Пва. ну, здравствуйте, коллега! (черновик)

Размер шрифта: - +

Глава 3. Маг артефактор, где же ты?


Глава 3. Маг артефактор, где же ты?


 Утром предсказуемо болело все тело, а ноги с непривычки вообще отказывались выполнять свою прямую функцию, - нести меня на завтрак.
 Выбрав в гардеробе черное платье, из тех, что с километровым декольте, и прикрыв его ярким шарфиком, я направилась в ректорат, на встречу с нашим "властителем сего" .
 Сегодня пар не было, и я могла практически весь день посвятить самой себе.
 Невзирая на боль в мышцах, настроение стремительно ползло вверх, грозясь выскочить за десятибалльную шкалу и умчаться в небо, к ярко светящему сегодня солнцу.
 Увы, секретарша моего радостного настроя совершенно не разделяла, поскольку была вынуждена сидеть в такую тёплую погоду в яркой шапочке, тщательно скрывающей левую сторону ее прически.
 Я невольно вспомнила золотистый локон в руке Люси и представила масштабы катастрофы на голове у Лолы. Да, потрепала её подруга знатно...
Но, и секретарша оказалась девушкой не промах, так что до самого обеда Люси сверкала огромным синячищем, оригинально украшающим её правый глаз.
 - Ректор у себя? - я поправила очки.
 Секретарша лишь мрачно кивнула, продолжая буравить взглядом бокал с чем-то рубиново-красным. 
 - До встречи. - сочтя нужным попрощаться, я осторожно проскользнула в ректорат.
 - Нет, нет и нет! Все просто ужасно! Как можно быть настолько криворукими!? - гневно вопил ректор, потрясая в руке безжалостно скомканным листком гномьей бумаги. Я невольно заинтересовалась. 
 - Вы только посмотрите на это! - воскликнул он, обращаясь уже ко мне. - Никакого вкуса, право слово!
 Я перевела взгляд на шустро снующих рабочих и присвистнула. А господин ректор, оказывается, ремонт затеял... Занятно.
 Мне лишь одно интересно, на такие кардинальные изменения его сподвигло всего лишь прибытие имперского мага, или же им движет желание прогресса? 
 Небольшие боковые окна срочно заменялись одним огромным практически во всю стену. Прямо, как у нашего декана... В данный момент, рабочие пытались снять старую решетку и случайно сняли вместе с ней и кусок стены. Да, и весь кабинет уже производил впечатление даже не спешно ремонтируемого здания, а скорее методично разрушаемого.
 - Лорд Персеваль, вызывали? - прокашлявшись после взметнувшегося за рабочими облака пыли, решила напомнить ректору о своем визите. 
 А если быть точнее, то узнать точно, чего же в это раз желает от меня властитель сего. 
 - Латье Кайлин, наш разговор не для посторонних ушей, так что подождите еще минут пять, и я весь ваш... Куда!? - рыкнул он, но уже в сторону рабочих. 
 Кивнув, хотя сильно сомневаюсь, что он мой жест заметил, я поспешила выйти за дверь, к унылой секретарше.
 Мы просидели молча где-то с полчаса, затем дверь в ректорат резко распахнулась, явив нам запыхавшегося, но уже более довольного ректора.
 - Профессор, за мной! - он взмахнул очередным документом, на этот раз целым, и бодро переставляя короткие ноги, направился к двери. 
 Из-за моей неприязни к каблукам, мы с ректором были почти одного роста, разве что я всего лишь чуточку пониже. 
 Пройдя пару  пустующих кабинетов, наверняка приготовленных для новых сотрудников, ректор остановился возле неприметной серой дверцы почтового отделения и воровато оглянувшись, с небывалой для человека с его комплекцией скоростью скользнул внутрь. 
 Я пожала плечами и спокойно прошла за ним. 
 - Профессор! Я повышу вам жалованье! Я... Я отремонтирую вашу комнату за счёт заведения! Только займите чем-нибудь этого... Раде, - имя нашего нового коллеги из его уст звучало, словно неприличное ругательство. - Вечером! Любой ценой!
 Он молитвенно сложил руки на груди и побитым щенком уставился на меня. 
 Я усмехнулась. Любой ценой, говорите?... Ну, что ж, тогда и оплату я потребую соответствующую.
 В душе что-то недовольно шевельнулось, но, оглушенное внезапно нахлынувшим шансом, обиженно скрылось в самом темном углу.
 - Что ж, - чётко проговаривая слова начала я. - Я выполню вашу просьбу, но! - видя как радостно оживилось стоящее напротив лицо, поспешила вернуть его на землю. - Взамен я получу от вас хорошие рекомендации и объяснительное письмо, а так же копию нашего договора насчёт экзаменов и новый договор - И еще... Вы пообещаете никому не разглашать мою тайну и условия принятия меня вами на работу пять лет назад. Ясно? 
 Ректор заметно сник, но, похоже, сделать все качественно было важнее всего для него в этот момент.
 - Я согласен со всем, кроме последнего пункта. - он елейно улыбнулся. - Все-таки, контракт вы ещё не отработали, и ваша помощь будет весьма кстати для нас в этом деле... Но! Обещаю вам, за следующую услугу, вы получите и этот договор, и полное расторжение контракта без права разглашения. Всего хорошего, Фостер. Лола занесет тебе бумаги. 
 Не сказав больше ни слова, ректор прошёл к двери и, радостно напевая какой-то мотивчик, удалился восвояси.
 Я бессильно опустилась на пыльный стул и закрыла лицо руками. Хорошего настроения как ни бывало... Подняв голову, отсутствующим взглядом оглядела безликое помещение. Некогда красивое отделение почты сейчас пустовало, прежде белоснежные стены окрасились в серые разводы. 
 Чувство дежавю прокралось в сердце. Я вспомнила молодую девушку, жизненная ситуация которой чем-то напоминала эту комнату. Как будто белоснежный дворец из грёз окрашивается серыми красками тюрьмы, и ты уже навечно остаешься пленником своих фантазий, не имея возможности их покинуть.
 Метаморфозы наступают внезапно, как и взросление. Вроде ты ждешь, готовишься к этому дню... Но он всегда наступает неожиданно. Как и случилось с героиней моих воспоминаний. Маленькая девочка не была готова к тому, к чему готовилась всю свою сознательную жизнь. И вот, миг - и она стоит перед выбором, где дороги прячутся за завесой тайны, а чужие голоса не покидают сознания. 
 Их много. Все они говорят разные вещи, но если приглядеться - суть их проста и однообразна. Заманить. Убить. Уничтожить, раз и навсегда, маленькую, глупую девочку... Но, есть среди них и другой. Спокойный, добрый, осторожный. Он приходит тихо и никогда не бывает настойчивым. 
 Он прохладным ветерком скользит по напряженным мышцам, успокаивая, ободряя уставшего путника. Уговаривая его поступить правильно... Но, кто же его слушает? 
  Я печально улыбнулась. Что поделать, все мы умны задним числом. Поднявшись с поскрипывающего стула, я, не оглядываясь, зашагала прочь. 
 Последствия своего выбора каждый должен разгребать сам.
 



Софи Коулин

Отредактировано: 06.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться