Пять лет

Размер шрифта: - +

Глава 9

На следующий вечер была запланирована репетиция. Мы не общались с Димой весь день — он мне не писал, ну, а я… не писала ему. Наверное, тоже занят и, наверное, тоже ждет встречи на репетиции. Как там говорила Юлиана Юрьевна? Влюбленность окрыляет? Что тут скажешь — окрыляет. Такое ощущение, что приподнятое настроение ничто не может испортить. Я и раньше испытывала это чувство к другим мужчинам, но не могу припомнить парения над поверхностью земли.

Ребята уже собирались в актовом зале, но Димы пока не было. Мы обсудили некоторые спорные моменты и удостоверились, что к концерту, который состоится в следующую пятницу, у нас все будет готово. Эля позвонила Диме, но тот не взял трубку, поэтому решили начать прогон без него. Его роль пока мог сыграть один из кустиков.

Минут через двадцать я не выдержала и написала сообщение: «Ты где?»

Ответа не было, и я, как порядочный параноик, начала переживать. Дима не из тех, кто просто не приходит, никому не объяснив причины, на мероприятие, в котором заинтересован весь класс… Хотя откуда у меня такая уверенность? Разве я могу быть уверена, что он именно такой? Но он точно не из тех, кто пропадает, не предупредив меня.

Поэтому вышла из актового зала и набрала его номер. Когда меня уже захлестывала паника, что он не берет трубку, вдруг наконец-то раздалось долгожданное:

— Лен? Черт… Я во времени вообще потерялся! Хотел тебе отзвониться, сказать, что не приду!

Тон его голоса был немного странный, но я пока не уловила, чем именно. Поэтому спросила:

— Дим, что-то случилось?

— Не-е! — он рассмеялся, и я вдруг поняла, что меня смущало в его голосе. Похоже, он был пьян. — Меня друзья поймали и уволокли пить! Чесслово, я отбивался! Леночка, прости, я позвонить хотел…

И тут на заднем фоне я услышала женский голос, а потом Димино в сторону: «Катюш, да подожди ты! Сейчас я!». И тут же мне:

— Лен! Вышло так, что я косяк! Про время забыл. Я хотел предупредить…

Вот оно как. Он там с Катюшей. Пьет, гуляет, веселится, пока я, как последняя истеричка, придумываю, сколько раз его переехал трамвай, пока он летел ко мне на крыльях любви.

— Неважно, — перебила я. — Не извиняйся. Но ты подводишь ребят.

— Ребят?! — кажется, это его разозлило. — Ребятам как-нибудь объясню! А сейчас я с тобой говорю! Лен, — чуть мягче, — прости светловолосую дубинушку, а?

— Ты мне ничего не должен, — ответила я и отключила вызов.

Потрясающе! Нет, я не ревнивая идиотка, я просто живой человек. Он перезвонил, но я отключила телефон и вернулась на репетицию. Настроение было окончательно испорчено, но не до такой степени, чтобы я показала это ученикам. Через два часа мы закончили и, несмотря на отсутствие прекрасного принца, все были довольны результатом.

Попрощавшись со всеми, я вышла на улицу и направилась домой, ощущая, как до сих пор подавляемое раздражение путает мысли. Ну что ж, я в этой путанице разберусь. Да, я зла на Диму за то, что он пропустил встречу, которую я лично так ждала. Да, он должен был позвонить и предупредить, потому что мы «встречаемся». Но не глупо ли уже сейчас считать его своим должником? Ведь он пропустил не нашу встречу, а школьную репетицию. Да, глупо. Да, я просто ревную к Катюше.

Меня догнал один из близнецов и, пробубнив: «Я вас провожу!», зашагал рядом. 

— Спасибо, Влад, — сказала я, испытывая благодарность за такое ненавязчивое внимание к моей персоне.

— Слава. Влад пошел Элю провожать, — поправил он меня, а я от неожиданности даже остановилась. Я давным-давно перестала их путать, различая даже по голосам! Похоже, я расстроена чуть больше, чем думала.

— Слава, извини! — решила, что это нужно сказать.

— Перестаньте, Елена Александровна! Ничего страшного. У вас все в порядке?

— Да! Почему ты спрашиваешь? — Слава был гораздо спокойнее и тактичнее своего брата. И, возможно, чуть более проницательным.

— Ну, Данилов не пришел. А потом вы… как будто расстроились. Простите, это не мое дело, но раз уж я все равно в курсе, то со мной вы спокойно можете поговорить. Если вам хочется говорить.

— Спасибо, Слава, но ничего страшного не произошло, — не знаю почему, но я почувствовала приятную легкость от его слов. Иногда просто нужно знать, что кому-то не наплевать, чтобы успокоиться. — Дима просто с друзьями сегодня, поэтому не пришел.

Мы шли молча дальше, и когда уже подходили к моему подъезду, из темноты вывалилась шатающаяся фигура. Господи, как же он был пьян… Он не мог сфокусировать взгляд перед собой.

— И все-таки она вертится? — поинтересовался Слава.

Дима как будто только что его увидел, но, откинув в сторону сигарету, сказал мне:

— Слушай, какого хрена ты отключаешь телефон? Ты же даже объяснить не дала! Лен…

— Хватит! Завтра поговорим, — перебила я.

Он шагнул ко мне, а в глазах я заметила ярость:

— Нет, мы поговорим сейчас. Я не спал с Катюшей. Сегодня.

Сегодня?

— Они и правда затащили меня туда, я думал, ну ничего — посижу немного, выпью с ними и они отвянут. Но эта… сука… она… да не суть! А потом ты мне про этих ребят. Напсиховала там сама себе чего-то и телефон отключила. Хер знает, как так вышло, но я, кажется, после этого нажрался.

— Иди уже домой. Завтра поговорим, — я попыталась снова.

— Нет! Хватит уже про «завтра»! Лен, ты же сама постоянно держишь меня на коротком поводке… Ты же сама… Я как собака за тобой. А тебе и хочется, и колется. Вот и играешь… На коротком поводке. А с Катюшей… ну, она до тебя еще появилась. Я держался же, держался. Но ты меня сама… на поводок. И я перестал держаться.



Оксана Алексеева

Отредактировано: 25.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться