Пять поцелуев

3.

Отношения с Артемом довольно быстро вошли в одну колею. Несколько раз в неделю мы встречались где-нибудь в центре и отправлялись в затяжные походы по веганским магазинам и кафешкам. Иногда мы заглядывали в кино и на выставки, но чаще, погуляв по городу, ехали к Артему, чтобы предаться там разврату. Гастрономическому. Артем был просто одержим идеей передать мне свой кулинарный опыт. А я стоически переносила все тяготы ученичества и нахваливала его шедевры.

Иногда мы отправлялись и в спальню. Не слишком часто. В постели все было довольно сносно, хоть временами и скучно. Артем не любил эксперименты и тяготел к одному сценарию. Впрочем, в интимном плане я неприхотлива. До Артема у меня было только двое парней, и оба умудрялись справляться секунд за тридцать. Моего Креза хватало намного дольше, и, используя пару хитростей, я получала с ним удовольствие. Что за хитрости? Сейчас расскажу.

Временами перед тем самым делом я смотрела пару горячих роликов или читала какое-нибудь эротическое фэнтези, дабы настроиться на нужный лад. Временами закрывала глаза и представляла на месте Артема кого-нибудь из любимых актеров. В общем, не зря я в юности перечитала тонну женских журналов. Советы из них реально помогают в постели.

Артем был интересным собеседником, не скупился на подарки. А еще он владел просто бомбической квартирой. Двухуровневой, с видом на центр города, с панорамным остеклением. Я внутренне обмирала каждый раз, когда там оказывалась. О боги, как было бы славно устроиться здесь с мольбертом и рисовать, рисовать, рисовать!

Впрочем, предложение Артем делать не спешил. Вроде и с моими родителями познакомился, и своей семье сообщил, что обзавелся постоянной подругой, а заветного кольца в коробочке все не было. Признаться, я даже начала отчаиваться и сомневаться, на ту ли лошадку поставила.

К счастью, летом Артем стал вести себя страстней и наконец сказал мне те три главных слова: я тебя люблю. Я, конечно, не будь дурой, сразу дала обратный ход: стала реже отвечать на его звонки и реже с ним встречаться. Сочиняла всякие небылицы: то у подруги день рождения, то у родителей годовщина.

Артем заметно занервничал.

— Мне кажется, из нас выйдут отличные супруги, — заявил он во время очередного созвона. — Мы на одной волне, и нам безумно хорошо вместе.

— Может быть, — нарочито спокойно хмыкнула я, тайком подпрыгивая от радости.

Артем откашлялся:

— А как ты смотришь на то, чтобы пожить вместе?

— Ох, малыш, я бы с радостью, но не могу. Мои родители старой закалки и осуждают любые формы сожительства, — вдохновенно соврала я. — Я не хочу их расстраивать.

— Да я не об этом, — смущенно забормотал Артем и выложил мне свой план про поездку в Сочи.

Сочи был Артему родиной, там жили его родители, и, само собой, я согласилась. В голове у меня возник такой план: впечатлю моего Креза хозяйственностью, а заодно обаяю его маму. Моя будущая свекровь, сто процентов, уже мечтает о внуках, так что заручившись ее поддержкой, я быстро оттащу Артема в загс.

***

И вот он — долгожданный день отъезда! Рано утром я и Артем встретились на вокзале и без лишних разговоров погрузились в нужный вагон, предварительно затолкав туда три моих чемодана. Артем, конечно, стал ворчать по поводу обилия моих вещей. Но я объяснила ему, что без мольберта и красок жизни не мыслю (а именно они занимали половину места в багаже), и он угомонился.

Соседи по купе нам достались отличные. По крайней мере, я их таковыми считала первые десять минут после того, как увидела. Ведь это были бабушка-одуванчик в ситцевом платьице и ее девятилетний внук, уткнувшийся носом в планшет, — мечта, а не ребенок.

— Марья Ивановна, — церемонно представилась бабуля, как только мы с Артемом вошли в купе. Потом она выпила немного минералки из стакана и показала на внука. — А это Славик. Хорошист! Спортсмен! Гордость класса.

Я тоже представилась, откровенно порадовавшись, что нам не досталось купе с дембелями или младенчиками. Вот только приятное впечатление от попутчиков держалось недолго. Стоило поезду тронуться, Марь Иванна выудила из сумки огромный серебристый сверток с курицей-гриль:

— Славик, милый, надо покушать.

Мальчика долго уговаривать не пришлось. Он переложил планшет в одну руку, а вторую вытер об шорты и протянул бабушке. Та засуетилась, стала отрывать от курицы здоровенные куски и вкладывать их в растопыренную пятерню внука. Славик громко зачавкал.

А я сглотнула слюну. Дело в том, что печеная курица — одно из моих самых любимых блюд. В детстве я требовала маму готовить ее мне каждый выходной. Мама, правда, не слишком слушалась.

— Не хотите? — бабушка протянула очередной шматок курятинки не внуку, а Артему.

Того передернуло:

— Нет, спасибо!

Вид у моего Креза стал такой, будто он сейчас хлопнется в обморок. Уголки его губ брезгливо опустились, а ноздри гневно затрепетали.

Бабуля повернулась ко мне:

— А вы?

Я снова сглотнула слюни и отрицательно замотала головой.



Елена Трифоненко

Отредактировано: 09.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться