Иронично, но требуемый человек нашёлся в непосредственной близости от выбранной повозки и, с его слов, находился там чуть ли не весь день. С другой стороны, транспорт я заполучил совершенно без проблем.

Вернувшись под ночь к нашему месту, я не обнаружил возле неё вещей Грэна, ровно, как и его самого. Решив, что он устроился в палатке Солланы, я выдал про себя порцию брани, забрался в кузов повозки и, завернувшись в одеяло, крепко уснул.

---

Пробуждение ознаменовалось для меня неприятным ударом головы о борт повозки. Пока я приходил в себя и поднимался, я успел подлететь над настилом, поздороваться со стойками палатки, ещё раз приложиться о борт и чуть не перевернуться на живот.

- Какого чёрта?! – я всё-таки совладал с собой и сел, держась за борт. Повозка наша скользила по волнам травы, приближаясь к стене леса.
- О, ты проснулся! – услышал я с облучка голос Грэна. – Прошу меня простить за тряску – здесь совершенно нет дороги.

Я что-то недовольно пробурчал и перебрался к своему компаньону. Соллана, без брони, ехала верхом с небольшим отрывом от нас. Звуки возни, возникшие при моём подъёме, привлекли её внимание.

- Не думала, что моё поручение будет таким утомительным, - на её лице появилась усмешка.
Я лишь помотал головой, пытаясь отогнать остатки дремоты.
- Пат, мне хотелось бы знать, из каких земель ты родом?
- О… я с севера Байрела.
- Откуда именно?
- Зелёные Скалы, мисс.
- Как же тебя занесло так далеко от дома?
Я лишь пожал плечами.
- К тому же, - не обратив внимания на мой жест, продолжала Соллана, - насколько мне известно, по ряду причин северяне неохотно выходят за свои границы. И речь не только о людях.
- Я стал жертвой обстоятельств, - глупо улыбнувшись, я снова пожал плечами.
- Что ж, Пат, не находишь ли ты, что сейчас в дороге чего-то не хватает?
- Может и так, мисс.
- Не мог бы ты спеть? – Соллана посмотрела на меня, немного запрокинув голову.
- Чего?..
- Да, Пат, это – великолепная мысль, - Грэн явно сыграл не за ту команду.

Я тяжело вздохнул и, поняв, что нахожусь в безвыходной ситуации, затянул «Ты домой вернулся, Джонни», старую песню из моих краёв, которая уж очень хорошо шла после пинты, да ещё и хором. И, к слову, спел я их с десяток, совершенно разного пошиба, и повеселее, и поспокойнее. И Соллана, и Грэн, судя по всему, по достоинству оценили услышанное.

- Язык твоей страны необычен, - подытожила Соллана. – Но о чём же песни?
- Да о чём только у нас не поют, - загадочно ответил я.

---

К Старой Пристани мы приехали с началом сумерек. Собой это место представляло развалины, занимающие большую площадь, и три каменных зубца, впившихся в реку – то, что когда-то было пирсами. Среди этого, позвольте сказать, «сада камней», сэр, оказалось множество массивных деревьев, корням которых было откровенно наплевать, как именно им расти и что этому может помешать. Некоторые даже умудрялись пробить кладку.

Местом под палатку мы выбрали небольшую площадь у одного из пирсов. Земля там была заметно мягче, чем на холмах, так что ни стойки, ни колышки не причинили нам особых неприятностей. Оставив Соллану устраивать свой ночлег, мы с Грэном собрали дров, разожгли костёр и принялись готовить ужин. К слову, выяснилось, что мой компаньон успел где-то разжиться котелком и чайником!

- А горло промочить есть чем? – спросил я, отрезая от буханки.
- Вода, травяной чай, - Грэн пожал плечами, а потом шепотом сообщил. – У Солланы есть вино, но не думаю, что нам с её стола что-то может достаться.
- Хотя бы чай есть…
- Были б мы в городской пехоте – получили бы по порции эля, - Грэн тяжело вздохнул.
- Думается мне, хорошо, что мы не в ней… Кстати, - я хотел спросить о его вчерашнем походе в палатку Солланы, но она, как на зло, вышла к нам и со всей серьёзностью сказала:
- Нам необходимо выставить часовых. Пат, на тебе охрана лагеря. Будь настороже.

Я приложил к берету два пальца, повернув ладонь внутренней частью вперёд, и кивнул.

- Грэн, ты будешь охранять мой покой, - она сопроводила своё указание кивком в сторону палатки. Грэн, поджав губу, с виноватым видом посмотрел на меня, потом на Соллану, потом снова на меня, продолжительно выдохнул и ушёл с ней. Я же остался в компании ломтя хлеба, порции супа и мушкета, который не помешало бы и зарядить.
 



Шимус Сандерленд

Отредактировано: 16.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться