Пузожители

Размер шрифта: - +

Глава 7

Казалось, это была самая длинная неделя в жизни Ксении. Дни тянулись бесконечно. Маша уговаривала ее потерпеть и каждый день повторяла, что все будет хорошо. Ксюша взяла на работе больничный и заперлась в своей комнате. Видеть сейчас детей, своих маленьких пациентов, было выше ее сил.

Она нашла в интернете на форум молодых мам и рассказала там о своей проблеме. Откликнулось человек двадцать. Одна женщина писала, что первая ее беременность закончилась выкидышем, зато потом она стала мамой троих детей. И целых две дамы сообщали, что им тоже ставили замершую беременность, анэмбрионию, пустое плодное яйцо, а теперь это яйцо сопит рядом в кроватке. Остальные просто поддерживали.

Серж говорил, чтобы она не слушала врачей, а лучше навестила их на девятом месяце с огромным животом. К сожалению, Ксюша сама была врачом и распечатку того злополучного УЗИ ей все-таки дали. Она разглядела там крошечную точечку, но на девятинедельный эмбрион она, увы, никак не тянула.

Ксюша разговаривала с этой точкой и плакала, и думала, что, должно быть, малышу просто не захотелось жить в мире, где его мать называют подстилкой и постоянно унижают.

Машка умоляла ее успокоиться и верить, что все еще наладится. Но Ксюша понимала, что шансов мало, тем более что в последнее время у нее пропали все симптомы беременности.

Серж всерьез беспокоился за её психическое состояние.

– Послушай, нельзя все время сидеть взаперти. Тебе надо выйти на работу и немножко отвлечься. У тебя впереди еще восемь месяцев. Если ты сейчас уже так психуешь, что же будет дальше?

Ксюша и сама понимала, что отгородиться от реальности не получится. О беременности нельзя просто забыть. У нее обязательно будет исход. Она либо станет мамой очаровательного малыша, либо холодными хирургическими инструментами из нее достанут то, что должно было стать ее ребенком. И еще неизвестно, как все это отразится на ее способности иметь детей в дальнейшем.

– В понедельник поеду в поликлинику, потом на работу. – Она подняла на Сержа заплаканные глаза. – За что нам это?

– Не плачь. Тебе же сказали: пятьдесят на пятьдесят. Ты молодая, здоровая баба. Все будет нормально.

На следующий день она надела простые синие джинсы и счастливый серый свитер. И даже заставила себя накраситься.

Сначала Марина Андреевна отправила ее сдавать анализ ХГЧ. Уровень этого гормона в крови беременной женщины должен непрестанно увеличиваться. Потом они вместе вошли в кабинет УЗИ.

– Нет, ничего хорошего, – вздохнула узистка. – Плодное яйцо деформировано, скорее всего, в ближайшие дни произойдет самопроизвольный выкидыш. Предлагаю просто подождать.

– Не переживайте так, – сказала Марина Андреевна, когда они вернулись в ее кабинет. – Замершая беременность сейчас, к сожалению, очень часто встречается. У меня даже диссертация на эту тему.

– Неужели нет никаких шансов? – затравленно взглянула на нее Ксюша.

– Капельницы практически бесполезны. Вот Ваш анализ ХГЧ, посмотрите. Он упал в два раза. К тому же, это ведь не последний шанс. У вас еще этих детей будет…

Ксения воспринимала происходящее как нечто очень от нее далекое. Ведь это не может быть правдой. Только не с ней. Она здорова, потрясающе красива и очень счастлива. Да как они смеют рушить её мир? Какое имеют право так говорить?

– Давайте подождем пять дней. Если ничего не произойдет, приходите, мы вас почистим.

Они действительно хотят, чтобы она просто ждала выкидыша?

Ей это снится. Не могут люди в здравом уме так говорить. Не просто люди, врачи.

Бежать отсюда. Бежать как можно скорее.

Она выскочила из клиники и отправилась на работу. По дороге она почувствовала острую боль внизу живота.

Первым делом она разыскала Максима Васильича, их гинеколога.

– Что случилось, красавица? Никак беременна? А что грустная такая?

Трясущимися руками Ксения выложила перед ним узУЗИ и результаты ХГЧ. Какой смысл теперь скрывать? Смысл держаться за работу, когда жизнь под откос. Она не пришла к нему раньше, потому что боялась, что до руководства раньше времени дойдет, что она только и мечтает, что о декрете. Теперь Ксюше было все равно.

– К сожалению, дело действительно плохо. Что ты принимала на этой неделе? Что они назначили?

– Ничего. Только витамины. А что должны были?

– Прогестерон прегнил, капельницы, желательно, и полный покой.

Ксюшино лицо исказила гримаса боли.

– Похоже, что началось.

Следующий час она кричала и корчилась от боли на диване в их ординаторской.

– Терпи, Ксюш, все должно выйти. Что ж ты сразу-то ко мне не пришла. Ты уж прости, но все, чем я могу тебе сейчас помочь – это выйти из ситуации с наименьшими потерями.

– Это как?

– Постараемся сделать медикаментозный аборт. В этом случае, скорее всего, обойдемся без чистки. А через полгода ты сможешь забеременеть снова.



Анастасия Масягина

Отредактировано: 31.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться