Пять поцелуев

8.

Весь следующий день я собиралась рисовать. Но не вышло. Артем все время меня дергал: то за хумусом ему сходи, то кофе свари, то рубашку отгладь для завтрашней видеоконференции. И главное, просьбы свои он выдавал не кучей, а строго по отдельности. Я все выполняла, а потом на всякий случай спрашивала:

— Больше ничего?

— Ничего, — кивал Артем.

Но стоило мне подойти к мольберту, как из кабинета снова неслось:

— Лиз! Ли-за! А сделай для меня одну вещь.

За обедом я вспылила:

— Ты можешь меня не дергать хотя бы час?

В ответ — незамутненный взгляд и ироничный вопрос:

— А ты что, занята чем-то важным?

И что на это ответить?

Чтобы перестать злиться, занялась уборкой. Вся вспотела, перемазалась, устала — и тут Артем вдруг заявил:

— Кстати, забыл тебе сказать: сегодня мы ужинаем с моими друзьями.

Мне захотелось бросить в него пылесосом. Но, естественно, я только руками всплеснула, счастливо улыбнулась и побежала в душ. Когда вышла, Артем стал меня поторапливать, потому я даже не смогла до конца просушить волосы и нормально накраситься. Все, на что у меня хватило времени, — это тушь и блеск для губ. С нарядом, припомнив вчерашнюю выволочку, тоже заморачиваться не стала. Облачилась в традиционный набор курортника: шорты, футболку, шлепанцы. Впрочем, блистать было не для кого: друзья — это вам не мама, им нравиться не обязательно.

На ужин мы отправились пешком. Оказалось, что друзья позвали Артема в ближайший суши-бар. Узнав об этом, я вздохнула с облегчением: суши, они все на один манер — созерцая порции других посетителей, аппетит не нагуляешь. Вот если бы Артем снова притащил меня в кафетерий, где подают мясное, я бы точно умерла. На обед у нас с ним были бананы, а мой организм требовал борща и котлет, потому сейчас я слегка покачивалась от голода.

До пункта назначения мы допехали минут за пять. Артем галантно открыл для меня дверь, я проскользнула в холодок бара и сразу увидела того брюнета, что вчера угощал меня мясом. Мне моментально сделалось дурно. Как же тесен этот гадский мир! Какая же деревня этот Сочи!

Одна секунда — и я уже юркнула за Артема, дабы брюнет меня не заметил. Такому наглому ведь хватит ума подойти поздороваться, а потом начать обсуждать со мной тонкости приготовления свинины. Нет! Нам ни в коем случае нельзя пересекаться.

— Осторожно, тут ступенька! — предупредил Артем.

А дальше меня ждало страшное. Мой Крез раскинул руки в стороны и зашагал прямиком к брюнету.

— Богдан, сколько лет, сколько зим!

Брюнет привстал со своего места и тоже распахнул объятья. Несколько секунд мужчины обнимались и жали друг другу руки, а потом Артем полюбопытствовал, где носит приятеля номер два.

— Он на работе пока, — отозвался брюнет и вылупился на меня, как на восьмое чудо света, — но скоро подъедет.

Артем наконец-то вспомнил о светском этикете:

— Богдан, познакомься, это моя девушка Лиза.

Я сделала вид, что с интересом изучаю интерьер заведения.

— Надо же! — весело воскликнул брюнет. — А ведь мы уже встречались!

— Что? — я изобразила глубочайшее изумление вперемешку с высокомерием. — Вам кажется. Я вас вижу первый раз в жизни.

— Разве?

Его глаза так сверкнули, что мне сразу стало ясно, что через секунду меня ждет разоблачение. Надо было срочно спасать ситуацию. Я обхватила голову двумя руками, скривилась и запричитала:

— Ой-ой-ой! Ай!

— Что случилось? — моментально испугался Артем.

Я слегка пошатнулась:

— Голова!

— Что голова?

— Мигрень, — процедила я, зажмуриваясь, будто от боли. — Какой-то чудовищный спазм.

Видимо, изображать страдания у меня получалось довольно натурально, потому что мужчины переполошились и усадили меня на стул. Звякнул графин.

— Лизонька, милая, выпей воды, — мой Крез торопливо всунул мне в руку стакан и помог поднести его к губам. — Как я могу тебе помочь? Может, вызвать врача?

Я сделала пару глотков, а потом с еще большим вдохновением продолжила свой спектакль:

— Не надо. Не стоит так беспокоиться, — мой голос был таким слабым, что я сама чуть не расплакалась из-за жалости к себе.

— Мне кажется, тебе все же не помешает показать свою девушку врачу, — вставил свои пять копеек Богдан.

Я с трудом удержалась от того, чтобы не испепелить его взглядом:

— Не надо врача. Я свой организм знаю: через пару часов мигрень пройдет. Надо просто немножко потерпеть.



Елена Трифоненко

Отредактировано: 09.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться