Путевые заметки Патрика О'ши

Размер шрифта: - +

Глава 29

Те дни, что разделяют мой подъём на борт корабля и одно важное происшествие, о котором я всенепременно расскажу, можно смело назвать скучнейшими в моей жизни. Вы уж извините, особо их описывать я не буду, я обойдусь лишь некоторыми краткими соображениями, сэр.

Мы шли тем же маршрутом, мимо тех же берегов, тех же островов, тех же населённых пунктов. Ночью первого дня, например, мы миновали Дикий. В этот раз, зато, был хороший попутный ветер, но погода, в целом, основательно ухудшалась. Часто берега скрывались за завесой дождей, не менее часто сам корабль оказывался под падающими с небес потоками. Солнце лишь изредка радовало эльфов и человека на палубе своим теплом. Ветра над Белым заливом были всё так же холодны…

Менялись только виды вокруг. Корабль, как казалось, заблудился в цветной мозаике, где всё по мере продвижения претерпевало изменения, но только не обстановка на борту. Подвахтенные несли вахту. Капитан с важными видом сверлил взглядом горизонт. Я пытался не удавиться со скуки, однажды даже поймал себя на выцарапывании разного пошиба нехороших слов на двери в свою каюту. Все, даже я, с нетерпением ждали, когда впереди появятся огни Бодкерра…

Предпоследние два дня плавания обрадовали нас непроглядным туманом, последний – на редкость сильным волнением. Отряхнув с себя брызги от ударившей о борт волны, капитан сказал:

- Мы не могли пройти мимо порта. Как бы то ни было, нужно быть готовыми спустить паруса.

Я с некоторым скепсисом расценил данную фразу – совершенно непонятно, как капитан ориентировался в такой обстановке? По запаху, разве что… Но я, на всякий случай собрал свои вещи и стал ждать на палубе с сумкой и скаткой…

На дно корабля пришёлся сильный толчок, заставивший всех пошатнуться.

- Камень, - процедил капитан и принялся отдавать какие-то указания.

Корабль взобрался на гребень новой волны. Я перебрался ближе к носу и, схватившись за снасти, устремил свой взгляд вперёд. Плотные белые облака, лежащие на невероятно низкой высоте, заслоняли обзор дальше четверти мили. Просто наилучшее сочетание для плавания: штормовой ветер, высокие волны и туман.

Я задался вполне уместным вопросом, где же берег? Далеко или близко? В какой именно части неизвестности? И вообще, не заблудились ли мы?.. Корабль провалился в очередную пропасть между волнами, меня, чуть приподняв над палубой, бросило вниз. Подняться на ноги помог находившийся рядом матрос.

- Нужно развернуть корабль носом на ветер! – прогремел голос капитана.

Эльфы тут же бросились к шкотам, один из них – на помощь рулевому. Корабль, не обращая внимания на волны, начал менять курс, как вдруг перед форштевнем выросло что-то чёрное огромных размеров. Волна подняла корабль и с силой бросила на возникшее препятствие.

Меня швырнуло ближе к середине палубы и, схватившись за ближайшую мачту, я с ужасом наблюдал, как отрывается носовая часть, нанизанная на острый камень, пропоровший нам палубу с днищем. Остов корпуса с жутким креном понесло между скалами. Я начал съезжать вниз по палубе, но успел крепче взяться за спасительную мачту. Эльфов, что были у руля, бросило в пасть моря. Капитан, что-то крича, сам взялся за румпель. Оставшиеся эльфы, держась за фальшборт, начали двигаться к обухам, где крепились снасти.

Вторая мачта с треском сломалась о другую скалу. Корабль развернуло и со всей неистовой силой кормой бросило в пропасть между волнами. Уши наполнились громким треском, а лицо ударило волной. Передо мной возникла тысяча пузырьков, а потом всё смешалось в несуразный калейдоскоп, в котором ничего невозможно было разобрать. Я понимал, нахожусь ли я в воде или нет, чувствуя лицом то воду, то ветер.

Меня с мачтой долго швыряло, бросало и носило, как веточку в водовороте, пока море, наигравшееся со мной, не выбросило моё тело туда, где не было повсюду воды, а о шторме напоминали лишь грохот волн, ударяющихся о камни. Я долго не мог понять, был ли я жив или нет. Под собой я чувствовал песок, мягкий, мокрый и крупнозернистый, мои ступни ласкала волна, а волосы шевелил лёгкий бриз. Что-то мне подсказывало, кораблекрушение сном не было, шторм постепенно подходил к концу. Чуть приподняв голову, я увидел множество обломков, выброшенных на берег или же торчащих из неспокойной воды на мелководье. По обе стороны от меня лежало несколько эльфов, все без видимых признаков жизни.

Нужно было встать, но не было сил. Я смог лишь согнуть ноги в коленях, чтобы ботинки не намокали сильнее, но это причинило мне сильную боль. А надо мной было чистое голубое небо, по которому изредка проносились чайки, оглашавшие морозный воздух своими грустными резкими криками. Откуда-то из-под ног слышался приятный шелест волн…

Такая обстановка отлично способствует прогулке в своих мыслях. В списке выполненных почтовых поручений можно смело ставить ещё один крестик. Конечно, всё закончилось не так, как предполагалось, но всё же я снова свободен. Осталось только понять, смогу ли я вообще встать на ноги…

Справа, недалеко, донёсся звук, отличающийся от шума моря. Он напоминал шаги и негромкое посвистывание на их фоне. Повернув голову, я на увидел расплывчатые очертания человека в тёмном длинном пальто, доходящим до колена, и в серых штанах, заправленных в большие сапоги с завёрнутыми голенищами. На голове его было изрядно помятая кепка того же цвета, что и штаны, а в руке – длинная трость.

- Успокой Господь их души, - услышал я его голос. – Когда ж они, наконец, научатся мореходному делу?..

Человек подошёл к ближайшему телу и потыкал его своей тростью, потом к другом, к третьему… Так он дошёл до меня и сильно ткнул палкой в мои рёбра.

- Не притворяйся. Я вижу, что ты жив, давай, скажи что-нибудь, - он ткнул меня в рёбра сильнее.
- Отвали, - я попытался оттолкнуть трость, но вместо этого сделал вялый взмах рукой.
- Уже лучше, - между растрёпанными усами и бородой появилась улыбка. – Доброе утро и добро пожаловать обратно!
- Спасибо, - простонал я и, откинув голову, потерял сознание…

---

По телу прошла волна жуткой невыносимой боли. Пробуждение не из приятных, сэр. Я застонал, но мой стон перешёл в обессиленный крик. Я попытался сесть, но на мои плечи надавили чьи-то руки, в ушах зазвучало:

- Эй, лежи. Лежи, я сказал.

Я перестал двигаться и, почувствовав небольшое облегчение, открыл глаза. Передо мной было обеспокоенное лицо человека, нашедшего меня на берегу. На вид ему было больше сорока лет, в его волосах мелькали серебряные нити седины. Я лежал в кровати под большим тёплым одеялом, и у меня болело, пожалуй, всё, что может болеть, о чём я незамедлительно и сообщил.

- Ха! Ещё б у тебя не болело! После такой прогулки по камням! Нет, я закрою глаза на то, что ты ничего себе не сломал, обойдясь ушибами, синяками и парой ссадин… Как ты вообще жив остался?
- Повезло.
- Сойдёмся на этом, - человек покивал. – Тем ушастым, с которыми ты, как я понимаю, был на корабле, повезло куда меньше. Двое головы о камни разбили, остальные, кого нашёл, захлебнулись. Могилки уже готовы, закопаю, как только вручу тебе обед. Имя?
- Патрик. Патрик О’Ши.
- Джон Смит.
- Рад знакомству, сэр…
- Ради всего святого, - Джон закрыл глаза, - никаких «сэр». Терпеть этого не могу. Ты, поди, с запада Зелёных Скал?
- Точно так. А откуда?..
- Характерный говор и не менее характерная фамилия, - он улыбнулся. – Я родом из Кохта, если что…

Вольный город Кохт располагался на том же берегу Ликри, что и Клертол, но его жители не считали себя ни восточными, ни западными горцами. Вот только их бургомистр дал в своё время присягу королю с восточных Гор…

- Вот что, - он встал, погремел посудой, потом помог мне сесть и вручил большую плошку и ложку со словами:
- С ложки кормить не буду, так что, будь добр, сам. На этом оставляю тебя наедине с бульоном.

Джон вышел, за его спиной радостно хлопнула дверь. Методично поедая бульон, я принялся изучать дом. Состоял он из одной комнаты и ещё какого-то помещения, что находилось за дверью слева от меня. Посередине был стол, вокруг него стояло три стула, на одном из которых лежал массивный узел. Подле меня, рядом с кроватью, расположился широкий табурет, за ним – скромный комод. У противоположной стены я увидел неказистый, но уютный на вид камин, по обе стороны от которого, ближе к углам, висели сети, «украшенные» ярко-красными поплавками по верхней кромке. Нетрудно было по этой части декора догадаться, что Джон был рыбаком.

В камине горел огонь, над ним висел котелок, прикрытый крышкой. В правой стене было проделано два окошка, небольших по размеру, но пропускающих много света. Входная дверь, как раз, находилась между ними. В заключение, возле второй двери я обнаружил огромное число разнообразных ящиков, выстроенных вдоль стены.

Прошло прилично времени, когда дверь открылась, пустив Джона с лопатой в руке и крайне уставшим видом. Джон посмотрел на меня, кивнул, потом, опустив глаза на лопату, чертыхнулся и, сделав шаг назад, поставил её со стороны улицы.

- Уже лучше? – спросил он, снова оказавшись в доме.
- Да, - я поставил давно опустевшую плошку на табурет и кивнул.
- Снова убеждаюсь в том, что бульон – универсальное средство почти от всего, особенно с парой приправ… Гхм! Пока я занимался погребением покойников, у меня возникла пара вопросов к тебе, Патрик…
- Можно просто Пат.
- Так вот, Пат, - Джон сел рядом с кроватью, - а какого чёрта ты забыл на посудине ушастых чертей, а?
- Очевидно, я там был пассажиром, - я улыбнулся.
- Они себе на борт людей так-то не берут…
- Ладно, Джон, постараюсь попроще. Я выполнял некое поручение, согласно которому меня обрадовали вояжем на том корыте в обе стороны. Бумаги на это дело мне, понятно дело, предоставили.
- Поди, рад, что корабль вдребезги? – он странно ухмыльнулся.
- За корабль я, может, и рад, а вот капитана с командой жалко. Считай, в паре шагах от дома…
- Так корабль из Бодкерра?
- Ага.
- А как поручение, Пат? Выполнил?
- Выполнил, - я кивнул.
- И дальше что? Ты, извини, что пристал, но мне надо будет понять, в которую сторону тебя потом выставить, - Джон странно улыбнулся.
- Я домой шёл, Джон, - я вздохнул.

Он покивал и, что-то буркнув себе под нос, подошёл к стулу, на котором лежал узел.

- Я собрал на берегу кое-какие вещи и полагаю, что они твои, - Джон развернул узел и принялся поочерёдно вынимать из него содержимое, объявляя, как на аукционе, название вытаскиваемого предмета. – Мундир серый, скучный. Одеяло шерстяное, хорошее. Сумка дорожная, крепкая. Револьверы, в комплекте две кобуры и горсть патронов, не проверял, но с виду сухие…

Оружие я ещё при отплытии из Бодкерра переложил на самое дно сумки…

- …бельё. Пиджак. Рубашка. Дурацкий берет. Некоторые бумаги… тут твой паспорт и несколько грамот эльфийского образца. Некоторое количество местных монет и до двух фунтов мелочью. Ботинки под кроватью. На тебе брюки, вроде, всё.
- Похоже, почти ничего не утонуло, - я почесал висок.
- Скажи спасибо сумке – у неё очень хорошие застёжки. Предлагаю следующий план: ты пару дней отдохнёшь, придёшь в себя, далее решим, что с тобой делать, а сейчас предлагаю прогуляться. Свежий воздух будет тебе в самый раз.

Я оделся, Джон вручил мне трость (у него было несколько штук), и мы вышли на улицу. Стоило оказаться за порогом, как меня окатило бодрым порывом солёного морского ветра. Дом стоял на верхушке небольшого холмика, склоны которого, превращаясь в неширокую песчаную полоску, уходили в воду. Перед нами был ещё один холм, полностью крытый травяным ковром, а за ним виднелись совсем тёмные зелёные верхушки деревьев.

- Эти скалы кличут Драконьими Клыками, - Джон махнул рукой в сторону моря.

Повернувшись, я увидел цепь огромных камней, пиками уходящих в небеса, вокруг них бушевала морская стихия. Волны, с меньшей силой, нежели в день кораблекрушения, били по скалам, разбрасывая вокруг миллионы капель.

- Здесь такое течение и такие ветра, что корабли сюда стянуть может, если они хотя бы миль на пять подойдут. При хорошей команде и умелой лавировке можно ещё уцелеть… без тумана, конечно.

Мы спустились с одного холма и начали подниматься на другой. Джон шёл осторожно, придерживая меня под руку. На вершине нас снова обдало бризом, в уши ударил громкий шорох леса. Пространство между нами и первыми деревьями занимало кладбище. Около сорока могильных холмиков, у изголовья каждого – простой деревянный крест, на котором вырезано «Утоп. Упокой, Господь, его душу».

- Тут я всех и хороню… Как видишь, нет так уж и часто море мертвецов выдаёт, но для лопаты работа есть. Пойдём-ка к дому.
- А ты тут один живёшь, Джон?
- Один, - кивнув, ответил он. – Есть две тропы на юго-восток, которые ведут к деревням южнее Лунных земель, и ещё одна, идёт с юго-запада на восток – остатки тракта от Бодкерра до… там раньше был город. Сейчас там руины и что-то вроде призраков. А я здесь давно уже обосновался. Давно же я дал дёру из Кохта, Пат. Ноги мои несли меня сначала на восток, потом на запад. Много всего повидал, много чего делал. Жил в постоянном непостоянстве, Пат, а потом плюнул на это дело и рванул сюда, на юг Лунных берегов. Теперь я их единственный житель, рыбак, подрабатывающий могильщиком в свободное время.
- И не тоскливо тут?
- Нет, - Джон улыбнулся. – Мне нравится. Ветер свищет, чайки кричат – красота!.. Нет, иногда, конечно, начинает что-то скрежетать, но я в таких случаях отправляюсь в одну из тех деревень. Есть там пара гостеприимных дам… если ты понимаешь, Пат.

Он хотел поддать меня локтем, но остановился и только похлопал меня по плечу.

- Могу и тебя сводить, а. Ангажировать, а.
- Нет, Джон, я, пожалуй, в другой раз.
- Другого раза, скорее всего, и не будет, - он открыл дверь и предложил мне войти…



Шимус Сандерленд

Отредактировано: 16.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться