Пять поцелуев

11.

Я не сдержалась: скомкала в комок салфетку и швырнула в Богдана. Та попала ему в плечо. Губы мужчины тронула очередная саркастическая улыбка. Мои пальцы сами собой скомкали еще пару салфеток. Обе полетели в эту наглую гнусную рожу. Впрочем, оба раз Богдан увернулся.

— Ты такая сексуальная, когда злишься! — констатировал он, почти раздевая меня взглядом. — Я бы не отказался от еще одного поцелуя. Или даже чего-нибудь погорячей.

От такой наглости у меня даже дыхание перехватило. Но я постаралась вернуть самообладание. Поинтересовалась нарочито спокойным голосом:

— Слушай, а тебе мама в детстве не говорила, что подкатывать к девушке друга — аморально?

Он сделал вид, что задумался на пару секунд, а потом снова ухмыльнулся:

— Не припомню такого. К счастью, мама не портила мне жизнь морализаторством.

— Плохо! Очень плохо!

Богдан снова отхлебнул из заказанного в баре стакана и посмотрел на меня с ехидством:

— Крошка, тебе ли осуждать мою мать? Твоя, смотрю, тоже не перетруждалась, прививая тебе моральные принципы.

— На что ты намекаешь? — приготовилась оскорбиться я.

— Ну, у тебя много пороков. Во-первых, ты самозабвенно вешаешь лапшу на уши Артема. Во-вторых, уединяешься в туалете с незнакомцами…

Раз — и я как-то само собой запустила в Богдана чашкой. Правда, этот гад опять увернулся, чашка упала на пол и разбилась.

Богдан тут же зацокал языком:

— Ай-ай-ай! Какая плохая девочка. И посуду бьет.

Из глаз моих почему-то брызнули слезы, самые натуральные. Я выбралась из-за стола и, присев на корточки, быстро собрала осколки. Откуда-то возникла официантка:

— Что случилось?

— Я уронил чашку, — не моргнув глазом, соврал Богдан, — запишите на мой счет. А еще чирканите-ка мне номер своего телефон. Я свожу вас в кино. Или в ресторан. Вы куда бы больше хотели?

Щеки официантки порозовели. Она сначала пожала плечами, а потом быстро достала из фартука блокнот и, вырвав оттуда клочок бумаги, весьма охотно записала на нем свой номер. Протянула Богдану.

— И во сколько вы сегодня заканчиваете? — уточнил тот, плотоядно улыбаясь.

— В десять.

— Отлично! Я как раз тоже буду совершенно свободен в это время.

Я подала осколки официантке, и она, окончательно зардевшись, убежала в сторону кухни. А меня слегка передернуло. От мысли, что человек, с которым я сегодня целовалась, будет ночью кувыркаться со случайно снятой в баре девицей.

— А вот и я! — Артем вырос буквально из-под земли, и я даже слегка вздрогнула от неожиданности. В руках он сжимал маленький букет роз. Темно-розовых, почти фиолетовых.

— Нравится? — уверенно спросил мой Крез, вкладывая букет мне в руки.

— Темыч ты чем слушаешь? — Богдан обидно усмехнулся, пряча бумажку с номером официантки в карман джинсов. — Лиза же просила бледно-розовые

Артем смутился:

— Разве ты хотела бледные? Серьезно? А эти тебе что, не нравятся?

Я зарылась носом в цветы и несколько раз втянула приятный аромат. А потом ответила, стрельнув в Богдана едким, колючим взглядом:

— Очень нравятся. Они просто волшебные!

Артем попросил подать нам вазу. Вместе с ней принесли и наш заказ. Из туалета приполз Славик, правда, какой-то подавленный. Кажется, ему по телефону устроила выволочку жена. Мужчины начали трепаться о всякой ерунде: о футболе, о машинах, о новых гаджетах. Обо мне все забыли. Наверное, к счастью. Да я и сама старалась не отсвечивать: жевала безвкусные веганские суши и думала о своем.

Из задумчивости меня вывел Богдан. Он протянул руку и тронул меня за запястье:

— Лиза, ты в порядке?

Я подняла на него глаза, чувствуя, как под ложечкой холодеет. Ну что он опять задумал? Почему не хочет оставить меня в покое?

— Как твоя голова? — заботливым тоном спросил Богдан. — Выглядишь слишком бледной.

— Со мной все нормально, — огрызнулась я. — Можешь не беспокоиться.

Он усмехнулся:

— Ты никогда не думала, что причина твоих мигреней может быть в отказе от мяса. Я однажды смотрел программу о питании, и там ведущая сказала, что без мяса организм начинает барахлить из-за дефицита витаминов.

— Это все миф! — оседлал любимого конька Артем. — Веганство не вызывает проблем со здоровьем. А вот мясо! Мясо вредит.

Мне стало невыносимо это слушать. Я поднялась на ноги:

— Мужчины, вы меня извините, но мне надо подышать свежим воздухом. Так что я, пожалуй, пойду.

Артем нахмурился:



Елена Трифоненко

Отредактировано: 09.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться