Пьяный поход ч. 3. гл. 4.Монголия- Китай.

Размер шрифта: - +

Вперёд!

Мы дошли. В установленные сроки уложились. Зарылись в землю, прикрылись сетями. Стали обживаться. Постепенно подвозились запчасти, обмундирование, сформировался запас продуктов, топлива, кстати, продукты опять получали по фронтовой норме. Провели пробные стрельбы.

Всё было хорошо, кроме обуви. Предназначенные для нашей бригады два вагона сапог, потерялись ещё в Союзе и обувь упрямо к нам не попадала. Не у меня одного, подошва оторвалась от верха. День проходил, замотав сапоги проволокой, потом выпросив у геодезистов джип, съездил к соседям - связистам и за бешеную плату, литр водки и три банки тушёнки, выменял, не первой молодости, кирзачи.

Каждое утро, после зарядки брал, Володьку Успенского, Аркашу Звегильского и Иссу Веситаева. Пол часа, попарно отрабатывали приёмы с пистолетом. Одни тренировались быстро обнажать ствол, другие - уклоняться. Успенский, как хороший гимнаст, быстро научился и выполнял все трюки лучше всех. Звегильский, которого офицеры стали для краткости звать - Ша, ленился. В душе, он оставался гражданским и никакого восторга от такой части нашей жизни как, значки, патроны, не испытывал.

Исса тоже, выполнял всё добросовестно, но как-то без огонька.

- Знаешь, Виталя, если разведчик не готов стрелять первым, он долго не проживёт.

- Война кончится, когда-нибудь, кто знает, чем заниматься будешь.

- Я агроном! И стрелять, и резать, точно не буду. Не хочу. Кувыркаться с вами буду, может Вам пригодится.

Как-то, без свидетелей, спросил у Звегильского

- Ша, у тебя в личном деле записано, национальность - еврей.

- Да, а что?

- Ты можешь точно сказать, а Трахт, еврей?

- Конечно.

- Что конечно? Можешь сказать или еврей?

- Несомненно, еврей. Я еврей столичный, а он местечковый.

- ?

- Настоящий, воспитанный по еврейским традициям.

- Говорит по-русски чисто.

- А я, ещё и на японском говорю, так что?

- Всё понял. О разговоре забудь.

Камешек, заброшенный товарищем из СМЕРШа, с души свалился.

- Дахно, тоже, просто не успел послужить на немцев. Так что, в штабе у меня чисто.

 

 

6 августа 1945 г.

 

С утра суета. Ждём начальство. Всё должно блестеть, внешний вид, само собой.

У кого обувь в непотребном виде, посадить в броники за пулемёты, в общим, по пояс спрятать.

Появились небольшие отряды конных пограничников. Появлялись и опять пропадали из видимости. Над головой, уже вторую неделю, постоянно летали наши самолёты.

Около одиннадцати часов наши позиции посетила группа верховых. Шпорт доложил генерал-лейтенанту и монгольскому высокому чину, с лампасами, мол бригада в полной боевой готовности, ждёт приказа. Генерал вручил командиру пакет под роспись.

Начальники прошлись по позициям, как водится, позадавали дурацкие вопросы. Хватает ли воды, за сколько минут бригада перестроиться в походную колонну и так далее. Когда же, один из старшин пожаловался на отсутствие сапог, оказалось, что по снабжению, у нас своё начальство и тут же начал распекать Шпорта, в общем генерал помог, как всегда. Жизнь положить в их интересах, обязаны, а всё остальное, связывайтесь с Москвой.

Только, высокое начальство, отправилось дальше по фронту, командир бригады собрал всех офицеров. Помахивая жёлтоватым пакетом с сургучными печатями

- Вскрыть седьмого августа в 12-00. Всем ясно, что за приказ в пакете?

Конечно всё было ясно. Начинается. Конец ожиданию.

Командир продолжал:

- Чтоб завтра, не бегать с мокрой задницей, подготовку начнём сегодня. Суету не создавать. Всё делать под сетями и неспешно. Пока местность позволяет, пойдем, как шли, в линию. Разведку в авангард. В двух бронетранспортерах по флангам. Дистанция километр. Всё. По подразделениям!

Командиры со старшинами, определили, что грузить сегодня, что завтра. Солдаты потащили снарядные ящики, шанцевый инструмент крепили в положенных местах. Разбирались временные склады. Чистили оружие, бригадное и личное. Страха не было, но холодок в животе периодически появлялся. Если верить методичкам, то вооружение японской армии, застыло на уровне конца тридцатых годов. Для нас, вообще, достойных целей не было.

Японские танки со смешными названиями Чи-Ха, Чи-Ни, вооружались короткоствольными мелкокалиберными пушками и не имели серьёзной брони. Спрятаться на почти ровной местности тоже нелегко. Тревожно было от того, что пока подлянок разглядеть, мы, не могли. А их не могло не быть. Японцы воины отважные и хитрые.

Лейтенант Синицин предложил маскировочные сети на марше крепить к кабине бронетранспортёра, а другой конец к щиту пушки. Расчет, сидевший в бронике, всё видел, но находился в тени, плюс, кой-какая маскировка в движении, а при остановках, сеть разворачивалась и накрывала сцепку полностью. Командир разрешил попробовать.

  • офицер связи, со своей радиостанцией из авиадивизии, прикрывающей наше направление. Короче, всё постепенно принимало нормальный вид. Залили, всё, что положено, набили пулемётных лент. Облазили с Йёськой, все машины, броники. Надавали указаний, по мелочи. Не потому, что неправильно, а чтоб не расслаблялись, мол, начальство бдит и заботится. Внутри, как чесотка, скорее бы уже! Как говориться, ждать и догонять...



Евгений Колобов

Отредактировано: 22.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: