Пути дегосов. Уничтожитель.

Размер шрифта: - +

3

Не минуло и двух часов, а благородные рыцари-маги в сопровождении второго сенешаля Рагнора (коим являлся прозорливый Мэйлан), а также четверых слуг Валианта, уже двигались по редкому Эржедскому лесу по направлению к Глоизору – столице Мира Дегосов. Впереди, на черном коне, огромном, под стать всаднику, скакал Дарниц. Он постоянно подгонял плетущихся сзади Валианта со слугами. Граф же имел такой вид, будто в одночасье потерял все, что ему было дорого, и при этом был неизлечимо болен всеми известными болезнями. Он тихонько постанывал и, не переставая, причитал, перебирая все, что он успел сделать в замке, что не успел, верно, ли он оставил управляющим Николара, не обидят ли без него прекрасную, нежную Каю. Рядом с Валиантом ехал Мэйлан, как и подобает хорошему подчиненному, с поникшей головой. На самом деле ему до смерти надоело нытье графа, и он лучше бы скакал впереди вместе с Дарницом, но положение обязывало его быть в «тяжелый момент» рядом с господином. Тихие причитания Валианта не особенно трогали Мэйлана, но когда граф упоминал беззащитную Каю, сенешалю становилось по-человечески жалко оставшихся в замке. Фаворитка рыцаря-мага, державшая под своим каблуком хозяина замка, стала настоящим кошмаром для остальных жителей, большинство из которых высшим благом считали не попасться ей на глаза. 

Солнце клонилось к закату, и Валиант уже клевал носом, с трудом удерживаясь в непривычном для него седле. Обычно он предпочитал в качестве средства для передвижения использовать кареты. Внезапно впереди послышался приближающийся стук копыт. Вскоре на тропинке появился Дарниц, все это время он ехал далеко впереди отряда. 

-Стойте! – воскликнул он, приблизившись. 

Валиант удивленно поднял голову. 

-По-моему до обычного места стоянки еще несколько лиг… 

-Навстречу кто-то идет. Я думаю, нам будет не слишком обременительно сойти с дороги и подождать их приближения, спрятавшись за деревьями. 

От такого предложения у, казалось бы, окончательно морально раздавленного, благородного дегоса случился приступ праведного красноречия. Длился он всего минуту, но за это время Дарницу посчастливилось почерпнуть некоторое количество относительно новой информации о своей персоне и, в особенности о проблемных зонах в мозге. 

Заметив, что его речь нашла горячую поддержку в сердцах спутников (по совместительству являющихся слугами) Валиант собрался, было развить свой успех в разговорном жанре, но был жестоко перебит одним единственным, но очень веским доводом Дарница, услышав который все до единого, не дожидаясь приказа, дружно ринулись прятаться за деревьями. (Коварный лорд поведал, что если едущие на встречу окажутся друзьями, то все присутствующие по приезде в Глоизор будут весь день есть и пить за его счет)  

Долго ждать не пришлось. На дороге появилась вереница людей, движущихся словно зомби. В руках они держали вилы, косы, топоры; один крестьянин держал перед собою на вытянутых руках тележное колесо. Ни один мускул не дрогнет на лице, белые глаза без зрачков. Среди крестьян сновало несколько геббетов, видимо управлявших людьми. Замыкали безмолвное шествие совсем уже безобразные создания, неподдающиеся описанию. Вскоре их запах донесся и до, засевших за деревьями, дегосов. Желудок Валианта забился в предательских судорогах, а в горле родился сдавленный, чуть слышный стон. Если бы Дарниц обладал способностью убивать взглядом, то Валиант уже был бы испепелен на месте. Но нет. Валиант, скорчившись, лежит на дне канавы, борясь со своим желудком, а замыкающее шествие чудовище обернулось в сторону затаившихся друзей, да еще и тянет к ним свои хоботки. На мгновенье все замерли, затем раздался крик на пределе человеческого восприятия, и весь отряд бросился на дегосов. Бравые воины (кто молча, а кто с криками) кинулись врассыпную, не помышляя о сопротивлении. Лишь залегшие позади Дарница ошарашено ждали продолжения, и, наконец, дождались. Валиант, слегка разогнувшись, не выдержав исходящего от чудовища запаха, распылил по близлежащим кустам содержимое желудка. После чего, влекомый внезапным порывом, в праведном гневе пустил в виновника своего несчастья волну огня. Слегка опаленный оборотень приземлился на пятую точку и сидел, глупо моргая тремя глазами. Но главное (вследствие шока или какой-либо иной причины) он перестал вонять. Данное событие воодушевило Дакнесса, и он принялся творить заклинание. Пояса, рукава рубашек, оружие нападавших зажили своей жизнью. Они вдруг стали связываться между собой в узлы, попадать под ноги, цепляться друг за друга. Приближение врагов, сначала сильно замедлилось, а в пяти метрах от дегосов и вовсе остановилось, превратившись в клубок тел. Геббеты и оборотни сновали взад-вперед по дороге и безостановочно верещали, но в лес не совались. 

Дарниц обернулся к, окончательно пришедшему в себя, Валианту. 

-Используй «опустошение» и беги в Глоизор, а я их собью со следа. 

-А как же ты? – нерешительно залепетал Валиант. 

Дарниц нетерпеливо встряхнул его за плечи. 

-Тогда я использую «опустошение», а ты их задержишь! Кто-то все равно должен добраться до Глоизора! Но ты без тренировки мало, что сможешь им противопоставить! 

Валиант не заставил себя долго убеждать, едва кинув взгляд на, выбирающихся из завала, крестьян, он принял стойку «опустошителя». Спустя несколько бесконечно долгих мгновений перед глазами Дарница поплыло. Он едва успел отключить сознание себе и прикрыть от ментального удара Мэйлана со слугами, как всеуничтожающая, выжигающая сознание лавина ударила с небес, не щадя никого мыслящего. 



Александр Харламов

#29514 в Фэнтези

В тексте есть: иные миры

Отредактировано: 06.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться