Пузожители

Размер шрифта: - +

Глава 5

Хрупкая идиллия четы Протвинских рухнула в один момент. Это случилось в тот вечер, когда Серж, поглощая картошку с грибами, заботливо приготовленную Ксенией, вдруг заявил:

– С завтрашнего дня Миша будет жить с нами.

Мишей звали сына Сержа. Старшего и пока, увы, единственного. Он заканчивал экономический факультет МГИМО, владел спортивной машиной и двумя эксклюзивными мотоциклами, каждый из которых стоил больше, чем джип Сержа. При этом Миша никогда и не пробовал работать и считал, что отец перед ним в бесконечном неоплатном долгу за то, что когда-то развелся с его матерью. Причем парень был прекрасно осведомлен, что мать сама сбежала от безработного инженера в разгар перестройки.

– Как? Зачем? Он же с тобой не разговаривает!

– Да, мы повздорили перед свадьбой, но вчера он приехал ко мне на работу и сказал: «Папа, я хочу жить с тобой». Я не смог отказать.

Ксения подумала, что у Миши, скорее всего, просто закончились деньги.

– Между прочим, в его возрасте я давным-давно жила одна и сама себя обеспечивала.

– Да, но парни взрослеют позже. Один он пока не сможет. Последнее время он жил с бабушкой, но в университет ему отсюда ближе. Я надеюсь, что вы поладите.

То, что эта миссия невыполнима, стало ясно в первый же день.

Серж уехал на работу, а Ксюша отдыхала после дежурства. Потихоньку готовила на ужин рыбные котлеты. И наконец-то нашлось время для домашней маски для волос. Она вздрогнула, когда дверь на кухню распахнулась. Привыкнуть к тому, что теперь они живут втроем, было непросто.

– Что это с тобой? Может, тебе психику проверить?

– Просто не ожидала.

– Напрасно. Это мой дом. А ты тут так, временная гостья.

– Вообще-то, я жена твоего отца.

– Да ладно, не смеши. Ты его знаешь несколько месяцев, а я всю жизнь. Он бабник и алкаш. А какие скандалы устраивает! Как-то раз всю мебель в доме перебил из-за того, что тарелка как-то не так стояла. С ним никто долго жить не может. Моя мама ушла, потому что не хотела, чтобы я на это смотрел. Он опять женился, на Лизе, родился ещё один ребенок. И снова та же история. Мне просто жаль тебя. Ты молодая девчонка, а он тебе жизнь сломает.

– С чего вдруг такая забота? – Ксения не верила ни одному слову. Она любила этого мужчину. Конечно, он не был идеальным. Вспыльчивый, но отходчивый. Добрый и щедрый. До монстра явно не дотягивает. – Тебе-то какое дело до нашей жизни?

– Мне есть дело до всего, что здесь происходит.

– Слушай, я поняла уже, что ты меня не любишь. Но давай хотя бы ради Сержа не будем ругаться.

– Это зависит от того, как ты будешь себя вести! – Миша вдруг протянул руку и схватил ее за грудь.

– Ты с ума сошел? – Отшатнулась Ксюша. – Я жена Сержа, я его люблю, я жду от него ребенка, и ты ничего с этим поделать не сможешь. Ты понял?!

С этими словами она скрылась в спальне, не в силах больше находиться рядом с этим человеком. – Посмотрим, – хмыкнул Миша, глядя, как за ней захлопнулась дверь.

Вечером Ксюша рассказала обо всем Сержу. Но муж решил, что она преувеличивает, однако пообещал поговорить с сыном. Но когда на следующий день он ушел на работу, ситуация повторилась.

– Так, я не понял, почему в доме бардак? – возмущался Миша.

– Не нравится, возьми тряпку и уберись.

– Кто женщина в доме?

– Я не твоя женщина, а твоего отца! И я не буду за тобой подтирать. Потому что в отличие от тебя, иждивенец, я работаю!

В этот момент входная дверь распахнулась, и вошел Серж. Первым делом он обнял жену.

– Вот. Вот и вся твоя работа, – прокомментировал Миша. – Ты всего-навсего подстилка.

– Ну, хватит, – устало сказал Сергей.

– Что значит хватит? – Ксюша едва не задохнулась от обиды, – Твой сын только что назвал меня подстилкой! При тебе!

– Миша, по-моему, мы с тобой об этом говорили. Ксюша моя жена и тебе придется смириться с этим фактом. Вы мои близкие люди и дороги мне одинаково.

– Я привык говорить, что думаю. Развела в доме бардак. Вся квартира уже кошачьим туалетом провоняла.

– Да ты вообще молчи, тунеядец!

– Слушай, я вообще женщин не бью, но тебе бы врезал.

Перед сном Ксюша плакала в объятиях мужа.

– Меня первый раз в жизни назвали подстилкой. При тебе! А ты… Ты даже ничего толком не сделал…

– Малыш… Ну вот если бы тебя обидел любой другой человек, не Миша, я бы его убил. Но тут… Это ведь я виноват в том, что он такой, какой есть. Понимаешь? Я его толком не воспитывал. Когда его мама ушла, Мише было семь. Потом мы не общались. Когда ему было шестнадцать, он сам меня нашел.



Анастасия Масягина

Отредактировано: 31.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться