Путевые заметки Патрика О'ши

Размер шрифта: - +

Глава 23

Матрос на мачте сообщил, что видит порт, когда уже были зажжены фонари, а вокруг стало темно и тихо. На фоне мрачноватого леса, который мы наблюдали весь день, блестело множество тускловатых огней, казавшихся роем светлячков. Прошло около часа, прежде чем корабль пришвартовался в гавани. Капитан сказал, что отплытие намечено на рассвет, так что на рейд по местным пабам у меня была целая ночь и пригоршня найденных по карманам монет.

- Но никому не слова, - сказал капитан мне, взглядом указывая на Лою. Я кивнул и сбежал по трапу на причал. Я решил последовать совету эльфийки и отложил все размышления о произошедшем на следующий день.

Сколько же радости было во мне, когда я осознал, что под моими ногами не шаткая палуба проклятой, дико надоевшей посудины, а старая добрая земная твердь! К тому же, было ещё и странное чувство – только на суше я почувствовал солёный запах моря, будто на корабле его чем-то гасили, кто ж этих эльфов знает, сэр?

А сейчас я бы хотел поделиться с вами парой соображений. Первое, порты хороши тем, что всё нужное находится в непосредственной близости от пристани. Второе, скучно тут никогда не бывает. К пивной с названием «Щедрый Купец» я вышел через считанные секунды. Возле дверей шла ожесточённая драка пять на пять с использованием различных подручных средств. К слову, внешний вид людей, превращавших друг друга в отбивную, был куда ближе к понятию образа «моряк», чем у их коллег с острыми ушами.

С минуту понаблюдав за побоищем, я ввалился в пивную. В мои ноздри ударило смесью запаха табака и выпивки. Я жадно втянул носом воздух, чуть отошёл от дверей и, улыбаясь, осмотрелся. Пивная была битком набита. Здесь были и моряки с большими пенящимися кружками, трубками, усами, бородами, бакенбардами и просоленными голосами – с набором тех благородных черт и качеств, которых не доставало тем чертям с корабля. Здесь были и девушки, в чьих взглядах слились веселье, что-то хищное, что-то страстное и что-то вызывающее. Здесь были и разговорчивые бродяги, собравшие небольшие компании вокруг себя, и зажиточные граждане, сбившиеся у камина, и солдаты гарнизона. Все курили, пили, веселились, всячески радовались жизни и не дрались.

Я промаршировал к стойке, снял шапку и обратился к выпившему бармену, обнимавшему одной рукой внушительного размера бочку:

- Дай-ка эля, друг!

Бармен, мужчина, близкий к преклонным годам, удивлённо посмотрел на меня, потом расплылся в улыбке и, схватив кружку, принялся наполнять её содержимым бочки, что была в его объятиях.

- Сушей, морем? Хотя, заткнись, вижу, что морем, - судя по голосу, заправлялся он каждый день далеко не пивом.
- Точно так, сэр.
- Сегодня, поди, причалили? Что за корабль?
- То ещё корыто, - я расплатился за выпивку и взял кружку. -  Посудина эльфийского пошиба.
- О как! Из реки, что ли?
- Не, Бодкерр.
- А ты там что забыл, а?
- Ох, долгая история… Вот что я скажу, я на том корабле удавиться с тоски готов! – я махом осушил кружку и потребовал новую. – Как же я всех вас рад видеть!
- Откуда сам родом-то? – спросил меня усатый человек, стоявший справа.
- С севера, - туманно ответил я.
- Ба! – появился ещё один, парень, наверно, на пару лет старше меня с шкиперской бородкой. – Какие новости оттуда, друг?
- Ох, какого ж я дерьма навидаться успел, - большой глоток, чтобы рассказ шёл проще. – В лесах у Мартола завелась какая-то нежить. В замке чуть севернее тамошнего графа запихнули, не соврать, в конверт, а у подножий Тёмных Скал Доблестная Гильдия на пару со своими приятелями устроили кровавую баню…

И понеслось. Я говорил, пил, говорил, пил, говорил, пил, говорил… Вокруг меня собралось около десяти человек, засыпавших меня вопросами, многие из которых, конечно, не копировали друг друга, но в чём-то повторялись. В один момент со словами «А я слышала, что в Гильдии состоят самые благородные воины» или что-то около того под мою руку протиснулись плечи улыбающейся милой блондиночки.

- В эту проклятущую Гильдию, мисс, - судя по голосу, я был близок к исполнению «Рори Мёрфи» (чему я был несказанно рад), - набрались редкостные высокомерные фанатичные и пришибленные на всю голову мерзавцы. Да таких ещё поискать надо!..

Затем случилась пламенная дискуссия на поднятую тему и ещё одна кружка эля. Спустя некоторое время под другой рукой образовалась ещё одна пара плеч, а с моих уст слетело «Дамы, я вас угощаю»… Знаете, вспоминая начало моих похождений… Никогда не обещайте себе не напиваться в бардак после того, как вы напились в бардак – бесполезно.

Когда небо на востоке начало нехотя светлеть, я также нехотя вернулся в реальность. Прекрасно помню, что в компании моряков с разных кораблей дошёл до причала, прихватив с собой очередную… ёмкость с какой-то выпивкой. Будем честными, выпил я немерено, сэр. На своих губах я ещё долго чувствовал угасающее ощущение нежности и ласки, а по всему телу разлилась приятная истома… вот только имён тех девушек я не запомнил: первую звали как-то на «А», а вторую – как-то на «К».

Распрощавшись с моряками, я очень осторожно поднялся по трапу и наткнулся на капитана, державшего в руке кубок с подогретым вином. Стоило нашим взглядам повстречаться, как его брови сдвинулись, да и лицо стало весьма суровым.

- Сэр! – я выпрямился. – Патрик О’Ши де Клертол, посланник (далее была пара непереводимых непристойных эпитетов) Ордена, прибыл на борт и всячески готов к отплытию! И… вот то, что вы пьёте, смело затыкается за пояс варевом, которым я залит почти под завязку!.. Ваше здоровье…

Я осторожно стукнул ёмкостью о кубок, сделал приличный глоток и отправился куда-то в сторону носа с мыслью, что, чёрт возьми, ночь удалась!..
 



Шимус Сандерленд

Отредактировано: 16.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться