Пьяные песни старой ищейки

Размер шрифта: - +

2. Отрицание

- Мы имеем дело с психопатом, - констатировал Хардвок, входя в спальню мистера Дантберга, ресторатора с Молочной улицы.

Прошло всего два дня с убийства Трея. А теперь – Дантберг. Беднягу привязали к кожаному стулу так, что брюхо опиралось на спинку. Конечности – привязаны к ножкам. В рот несчастному еврею воткнули толстую пачку фунтов. В глазах Дантберга застыло изумление. Они были открыты.

- Мистер Харвдок, - кивнула мисс Томпсон, первая (и, как надеялся Джеймс, последняя) женщина-детектив Лондона. – Благодарю Вас за визит. Я как раз заканчиваю составлять протокол.

Харвдок хотел изумиться, но счёл благоразумным промолчать. Он посмотрел на записи девушки, учинённые ровным, каллиграфическим почерком, и нашёл их весьма содержательными. Страницы украшали беглые зарисовки места. Воистину, мисс Томпсон была блестяще подготовлена. Но от этого она ничуть не меньше оставалась бабой, коей не место в полицейском промысле.

- Нет никакого смысла произносить это дополнительно, но я позволю себе: убийства Трея и Дантберга связаны, - сказала девушка. – Мне удалось обнаружить на обоих местах преступления чёрную ленту. Кроме того, мною отобраны образцы дактилоскопических…

- Бросьте заниматься ерундой, мисс! – резко, даже неожиданно для себя, вскричал Джеймс. – Дактилоскопия – это лженаука. Как мы можем быть уверены, что у двух людей гигантского Лондона не будет идентичных отпечатков?

Когда Хардвок впервые узнал, что в столице империи проживает 6 миллионов человек, он чуть не поперхнулся трубкой. Эта цифра никак не желала укладываться в голове старого детектива. Ему пришлось разрастить свою агентуру до численности небольших заморских колоний, чтобы быть в курсе событий крупнейшего в мире мегаполиса.

Но ещё большую оторопь у детектива вызвала девушка, погружавшая в мертвее дело Дантберга спицу. Ею она измеряла глубину и ширину раны, и кропотливо заносила данные в свой протокол. Хардвок, прошедший целую военную кампанию, нигде не видел ничего подобного в исполнении женщины.

- Также Вам надлежит знать, мистер, что ищейки очертили круг подозреваемых, - произнесла мисс Томпсон уже более холодным тоном. - Мы будем отрабатывать их вместе или разделимся?

- Без меня, прекрасная леди, Вы и часа не продержитесь здесь, - отрезал Хардвок. – Я продемонстрирую Вам, как надлежит допрашивать этих негодяев и проходимцев. Бьюсь об заклад, что убийства будут раскрыты к вечеру.

Страшные, бесчеловечные преступления потрясли город. Парламент потребовал главу Скотланд-Ярда на доклад. Газеты наполнились слухами, сплетнями, домыслами относительно предполагаемого убийцы. Что может быть общего между преуспевающим политиком и богатым (ну это и так понятно) евреем? Отчего они оба заслужили столь мучительную смерть?

В просторном доме Дантберга детективы оккупировали кабинет, где организовали допросную комнату. Стол дюжий Хардвок поставил у окна, а стул для подозреваемого – прямо напротив, чтобы того ослепляло солнце. Кроме того, кабинет старого еврея запирался изнутри на засов: никто не посмеет войти и потревожить тайну следствия.



Ломаный Грош

Отредактировано: 07.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться