Пять поцелуев

17.

Артем ничего не заметил, он сидел в кабинете и даже не выглянул, услышав, что я вернулась домой. Это было немного обидно, хоть и к лучшему.

Я переоделась, высушила волосы и отправилась за подарками родным. Настроение было ужасным. Мысли то и дело сворачивали к тому, что произошло на двадцатом этаже. Зачем Богдан все это затеял? Неужели только для развлечения? Во мне вдруг родилась странная уверенность, что Артему он меня в любом случае не сдаст. Но ведь лучше не испытывать судьбу, правда? Я все равно завтра схожу к Богдану. Так, на всякий случай.

Из груди вырвался тяжелый вздох. Кому ты врешь, Лиза? Вовсе не о сохранности собственной тайны ты беспокоишься. Тебе просто не терпится вновь испытать эти волшебные ощущения, которые дарят губы Богдана.

Даже мимолетное воспоминание о недавнем поцелуе, заставило меня покраснеть. Черт! Что все это такое? Я бы полжизни отдала за то, чтобы прикосновения Богдана не вызывали во мне такого цунами эмоций. Может, мой организм потом привыкнет и не будет так бурно реагировать? В конце концов, любые ощущения приедаются.

Я словно в тумане купила Соне футболку, пару бус, браслет и серьги. Потом стала искать киоск с товарами из можжевельника. На нервной почве мне даже есть толком не хотелось. Да и страшно было заходить в кафе или покупать что-то мясное в магазинах. В Сочи, как выясняется, и у стен есть глаза.

А еще (ну в этом уж совсем стыдно признаваться) я поймала себя на том, что всюду высматриваю лицо Богдана. Мне просто безумно хотелось его увидеть. Вот только зачем?

Проблуждав полчаса по шумным улицам, я наконец нашла магазинчик с громким названием «Можжевеловый рай». Пахло там умопомрачительно, мне даже уходить не хотелось. Помимо подставки под горячее, купила маме массажер для спины, подушку и набор ложек. Хозяйка упаковала мне все в красивый пакет и даже сделала скидку. На радостях я прихватила еще и пару гребней для подруг.

Потом купила папе чурчхелу сразу нескольких видов: с грецким орехом, с миндалем, с кусочками яблока и манго. Времени на шопинг ушло много, но спокойней на душе не стало. Даже напротив, меня охватило совершенное смятение. Богдан не сказал, когда мы встретимся! Может, он вообще передумает целоваться дальше и станет меня избегать.

Вернувшись домой, я перекусила парой бананов. Наверное, стоило приготовить что-нибудь и для своего мужчины, но мне ничего не шло на ум. Решила спросить у Артема, чего бы ему хотелось. Из кабинета по-прежнему не доносилось ни звука. Набравшись наглости, я осторожно приотворила дверь и просунула в проем свой любопытный нос. Артем дрых на диване. Правда, в отглаженной давеча рубашке и с ворохом документов в объятьях. Мне с трудом удалось удержаться от смеха. Бедняжка! Надо же как заработался.

Я на скорую руку сварила овощной супчик, а потом попыталась немного порисовать. Вот только из-под моих рук выходили исключительно портреты Богдана. Не хватало, чтобы еще Артем увидел! Психанув, я порвала рисунки в клочья и выбросила в мусор. Потом натянула купальник и пляжное платье. Огромное беспокойство гнало меня на улицу.

Мне хотелось увидеть Богдана и одновременно было страшно с ним встречаться. Потому к бассейну я не пошла. Пошла к морю. И, наверное, часа полтора, плавала до изнеможения. У меня даже руки заболели. Но на душе стало заметно легче. Спокойней.

***

«Жду тебя сегодня в три», — в «Контакте» написал мне утром Богдан.

У меня даже пальцы побелели от злости. Да с какой стати он мною командует? Может, мне неудобно вообще в это время. Может, у меня что-то случилось. Как будто нельзя для начала поинтересоваться, как у меня дела, спросить, смогу ли я вообще с ним встретиться.

Я чертыхнулась и настрочила Богдану вот такой ответ: «Как ты себе это представляешь? Что я должна сказать Артему?»

«Мне все равно, что ты ему скажешь, — почти сразу отозвался мой собеседник. — Это твоя проблема, а не моя».

Впрочем, об Артеме можно было не беспокоиться. С утра он уехал к родителям под каким-то невнятным предлогом и попросил не ждать его до самого ужина. Если честно, в глубине души я надеялась, что он поехал выбирать мне кольцо. Он у меня такой: не сделает ни одной дорогой покупки, не проверив цены на нужную вещь во всех торговых центрах города.

В половине третьего меня буквально затрясло. Щеки сами собой запылали, а ноги стали уверенно заплетаться. Я быстро приняла душ и подкрасила глаза, а потом натянула под тонкий сарафан свое лучшее белье. Нет-нет, я не планировала раздеваться перед Богданом, просто мне хотелось чувствовать себя самим совершенством.

Я немного не рассчитала время на свои приготовления и явилась к дверям Богдана не в три, а в пятнадцать минут четвертого. Когда мужчина отпер мне дверь, лицо его было таким угрюмым, словно у него случилось что-то плохое.

— Привет! — я постаралась улыбнуться.

— Ты опоздала! — сказал он, и это прозвучало так, будто я только что предала родину или обокрала старушку.

— Всего на десять минут, — пробормотала я. — Это же почти не считается.

Он таки посторонился, давая мне пройти. Я застыла у стены, не решаясь расстегнуть босоножки:

— Где сегодня будем целоваться?



Елена Трифоненко

Отредактировано: 09.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться