Пвсм: Битва с Империей Тьмы

Размер шрифта: - +

Акт 1. Усаги/Сейлор Мун

Икуко Цукино, сколько себя помнила, знала, что уже на протяжении целого тысячелетия Японией правит Совет Наместников, во главе которого стоят Дома Цукино и Чиба. Дом Чиба представлялся единственным в Совете мужчиной, остальные члены Совета были женщинами, так гласило одно из Правил. Остальные Дома — это Мизуно, Хино, Айно, Кино, Томое, Кайо, Тэно и Мэйо.

В центре же города стоял прекрасный Хрустальный Дворец, двери которого были закрыты. Еще будучи ребенком, Икуко пыталась узнать, почему никому нельзя попасть во Дворец.

Ей, наверное, было лет четырнадцать, когда ей приснился тот сон, который она помнила до сих пор.

* * *

Во сне она спокойно могла ходить по Дворцу, рассматривая его внутреннее убранство, пока ее внимание не привлекла одна картина. На ней была изображена королевская семья и их защитники.

— Чей это портрет?! — она даже не обратила внимания, что задала вопрос вслух.

— Королевы Серенити, ее супруга, короля Эндимиона, их дочери Усаги Леди Серенити, — раздался незнакомый женский голос. — Также на этой картине художник изобразил их друзей, которые попутно были и их защитниками. Кунцит и Венера, Цоизит и Меркурий, Нефрит и Юпитер, Жадеит и Марс. Они отвечали за безопасность Солнечной системы и королевской семьи. За рубежи Внешнего мира отвечали Сатурн, Нептун, Уран и Плутон.

— Кто здесь?! — Икуко обернулась и увидела какую-то девушку с вьющимися волосами и золотым полумесяцем на лбу — таким же, что был изображен у тех, кого та назвала Королевой Серенити и ее дочерью.

— Меня зовут Луна, — представилась она. — Я являюсь Жрицей. Это я наслала тебе этот сон, так как мне стало интересно, почему ты с таким упорством пытаешься узнать тайну Хрустального Дворца, — Луна вздохнула. — Хаос смог изменить историю, и не просто какой-то ее фрагмент, а целое тысячелетие. Впрочем, мне кое-что удалось исправить, но увы, не все, что бы хотелось, так как я не могу покидать Иллюзион. Но я верю, что однажды они вернутся.

— Можно вопрос?! — Икуко посмотрела на Луну.

— Я знаю, что ты хочешь у меня спросить, — кивнула Луна. — Я не знаю, возродятся ли они в тех семьях, которые ты знаешь как Совет Наместников. Ведь ты хотела спросить, почему Японией правит Совет, а не императорская семья. Королева Серенити до своей коронации была известна как Усаги Цукино, или Сейлор Мун. Венера, или Айно Минако — Сейлор Ви, она же Сейлор Венера. Сейлор Марс — Хино Рей, Сейлор Меркурий — Мизуно Ами, Сейлор Юпитер — Кино Макото, Сейлор Сатурн — Томое Хотару, Сейлор Нептун — Кайо Мичиру, Сейлор Уран — Тэно Харука, Сейлор Плутон — Мэйо Сецуна.

Король Эндимион — Чиба Мамору. Остальное тебе знать пока рано.

* * *

Когда Икуко проснулась, то на прикроватном столике увидела папку, в которой обнаружила истории тех, чьи изображения она видела во сне. Именно тогда она и решила, что ее дочь будут звать Усаги...

Усаги была копией той, кто для Икуко на всю жизнь остался королевой Серенити, но ее Усаги походила на королеву только внешне. Девочка с рождения отличалась серьезным не по годам характером, всегда думала, прежде чем прийти к какому-то решению. Даже в школе была круглой отличницей.

Но было и еще одно «но», которое отличало ее от королевы.

Королева Серенити, насколько Икуко помнила, была в семье первым ребенком и имела лишь одного младшего брата. Что касалось Икуко, то у ее дочери было два старших брата. Она не могла понять, почему ее сыновья так резко отличаются характерами. Старший, Шинго, всегда был ее головной болью: никогда не знали, что он устроит завтра. Он считал, что раз его мать входит в Совет Наместников, то ему позволено все. Не раз она ему говорила: еще одна докладная на него ляжет ей на стол, и она не посмотрит на то, что он ее первенец. Она просто-напросто изгонит его из Рода. Шинго знал, что мать слов на ветер не бросает, и последние полгода стал вести себя тише воды. Второй же сын был его полной противоположностью. Как и младшая дочь, Акиро был спокойным и рассудительным юношей. Поэтому, скорее всего, она и закрывала глаза на его тягу к звездам. «Пусть лучше увлекается звездами, чем я буду переживать за него, как в случае с Шинго», — думала Икуко.

* * *

«Новый концерт Мины Лав и дебют ее нового альбома «Венера», — гласила передовица газеты, и рядом другая новость: «Меня зовут — Ви», уже о героине Токио, которая снова предотвратила ограбление ювелирного.

Где-то в доме зазвонил будильник. Икуко посмотрела на часы и про себя усмехнулась: Усаги всегда ставила будильник на шесть утра, но раньше семи ее вряд ли можно было увидеть.

— Доброе утро, — на кухню, где любила собираться за завтраком семья, вошел Акиро. — Усаги опять поставила свой будильник на шесть утра?!

— Да, — кивнула Икуко, — что будешь на завтрак?

— Давай блинчики с лимонным сиропом, — попросил Акиро.

— Если можно, и мне тоже, — на кухню вошла сама Усаги, на ходу заплетая волосы в хвостики с оданго.

— Ты сегодня что-то рано встала, — подколол сестру Шинго, входя вслед за ней в кухню.

— У меня контрольная, — буркнула Усаги.

Икуко молча переглянулась с сыновьями: в семье хорошо знали, что Усаги объявила школе настоящую войну и добивалась высоких оценок, грызя гранит науки. Но вот контрольные были ее персональным врагом, так как она не знала, что учитель предложит на этот раз. Одно дело хорошо подготовиться к уроку, и совершенно другое, если объявляют о контрольной работе.

— Кролик, тебя после школы забрать? — спросил Акиро.



Selena Muun

Отредактировано: 11.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться